Том 11. Из Багдада в Стамбул. На Тихом океане: рассказы

В одиннадцатом томе помещен роман «Из Багдада в Стамбул» и несколько рассказов под общим заголовком «На Тихом океане».

Рекомендуем почитать

В четырнадцатом томе помещены два романа: «Полукровка» и «Наследники Виннету».

Том 2.

Во второй том вошли первая и три главы второй части знаменитой трилогии о вожде апачей Виннету и его белом друге Разящей Руке. Удивительные приключения, описываемые Карлом Маем, происходят на американском Западе после Гражданской войны, когда десятки тысяч предпринимателей, авантюристов, искателей легкой наживы устремились на «свободные» в их понимании, то есть промышленно не освоенные земли. Столкновение двух цивилизаций — а писатель справедливо считал культуру индейцев самобытной и заслуживающей не меньшего уважения, чем культура европейцев, — порождает необычные ситуации, в которых как нигде более полно раскрывается человеческая сущность героев романа.

Том 3.

В третий том вошли четыре главы второй части и заключительная часть трилогии о вожде апачей Виннету.

Сюжетные линии, начатые писателем в первой части, следуя за прихотливой игрой его богатого воображения, получают логическое завершение. Зло наказано, но к торжеству добра примешивается печаль. Главный герой трагически гибнет, его род прерывается, что является символом заката индейской цивилизации.

Том 4.

В четвертый том вошли первая часть трилогии «Верная рука» и две первые главы второй части.

Повествование ведется от имени сквозного героя многих произведений Карла Мая о Северной Америке — Олд Шеттерхэнда — знаменитого охотника и следопыта, немца по происхождению, в большой степени олицетворяющего alter ego самого писателя. Роман населен множеством колоритных персонажей индейцев и белых, и у каждого имеется своя история, но контрапункт всего повествования — жизнь и судьба Олд Шурхэнда — Верной Руки, личности не менее легендарной на Диком Западе, чем Олд Шеттерхэнд.

Том 5.

В пятый том вошли вторая половина второй части и третья часть романа «Верная рука». Герои романа, вестмены и индейцы, продолжают свое путешествие по Дикому Западу, переживая множество приключений, преодолевая опасности и утверждая повсюду добро и человечность.

В первом томе представлены два направления творчества популярного немецкого писателя К.Мая. Роман «Через пустыню, через гарем» принадлежит к так называемым «путевым новеллам». В нем описаны приключения немецкого путешественника, выступающего под арабским именем Кара Бен Немси, и его арабского слуги Халефа в пустыне Сахара и на Красном море, в долинах Нила и Тигра, в Мекке и горах Курдистана. Преодолевая невероятные трудности и препятствия, герой романа стремится восстановить справедливость, помочь обиженным, спасти людей от смертельной опасности.

В повести «Робер Сюркуф» рассказывается о приключениях знаменитого французского корсара конца XVIII — начала XIX века.

В десятый том собрания вошел роман «Завещание Инки», действие которого разворачивается в Аргентине. Герои ищут сокровища, кости доисторических животных, да и просто — приключения, а уж этого в романах Майа хоть отбавляй. Роман принадлежит к числу наиболее удачных произведений автора.

В шестой том вошел роман «Сокровище Серебряного озера».

Здесь читатель вновь встречается с Виннету, Олд Шеттерхэндом, которым в 70-е годы приходиться вступать в неравный бой с отребьем Среднего Запада — так называемыми трампами.

В восьмой том вошли две повести, действие которых происходит в Северной Америке, а сюжетные линии перекликаются. В них читатель встретится, кроме новых персонажей, с давно знакомыми вождем апачей Виннету, Олд Шеттерхэндом и чудаковатым Хромым Фрэнком, переживающими новые приключения.

Том 12.

В двенадцатый том вошли две (часть 1 и 2) романа «Сатана и Искариот».

Знаменитый охотник Олд Шеттерхэнд, с которым автор отождествляет самого себя, путешествуя по северо-западу Мексики, сталкивается с бандой ловких мошенников. Вместе со своим другом вождем апачей Виннету он пытается разрушить замысел бандитов и передать главарей шайки властям. Друзьям удается спасти от гибели партию немецких переселенцев. Как обычно у Мая, напряженное действие (выслеживание врага, погони, сражения) прерывается остроумными диалогами и философскими рассуждениями, а также описаниями нравов и обычаев северомексиканских индейцев. Главарям бандитов все же удается уйти; Олд Шеттерхэнд и Виннету отправляются в погоню за ними, на этот раз — на север Африки.

Том 13.

В тринадцатый том вошли две части (часть 2-окончание и 3) романа «Сатана и Искариот».

В этом томе завершается история восстановления справедливости, в которой силы добра олицетворяют Виннету и Олд Шеттерхэнд, а силы зла — мошенники и стяжатели. Действие происходит в Африке и Северной Америке.

Другие книги автора Карл Май

После долгой, изнурительной скачки мы добрались наконец до устья Рио-Боске-де-Начиточес, где, как надеялись, должен был ожидать нас Виннету. Увы, наши надежды на встречу не сбылись и на этот раз. Мы, правда, обнаружили следы недавно побывавших здесь людей, но какие следы! То были бездыханные тела тех самых торговцев, от которых мы несколькими днями раньше получили важные сведения о селении вождя кайова Тангуа.

Как я потом узнал от Виннету, убил торговцев все тот же Сантэр.

К работе над продолжением трехтомной эпопеи «Виннету» Карл Май приступил летом 1894 г., но одновременно вел и подготовительную работу к роману об Олд Шурхэнде, начатую гораздо раньше. Первые тексты на эту тему, следы которых можно отыскать в книге, восходят к 1877г. «Верная Рука» включила в себя несколько ранних повестей и рассказов писателя, подвергшихся в той или иной степени переработке. Здесь можно вспомнить повести «В каньоне Мистэйк» («Im Mistake Cannon», опубликована в 1889-1890гг.) и «Первый лось» («Der erste Elk», 1890). Кроме того, в тексте романа встречается довольно подробное изложение целых кусков из таких книг, как «Виннету» и «Дух Льяно-Эстакадо».

Карл Фридрих Май (нем. Karl May; 25 февраля 1842, Эрнстталь, Саксония — 30 марта 1912, Радебойль) — немецкий писатель, автор знаменитых приключенческих романов для юношества (в основном вестернов), многие из которых экранизированы.

Роман Виннету - это первый роман трилогии:

* Виннету

* Белый брат Виннету

* Золото Виннету

Прошло уже немало времени с рассвета, и я успел проехать не одну милю. Солнечные лучи безжалостно жгли меня и моего гнедого мустанга, удваивая усталость. Пора было подумать об отдыхе. Передо мной тянулась волнистая бескрайняя прерия. Я не видел человеческого лица с тех пор, как пять дней тому назад сиу-оглала рассеяли наш небольшой отряд, и уже начинал тосковать по разумным существам: мне хотелось убедиться, что при столь долгом вынужденном молчании я не разучился говорить.

Первая книга тетралогии о Виннету — «краснокожем джентльмене», благородном вожде племени апачей.

Перевод А. Безыменского. Впервые издан в Тарту, в 1934 г.

«Наследники Виннету» — заключительный роман об отважном вестмене Олд Шеттерхэнде и его индейском брате Виннету. Через много лет после событий, описанных в первых романах, Олд Шеттерхэнд вновь посещает места, где он пережил удивительные приключения, встречается со старыми друзьями и их детьми, отыскивает и предает гласности прощальное послание Виннету, исполненное веры в славное будущее североамериканских индейцев.

Первое произведение Карла Мая из цикла повестей для юношества, написанное в январе — сентябре 1887 года для журнала «Хороший друг» («Der Gute Kamerad»). В виде отдельной книги и в несколько сокращенном варианте «Сын Охотника на медведей» первый раз был напечатан в 1890 году издательством Вильгельма Шпемана в Штутгарте вместе с другой повестью «Дух Льяно-Эстакадо» (1888) под общим заглавием «Герои Дикого Запада» (Die Helden des Westens). Шпеман предложил Маю объединить обе повести, имевшие общую сюжетную канву, в один роман, но писатель отклонил предложение, оставив два произведения самостоятельными. В 1914 году, уже после смерти писателя, издательство Карла Мая в Радебойле под Дрезденом объединило обе новеллы под заголовком «Среди Коршунов» (Unter Geiern), несколько изменило их и даже ввело новых персонажей (из «Сына Охотника на медведей», в частности, были убраны два рассказа о медведях, сильно сокращены диалоги, исключена сага о вожде Огненная Вода и т. п.).

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Летающая тарелка с конусообразным дном вращалась медленно над лесом. Интересно, что высматривали из иллюминаторов на конусе в лесу, в позднюю осень? Листва черным ажуром лежала вдоль асфальтированных дорожек, сами дороги были чисты, листва на них уже практически не падала. Маленькие голубые белки, полные и сытые иногда перебегали дорожки.

Наблюдатели с летающей тарелки просматривали сквозь темную призму времени, жизнь Маргариты. Для простоты эксперимента была выбрана дорога в лесу, по которой периодически в течение 30 лет она проходила. Дорога шла от космического института, до жилого комплекса, где она жила. На летающей тарелке ее знали, знали всю ее жизнь, и поэтому именно с нее решили провести опыт времени.

Летающие, блестящие снежинки – бальзам на мою душу и настроение. По краю асфальта, под легким снегопадом я могу идти и идти, без всякой конкуренции: люди предпочитают ехать в машинах и в автобусах. Пусть едут. А я пройду по краю снегопада, пока я иду, аура – очищается, я возрождаюсь, набираюсь астральных сил без всякого человеческого обмена энергиями. Сейчас модно искать крайнего в изъятии внутренний энергия, так вот, я энергию беру из космоса летающих снежинок.

Артем сидел на компьютерном столе и бредил странной идеей, стать Фиолетовым Богом. Зачем это ему нужно он не знал, но очень хотелось стать единственным и всесильным. Власти над людьми у него не было, но у него была визитка фиолетового цвета с белыми буквами, на ней стояло его имя и телефон с факсом. Факс был на фирме. По факсу посылают видимые на бумаге тексты и картинки.

Он задумался, значит, его родители дали ему имя в честь Артемки Паровоза?

События происходят последовательно в параллельном времени на берегу моря. Повествование идет от лица Лианы. Во дворце Павлина Мюрлий Ич протягивает провода через перо павлина. Ликтория, видевшая его отрешенным, обижается на него и уезжает. На ее место приезжают Лиана и ее подруга Арлила, с ними начинают происходить странные любовные истории, которыми незаметно руководит Мюрлий Ич с использованием белого порошка сна, от которого он сам, не без помощи других и умирает. Ликтория возвращается, становится его наследницей. Происходит слет наследников, на котором взрываются яхты и ангары. Ликтория выгоняет всех, случайно задевает антенну из пера павлина и дворец Павлина взрывается вместе с ней, но она остается живая и история продолжается на Нетронутом острове…

На Северной Двине разноголосыми гудками пере­кликались встречные пароходы. Был вечер, спокойный и светлый. Слоистые бледно-розовые облака на северо-западе прикрывали солнце. Облака были близко, и лу­чи солнца, падая из-за них, причудливыми полосами ос­вещали дальние песчаные острова. От этого необычай­ного освещения и острова, густо поросшие ивняком, то­же казались близкими.

Странно. Сотни раз бывал я раньше на берегу Се­верной Двины, но почему-то никогда не обращал вни­мания на красоту величественной реки, на краски неба необыкновенной чистоты и свежести, на оранжевые за­каты и легкие лебединые облака. Другое дело – боль­шие морские пароходы, опутанные оснасткой поморские парусники – шхуны и боты, что стояли на рейде и у причалов. Другое дело – переливчатый трепет много­цветных флагов и вымпелов, горький запах пароходного дыма, грубоватые шутки, перебранки и песни моряков. Все это волновало, притягивало и звало в далекие мор­ские странствования.

Когда я вышел на ринг боксерского клуба "Дворец удовольствий", настроение у меня было неважное. Пришлось срочно приехать в Гонконг из Тайнаня, даже Майка я оставил на "Морячке", которая должна была прийти в порт не раньше чем через две недели.

Но Сопи Джексон – тот парень, которого я разыскивал, – исчез бесследно. Его не видели уже несколько недель, и никто не знал, что с ним стряслось. Тем временем деньги у меня закончились, и я согласился на поединок со здоровенным боксером-китайцем по прозвищу Желтый Тайфун.

Самая серьезная стычка произошла между мной и Стариком, когда "Морячка" стояла в доке маленького портового городка на Западном побережье. Кто-то подложил Старику в койку хорька, а он обвинил в этом меня. Я с возмущением отверг такое обвинение и поинтересовался, где бы я мог взять этого хорька. А он ответил, что откуда-то он взялся, потому что вот он, этот хорек. Вдобавок он считал, что из всей команды только у меня хватило бы совести выкинуть такую шутку.

Не-ет, все-таки надо принять специальный закон, чтобы держать в узде проклятых газетчиков. Вечно они все перевирают. Взять, к примеру, случай, который репортеришка назвал “Возмутительным происшествием в Батавии[1]”. Уму непостижимо, откуда такая предвзятость у голландской газетенки, заметку из которой прочел мне один “тупоголовый”[2]с нашей шхуны. Вот она, слово в слово:

“Вчера свами[3]Дитта Бакш пал жертвой беспричинного свирепого нападения. На него поднял руку некий Стивен Костиган, американский матрос со шхуны “Морячка” – той самой, что ухитрилась, к несчастью для законопослушных граждан, пережить тайфун, недавно опустошивший Сингапур. Сей матрос, известный многим как отчаянный задира, очевидно, за что-то невзлюбил свами. Вломившись в “Замок Снов”, он разбил о голову почтенного брамина магический хрустальный шар, нанес ему сокрушительный удар в нос, пнул пониже спины и перекинул его через высокую лакированную ширму.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В пятнадцатый том вошел роман «На Рио-де-Ла-Плате», в котором действие происходит в Южной Америке, где главный герой попадает в сложные перипетии политической борьбы. Однако писателя занимает не политика как таковая, а характеры людей, ее осуществляющих. И все это накладывается на занимательный, динамичный сюжет.

«Юноша и девушка, едва перешагнув пубертатный возраст, полюбили друг друга. На девушке это соответствующим образом сказалось – она понесла и родила ребенка-дауна. Влюбленные в ужасе – психическая травма, истерика, раздор. От ребенка они отказываются – никто не согласен жертвовать своей молодой, ничем не примечательной, но все-таки единственной жизнью ради безнадежно больного отпрыска. В результате родители юноши берут внука-дауна на воспитание. …Главное же, что происходит и захватывает читателя в книге, – процесс очеловечивания главного героя через общение с капризным, обидчивым, неполноценным и, в общем-то, нечеловеческим (но при этом все-таки родным) существом Ваней. И Ваня при этом тоже очеловечивается. Очеловечивается, не меняясь, – метаморфозу претерпевает не персонаж, а отношение к нему читателя, в чьем сознании автор производит явственный сдвиг. …Роман сильный. Очень сильный».

П. Крусанов

Что за штука жизнь? В какие игры играет она с людьми?

Муж и жена — счастливая семья. Но его полюбила другая, а ее — другой. Он ушел из дома, она пытается все начать сначала.

Какой всемогущий фокусник все так перепутал и перемешал в судьбах этих людей? Ведь любовь друг к другу не исчезла, остались дети, воспоминания, чувства… Может, стоит остановиться и подумать? А вдруг автобус под названием «жизнь» изменил маршрут и везет не в том направлении?

«В субботу, за завтраком, мама вдруг объявила:

– Сегодня мы идем в гости!

У Татьяны на день были свои планы, у Мишки – свои. Услышав об этом, мама расстроилась, даже возмутилась…»