Тьма… и ее объятья

Не-готичный роман о вампирах. В сущности, это своеобразный "трибьют", поскольку вдохновлен роман в большой степени музыкой британской группы "Cradle Of Filth".

Каюсь: весь текст, в сущности, состоит из более или менее мутных и более или менее осознанных ассоциаций автора, то бишь меня. Ассоциаций на что? А на все. В большей степени, как можно понять по названию (которое является ни чем иным, как почти «калькой» с "Dusk… And Her Embrace" группы "Cradle Of Filth"), и по эпиграфам к главам, это ассоциативные «стрелочки» на лирику упомянутых уже Крэдлов. Объяснять их нет никакого смысла, тем более что привязка идет скорее эмоциональная, чем содержательная. Дани! Если ты когда-нибудь (вот бред какой) прочтешь это, прости за такое наглое использование твоих текстов.

Объяснять остальное и вовсе бессмысленно, поэтому просто выражаю респект:

Диане Самариной (которая меня не знает) за ее Караэля,

Татьяне Чабан за ее очаровательных братцев-вампиров и за эпиграф,

Оливеру Лантеру за его вампирологию, а так же благодарность Светлане Капинос за моральную поддержку.

Отрывок из произведения:

На кладбище было очень холодно и ветрено. Надвигалась метель. Снежные хлопья метались в воздухе, гонимые жестокими порывами ветра, запутывались в непокрытых волосах, кололи лицо. Заледеневшая земля быстро покрывалась белым покрывалом, пока еще тонким, но я знал, что через несколько часов оно превратится в ватное одеяло сугробов.

Я стоял у кладбищенской ограды, ссутулившись и сунув руки в карманы. Покидая вчера утром дом, я меньше всего думал о соответствии одежды погоде. Перчаток у меня не было, и пальцы окоченели так, что я их уже почти не чувствовал. Ледяной ветер пробирал до костей, а тонкая куртка нисколько не защищала от холода. Я совершенно оцепенел, но едва сознавал это. В голове мутилось, перед глазами стояла пелена, я чувствовал себя совсем больным, и жгучий холод еще усиливал это чувство. Привалившись боком к чугунной ограде, — ноги едва держали меня, — я смотрел вниз, в землю, и ни о чем не думал. Просто не мог.

Рекомендуем почитать

Название "Пока смерть не заберет меня" может показаться странным, поэтому хочу объясниться. Дело тут в ассоциативных заморочках автора. Как и название первого из «вампирских» романов ("Тьма… и ее объятья"), название второго является заимствованием. Причем — двойным. "Until Death Overtakes Me" — так называется музыкальный коллектив, работающий в смешанном жанре funeral doom / ambient. (Для тех, кто далек от данного музыкального направления: это очень медленная, очень унылая музыка, вроде траурного марша, только "потяжелее"). В свою очередь, ребята взяли в качестве названия строчку из песни британской группы "My Dying Bride", играющей в стиле death doom. Так что в данном случае название романа исполняет ту же роль, что и эпиграфы к главам: дает ассоциативную привязку.

Другие книги автора Светлана Викторовна Крушина

Трудно ли быть младшим ненаследным принцем? А если ты еще к тому же являешься носителем «дара Гесинды», или, попросту говоря, магиком; а твой старший брат спит и во сне видит, как бы замуровать тебя в башне? Что делать, если ты влюбляешься в прекраснейшую девушку Севера и не можешь на ней жениться?.. Остается только поработать головой и придумать, как обезопасить себя и обеспечить себе будущее…

Долго думала, и все-таки решила объединить два романа: «Королевская прогулка» и вторую часть «Все могут короли». Имхо, это напрашивалось, поскольку много событий в романах пересекающихся.

Трудно ли быть младшим ненаследным принцем? А если ты еще к тому же являешься носителем "дара Гесинды", или, попросту говоря, магиком; а твой старший брат спит и во сне видит, как бы замуровать тебя в башне? Что делать, если ты влюбляешься в прекраснейшую девушку Севера и не можешь на ней жениться?.. Остается только поработать головой и придумать, как обезопасить себя и обеспечить себе будущее…

Хроники Империи. Год 1262-й

* * *

Настроение императора было подстать утреннему заоконному пейзажу. Небо было как серое сукно; дождь, начавшийся еще ночью, не затихал ни на минуту. Занавесы в личном кабинете императора были раздвинуты, окна — распахнуты, и дождь заливал пол из дорогого заморского дерева и край старинного медейского ковра. Император сидел в своем кресле, положив локти на стол и наклонив голову так низко, что почти касался лбом разбросанных по столу бумаг. Пальцы его были сцеплены в замок на затылке.

Глава 1

Величественный белокаменный храм пропал за стеной снегопада. Его стены из шершавого камня растворились в снежной круговерти, и только присмотревшись, можно было смутно различить их строгие очертания. Но снег залеплял глаза, и Лионетта не сразу поняла, что стоит перед храмом. Сначала она попросту растерялась: как же так, еще вчера на этом самом месте к небу вздымались сферические купола, а теперь осталось только клубящееся белое и холодное ничто? Колючей намокшей варежкой она стряхивала с ресниц снег, но тут же налипал еще и еще. Наконец, она догадалась подойти поближе, и из снежной каши проступили шершавые каменные стены, устремленные ввысь. Лионетта поднялась по старым истертым ступеням и вошла в галерею.

Есть люди, которые ради нового знания готовы пожертвовать всем: привязанностями, комфортом, спокойствием, безопасностью — своей и ближних… Нэль — из их числа. Даже проклятие, наложенное на него женщиной, дочь которой он погубил, не может его остановить.

Длинный и подробный роман в четырех частях написан несколько лет назад, и хотя после несколько раз правился, и сильно, все же он может показаться слишком длинным и затянутым. Герои, в лучших традициях фентези, все время куда-то идут и, совсем не в традициях, выясняют между собой отношения. Действие происходит за два года до встречи Илис с Барденом ("Все могут короли").

Часть 1

* * *

Каменистая долина, тянувшаяся вдоль северо-восточной границы Медеи, полностью оправдывала свое название: Долина Северных Ветров. Даже в разгар лета здесь не было тепла, с близкого северного моря дул устойчивый пронизывающий ветер, и не было никакой для него преграды. На плоской, словно доска, долине лишь кое-где среди огромных черных валунов торчали искривленные, угрюмые деревья. Над безжизненным пейзажем простиралось низкое, серое небо, такое тяжелое, словно с минуты на минуту оно собиралось исторгнуть из себя дождевые потоки.

Часть 1. Наемники

Глава 1

Шарить по крепостным подвалам — не слишком веселое занятие, хотя и, безусловно, нужное. Джулия сто раз уже повторяла это своим ребятам, но они продолжали ворчать. Не дело, мол, ползать по мокрым коридорам, как крысы, и пересчитывать бочки с вином и мешки с крупой, когда есть занятия гораздо увлекательнее. Джулия в конце концов устала их уговаривать, заявила, что возражения не принимаются, и стала пропускать ворчание мимо ушей.

Популярные книги в жанре Ужасы

ПРОЛОГ

Компания «EURISKO»

Кристал-Сити, Вирджиния

23октября 1993

19:00

ВИЛЧЕК:

Брэд Вилчек был до крайности раздражен. Именно так он и заявил этому негодяю, своему компаньону, мистеру Дрейку, черт бы его побрал!

— Послушай, Бен, меня это бесит! Ты, наверное, не понимаешь, что происходит…

А может быть, он и в самом деле не понимает? Развалился в этом своем кресле, эдакое воплощение преуспевающего директора крупной Компании — моей Компании! — и полагает, что ситуация у него под контролем. Главное — меньше тратить и больше получать. Что еще может родиться в этих убогих прикладных мозгах?

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Если вы хотите узнать подробности головоломных дел, раскрытых и нераскрытых неугомонной парочкой спецагентов ФБР, если вы хотите заглянуть за кулисы преступления, если вы хотите взглянуть на случившееся глазами не только людей, но и существ паранормальных, читайте книжную версию «Секретных материалов» — культового сериала 90-х годов.

Откровенно говоря, я предпочел бы умолчать о событиях, произошедших восемнадцатого и девятнадцатого октября 1894 года на Северном руднике. Но в последние годы долг ученого понуждает меня мысленно проделать путь к арене событий, внушающих мне ужас тем более нестерпимый, что я не в силах подвергнуть его анализу. Полагаю, прежде чем покинуть этот мир, мне следует рассказать все, что мне известно о, если так можно выразиться, перевоплощении Хуана Ромеро.

Одни полагают, что предметы, среди которых мы живем, и те места, где мы бываем, наделены душой; другие не разделяют этого мнения, считая его пустым домыслом. Я не берусь быть судьей в этом споре, я просто расскажу об одной Улице.

Эта Улица рождалась под шагами сильных и благородных мужчин: наших братьев по крови, славных героев, пустившихся в плавание, оставив за спиной Блаженные острова. Сначала Улица была всего лишь тропинкой, проложенной водоносами, которые сновали между родником, пробившимся в глубине леса, и домами, фоздью легшими неподалеку от берега моря. Поселок разрастался, новые поселенцы осваивали северную сторону Улицы; их дома, выложенные из крепких дубовых бревен, смотрели на лес каменной кладкой, поскольку где-то в чаще прятались индейцы, выжидая удобный момент, чтобы выпустить горящую стрелу. Время шло, и дом за домом стала отстраиваться южная сторона Улицы. По Улице прогуливались суровые мужи в шляпах-конусах, вооруженные мушкетами и охотничьими ружьями. Их сопровождали жены в чепцах и послушные дети. Вечера мужчины проводили у семейных очагов за чтением и беседами с домочадцами. Их речи и книги были бесхитростными, однако они были мужественны и великодушны и помогали изо дня в день покорять лес и возделывать поля. Прислушиваясь к старшим, дети постигали законы и обычаи предков, дорогой доброй Англии, если и брезжившей в памяти некоторых из них, то весьма смутно.

Немало уже написано разными авторами о наслаждениях и муках, что таит в себе опиум. Экстатические и ужасные откровения Де Куинси, Искусственный рай Бодлера трудами их почитателей и искусством переводчиков стали драгоценным достоянием всего человечества; миру прекрасно известны и колдовское очарование, и скрытые угрозы и непередаваемая таинственность тех туманных областей, куда переносится человек под воздействием наркотика. Но сколь бы обширны ни были подобные свидетельства, никто еще не осмелился раскрыть людям природу тех фантастических видений, что открываются внутреннему взору употребляющего опиум, или хотя бы обозначить направление того необъяснимого движения по неведомым, необычайным и прекрасным путям, что непреодолимо увлекают всякого, кто принимает те или иные наркотические вещества. Де Куинси переносился в Азию, сказочно изобильную землю смутных теней, чья отталкивающая древность настолько впечатляет, что невообразимый возраст народов и их имен подавляет всякое ощущения своего собственного возраста у отдельных их представителей ; но и этот писатель не осмелился пойти дальше. Те же, кто осмеливался на такое, редко возвращались назад, а если и возвращались, то либо хранили полное молчание, либо сходили с ума. Я пробовал опиум лишь однажды во времена Великой эпидемии; тогда врачи очень часто прибегали к этому средству, желая облегчить своим пациентам мучения, избавить от которых обычные лекарства уже не могли. В моем случае произошла, очевидно, сильная передозировка врач был совсем измотан постоянным страхом за жизнь своих больных и напряженной работой, и мои видения завели меня очень далеко. В конце концов я все же пришел в себя... Я выжил, но с тех пор по ночам ко мне приходят очень странные образы, и я больше не позволяю вводить мне опиум.

В комнате тепло и чисто, задернуты занавески, горят две настольные лампы — одна рядом с ней, на столике, вторая напротив, около пустого стула. На буфете, за ее спиной — два высоких стакана, содовая, виски, кубики льда в термосе. Все готово.

Мэри Мэлони ждет с работы мужа.

Время от времени она посматривает на часы, не от волнения, нет, просто, чтобы порадоваться тому, что с каждой минутой тает время томительного ожидания. Сама поза, когда она склоняется над рукоделием, говорит о царящем в ее душе спокойствии. Ее кожа — Мэри сейчас на шестом месяце беременности — приобрела удивительную прозрачность, рот стал мягче, и глаза кажутся больше и темнее, чем прежде.

Авторская аннотация: Это довольно старая вещь, лет шесть назад написанная, лично мне симпатичная. Что характерно, про оборотней. И ИМЕЙТЕ В ВИДУ, В НЕЙ НИ КАПЛИ ЮМОРА!

Местные власти одной отдаленной провинции, обеспокоенные появлением в горах странного и очень опасного хищника, вызывают для консультации специалиста по диким животным. Довольно прозрачный с виду фантастический сюжет, постепенно обрастает деталями, на первый взгляд, несущественными, но, при должном с ними обращении, раскрывающими истинную природу надвигающейся беды.

Повесть задумана как независимая часть дилогии в жанре научной и боевой фантастики.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бизнес-леди Лана Красич – молода, состоятельна и безумно красива. Чего не скажешь о ее подруге Ирине Иванцовой: не вышла бедняжка ни лицом, ни фигурой. С помощью дорогой косметики Ирина решила было проблемы с внешним видом. Муж, любивший ее и гадким утенком, стал сдувать с нее пылинки. Полный восторг! И вдруг… Верная жена пропала, бросив детей, а супругу сообщила в письме, что полюбила другого. Деловая хватка не подвела Лану и здесь. Она провела экспресс-расследование и выяснила: причина исчезновения Иришки – опасные осложнения с кожей. А причастен к производству таинственной косметики давний враг семьи Красичей – беспринципный мерзавец Скипин, имеющий самые серьезные виды на красотку Лану…

Ритка и думать не думала, что однажды ее непутевого мужа Никиту, с которым постоянно случаются всякие дурацкие истории, арестуют по подозрению в убийстве его собственного дяди Бори и это дело придется расследовать ей самой. Выяснилась и невероятная подробность: убитый дядя Боря оказался не родственником Никитки, а совсем другим человеком. Очень богатым и щедро снабжающим «племянничка» крупными купюрами непонятно за какие заслуги. А молодой повеса, между прочим, никогда не доносил денежки до дома. Хотя Ритка всегда с трудом сводила концы с концами. Каково, а?! Детектив-любитель Мариша берется помочь одураченной подруге. Правда, не понимая до конца, зачем Ритке такой муж…

Прирожденная сыщица Катарина Копейкина, обретя тихое женское счастье под крылышком мужа, бизнесмена Андрея Копейкина, жила и не тужила… когда бы не свекровь Розалия Станиславовна. Она груба как извозчик, нахальна как базарная торговка, а ко всему прочему жаждет вселенской славы. На сей раз Розалия придумала снять реалити-шоу на тему «Cчастливая семейка» в загородном доме Катарины. Та уже смирилась с участием в навязанном мероприятии, но случайная знакомая обронила у нее в машине… пуговицу от пальто. Кто мог подумать, что благодаря крошечной вещице Ката раскроет серию чудовищных преступлений?!

Гламурная Розалия Станиславовна – дамочка далеко за тридцать – по-прежнему зажигает… Вырядилась в вечернее платье и, бодро шагая на шпильках, повела подруг праздновать Ночь Ивана Купалы к местному пруду. Ну и конечно, дело дошло до венков, брошенных в воду: мол, чей дальше уплывет, та быстрее замуж выскочит. Розалия и тут отличилась – закидала венки соперниц камнями. А что? Она же вне конкуренции! Ей вообще все нипочем. Сына Александры Купатовой, чьим гостеприимством Рози с удовольствием злоупотребляла уже неделю, зверски убили. Родственники Купатовой льют слезы, невестка Розалии Катарина опять окунулась в расследование убийства. А Рози знай мешается под ногами, затевая свои непревзойденные шалости, одна хлеще другой…