Том 2. Время Наполеона. 1800-1815. Часть вторая

Период с 1800 по 1813 год является для Германии эпохой глубоких изменений. Старая империя рушится, обветшалые политические формы исчезают; народы объединяются в сравнительно небольшое в число королевств и герцогств; на земле, освобожденной от загромождавших ее обломков, веет новым духом, и великие порывы страстей и надежд овладевают людьми; горизонт расширяется, пробуждается мысль, и по пути шествия французских войск распространяются идеи свободы и равенства. Свершившиеся тогда перемены влекут за собой такие материальные и моральные улучшения, что как подданные, так и монархи на время забывают о чужеземном господстве. Однако мало-помалу крайности и насилия Наполеона лишают его общего расположения. Оппозиция, зародившаяся сначала в высших классах, быстро распространяется и усиливается, и в час величайших опасностей Наполеон встречает вокруг себя лишь ненависть или равнодушие. Но дело его переживает его господство: некоторые из созданных им государств продолжают существовать в том виде, какой он придал им, народы выходят из-под его власти с более ясным сознанием своих нужд и своих прав, и в новой Германии, создать которую помог Наполеон, Европа уже не находит былой «Священной Римской империи германской нации».

Рекомендуем почитать

Манифестация 22 февраля. Банкетная кампания в пользу избирательной реформы[1] вызвала во Франции, а в особенности в Париже, политическое возбуждение, которое неожиданно привело к революции. На все требования реформы король и министерство отвечали систематическим отказом; на банкетную кампанию они ответили фразой тронной речи, в которой король предостерегал страну от волнений, «разжигаемых враждебными и слепыми страстями» (28 декабря 1847 г.). Министерское большинство палаты высказалось против реформы в проекте ответного адреса на тронную речь, составленную в том же духе, что и адрес. Проект обсуждался долго и оживленно; оппозиция, состоявшая из левой и левого центров, предлагала поправку, но большинство отвергло ее и приняло адрес (12 февраля 1848 г.).

Первый Парижский мир и хлебные законы (1814). Когда парламент, собравшийся в ноябре 181§ года, разобрался в положении вещей на континенте, он признал бесполезным заседать в то время, как борьба разгорелась до крайних пределов, и по соглашению с министрами продолжил свои рождественские каникулы до марта месяца. Пресса заменила парламентскую трибуну, выступив с крайней страстностью на защиту реставрации Бурбонов. Однако лорд Кэстльри, олицетворявший собой волю Англии, обнаруживал некоторую осторожность в этом вопросе; и в то время как статьи английских газет начали возбуждать в Париже тревогу, он проявил в Шатильоне большую сговорчивость по отношению к врагу, чем Александр I, за которым в прошлом были Тильзит и Эрфурт. Известие об отречении Наполеона и посещение Лондона европейскими монархами явились триумфом для политики ториев и их вождей. Каннинг, опечаленный тем, что ему пришлось всю честь этих событий уступить своему сопернику Кэстльри, распрощался с депутатами своей партии и принял назначение посланником в Лиссабон.

Через всю историю Дании за время с 1848 по 1864 год красной нитью проходят осложнения, возникшие из-за эльбских герцогств Шлезвига и Голштинии. Внешние кризисы, дважды вызванные этими осложнениями, были так сильны, что почти совершенно приостанавливали внутреннюю политическую жизнь страны. К тому же, вопросы, стоящие в других странах исключительно в зависимости от внутренней политики, а именно конституционные реформы, здесь постоянно осложнялись особыми отношениями, существовавшими между собственно королевством и герцогствами. Таким образом, все сводится так или иначе к герцогствам, и всякому, кто, излагая вкратце историю Дании за этот период, желает выяснить ее основные черты, приходится постоянно выдвигать эти герцогства на первый план.

Из всех веков мировой истории, предшествовавших XX веку, XIX столетие занимает исключительное место. Именно в XIX веке развитие экономики и техники, точной науки и художественной литературы, музыкальных и изобразительных искусств пошло такими бурными, неслыханно быстрыми темпами, смена политических форм происходила так круто, революции и войны, изменившие облик всей государственной жизни и всех международных отношений на европейском континенте, а иногда и контуры границ, были так часты, как никогда до сих пор. Промышленная буржуазия в течение почти всего XIX столетия была преобладающей, ведущей частью буржуазного класса, и только в последней четверти столетия стал формироваться тот финансовый капитал, который окончательно сложился и укрепил свое господство в передовых капиталистических странах уже в XX столетии. XIX век подготовил все условия для перехода от старого капитализма к монополистическому капитализму, т. е. к высшей и последней стадии капитализма — к империализму.

Тайные статьи Парижского трактата. Навязав Франции 30 мая 1814 года мирный договор в Париже, союзные державы, входившие в состав коалиции 1813 года, достигли той цели, которую, начиная с 1792 года, преследовали все коалиции и которой Англия и Россия в 1804–1805 годах дали совершенно четкое определение: ввести Францию в ее старые границы, «сковать» ее в этих пределах, поставить ей преграды на тот случай, если она снова попытается ворваться в Бельгию или захватить левый берег Рейна, и, наконец, держать под своей опекой и изолировать монархию Бурбонов, ослабленную уже условиями, при которых она была восстановлена. Конституционная хартия, данная Людовиком XVIII, должна была ограничить власть французского короля в первую очередь в вопросах внешней политики. Восстановленная в интересах мира, монархия Бурбонов была непопулярна именно вследствие того, что ее восстановление было связано с этим миром. «Более чем столетний опыт, — писал Кауниц в 1791 году, — не раз дававший всей Европе почувствовать перевес, который в общей системе политического равновесия доставляли Франции, при господстве абсолютного монарха, географическое положение и неисчерпаемые ресурсы этого королевства, этот опыт убедил в особенности Австрию, что для полного и продолжительного спокойствия собственных владений последней наиболее благоприятными являются такое ослабление и усложнение внутренних пружин грозной французской монархии, которые были бы способны в будущем отвлечь ее силы от внешних авантюр». Так думала в 1791 году Австрия и так же смотрела на дело Англия: обе помнили об эпохе Людовика XIV. А в 1814 году, после Республики и Наполеона, это стало общим мнением Англии, Австрии, Пруссии и России. «Отныне, — сказал в 1815 году император Александр о конституционной монархии восстановленных Бурбонов, — эта нация, достигнув внутреннего мира, перестанет питать агрессивные замыслы против Европы».

Национальное собрание в Бордо. Заключая перемирие с немцами, правительство национальной обороны обязалось созвать в Бордо «свободно избранное» Национальное собрание для решения вопроса о войне и мире. Система выборов была принята та же, что в 1848 году: голосование в главном пункте кантона по департаментским спискам, избрание относительным большинством, предоставление избирательного права также и колониям, вознаграждение депутатам по 25 франков в день, число депутатов — 750.

Популярные книги в жанре История

Англичан иногда называют белыми евреями. Насколько это верно, можно судить по их роли во Второй Мировой войне. Думается, выработке объективного взгляда на этот вопрос может помочь нижеследующая работа, которая на русском языке публикуется впервые.

Поступив в Российский флот мичманом, он дослужился до полного адмирала. В его честь названа главная пристань Севастополя и центральная улица города Херцег-Нови (Черногория), где он родился. Марко Войнович был капитаном императорской яхты в Петербурге и возглавлял секретную миссию в Персию; имея всего 2 линейных корабля против 15 турецких, одержал славную победу у о-ва Фидониси и по праву считается одним из основателей Черноморского флота. В память фрегата «Слава», на котором он геройски воевал в Архипелаге, заслужив орден Св. Георгия, названы многие корабли отечественного флота, но сам адмирал Войнович был ославлен, оклеветан и оболган советской пропагандой – со времен «борьбы с космополитизмом» о нем принято отзываться крайне негативно, зачастую пренебрегая элементарными приличиями. Поводом к этому послужил конфликт между Войновичем и Федором Ушаковым – сначала они дружили, затем рассорились, но разве можно судить о флотоводце по жалобам и доносам его недоброжелателей?

Эта книга восстанавливает справедливость, впервые воздавая должное одному из легендарных «екатерининских орлов», воину под Андреевским флагом, прославившему и родную Черногорию, и Сербию, и Россию, которая стала для Марко Ивановича Войновича второй родиной и которой он с честью служил всю жизнь.

Аннотация издательства: Книга маршала инженерных войск В. К. Харченко правдиво и ярко рассказывает о воинах-минерах 1-й гвардейской инженерной бригады специального назначения, прошедших славный боевой путь от Сталинграда до Берлина. Они обезвреживали фашистские мины, коварные взрывные «ловушки», различные фугасы, минировали боевые маршруты вражеских танков, а когда требовала обстановка, брали в руки автоматы. Читатель узнает о напряженных поединках гвардейцев с фашистскими минерами из «зондеркоманд», познакомится с малоизвестными подробностями использовании нашими войсками электризуемых заграждений и мин, управляемых по радио.

 Царствование Петра Великого является одним из славных периодов в истории России, когда жизнь огромной страны пошла по новому руслу. Петр Великий ввёл Россию в семью европейских государств, от общения с которыми она была в значительной степени отторгнута монголо-татарским игом. Поэтому изучение петровского времени представляет огромный научный интерес на протяжении трех последних веков. Между существующими жизнеописаниями великого монарха видное место занимает исследование профессора истории Казанского и Юрьевского университетов Александра Г. Брикнера (1834–1880), которое отличается исключительной добросовестностью и беспристрастностью. Автор ярко представил "труд, добро, и славу" Петра, но наряду с этим не прошел молчанием его "грехи и темные дела". Написанный на немецком языке, труд Брикнера был впервые издан в 1882 году.

Предлагаемая читателю книга ярко, всесторонне характеризует личность Петра Великого, на высоком художественном уровне воссоздает колорит эпохи великих преобразований, в полной мере выявляет значение петровской реформы для развития российского государства и общества.

Дмитрий Григорьевич Павлов — одна из наиболее трагических фигур начала Великой Отечественной войны. Генерал армии, Герой Советского Союза, заслуженно снискавший боевую славу на полях сражений гражданской войны в Испании, Павлов, будучи начальником Особого Западного военного округа, принял наиболее страшный и жестокий удар немецко-фашистских войск — на направлении их главного удара. Да, его войска потерпели поражение, но сделали все от них зависящее и задержали продвижение врага на несколько недель, дав возможность Генеральному штабу перегруппировать силы и подготовиться к обороне.

Генерал Павлов был расстрелян 22 июля 1941 года по приговору Военного трибунала, но истинные причины суровой расправы над талантливым полководцем были похоронены в недрах архивов НКВД — ГПУ…

Вечером 15 марта 1921 года на заседании X съезда РКП(б) при обсуждении вопроса об установлении нормальных экономических отношений Советской республики с. капиталистическими странами известным партийным острословом Д. Б. Рязановым была брошена фраза, ставшая крылатой:

«Товарищи, мы сегодня уже заключили „крестьянский Брест“. Нам теперь предстоит под гнетом той же необходимости освятить и „капиталистический Брест“».

Перед вами — одна из лучших книг о Первой мировой войне, переведенная на многие языки мира. Ее автор, известный английский военный историк Джон Киган, в своем фундаментальном исследовании дает исчерпывающую картину первого глобального конфликта XX века, трактуя ход войны, ее причины и последствия с точки зрения западной историографии. Д.Киган рассматривает Первую мировую войну как трагическую случайность, вызванную цепью политических ошибок и нарушившую естественное течение мировой истории. Книга снабжена картами и будет интересна как специалистам, так и любителям истории.

Перевел с французского языка Хамит Хамраев Алматы, 2006. 592 с. ISBN 9965-432-41-2 Автор книги – выдающийся французский историк и востоковед. Его перу принадлежат многочисленные труды по истории Азии. В книге на основе объемного материала дается подробнейшее описание жизни Великой Степи с периода античных времен по XVIII век. Повествование основано на исторических исследованиях автора с привлечением большого количества источников европейской, китайской, персидской и др. культур. Новизна издания – в отображении точки зрения на известные события истории крупного западноевропейского исследователя, мнение которого лишено предвзятости и конъюктурности. Книга адресована широкому кругу читателей. Данное издание публикуется на русском языке впервые.

Оставить отзыв