Тим и Дан, или Тайна «Разбитой коленки»

— Злодейки и злоденцы! — крикнул Тим. — Следуйте нашему заразительному примеру! Смело становитесь с ног на голову. Это очень весело и полезно! Здесь и сейчас открыт пункт обмена слез ужаса на слезы смеха! Бесплатная раздача радости жизни.

Тим шел, касаясь стволов и листочков рукой, и слышал, как они называли ему свои имена и шелестели: «Дальше, мальчик, иди дальше!» По его зову прилетели и вились над ним ветры: Восточный, Западный и самый холодный Полуночный. Взъерошив его светлые вихры, Полуночный ветер сообщил, что прилетел из будущего, и впереди нет печали для Тима, но предупредил: «Только продолжай свой путь. Твое счастье в пути. Не останавливайся, иди!»

Отрывок из произведения:

Если бы вы посмотрели на Лиходеича через правое ухо лошади, то сразу поняли бы, что к чему. И тогда не надо было объяснять, почему именно он хранитель елового бора по названию Разбитая коленка, и почему именно его слушается здесь вся живность, видимая и невидимая для человеческого глаза.

Кто взглянет на Лиходеича через правое ухо лошади — хоть серой в яблоках, хоть гнедой, хоть даже и пони, — то сразу увидит: Лиходеич наш отливает синеватым цветом, даже как бы сияет им. Кровь-то у леших — синяя.

Другие книги автора Ирина Краева

Ирина Краева – детский писатель, лауреат Международной премии имени Владислава Крапивина (2008) и премии «Новая детская книга» (2013).

«Баба Яга пишет» – не столько книга для детей, сколько книга о детстве. Автор правдиво и глубоко рассказывает о том, с чем каждому из нас приходилось сталкиваться в эту, казалось бы, райскую пору: первые радости и первое горе, первая жестокость и первая любовь, первое знакомство с далекими краями и первая встреча со смертью. Осознание того, что есть беда и что есть счастье, – не это ли главное испытание нашей жизни?

Иллюстрации Александра Веселова.

Популярные книги в жанре Сказка

Эта книга – прекрасный подарок для всей семьи к Новому году и Рождеству.

Ведь это не просто сборник, в который вошли лучшие произведения русской и зарубежной классики в жанре святочного рассказа, – это еще и открытка, в которой вы сможете оставить свои самые добрые пожелания.

Социальная сказка. В Лилипутии, куда попадает Муц-Великан, т. е. мальчик 14 лет, лилипуты стонут под игом толстосумов. В соседней «Стране чудес», с которой воюют толстосумы, живет тоже крошечный счастливый свободный народ. Муц участвует в освобождении лилипутов от гнета капитализма и знакомится с благами социализма. Книга написана живо. Доступна детям старшего возраста.

«Не знаю в каком месте и в какое время, – да кажись и знать не для чего, – жил-был человек, человек Русский и с Русским именем – Пахом, да дело не в том… грамоту знал он себе сколько нужно, а кто больше его смыслил, тому не перечил – да не всему же и верил, что иной, хоть и грамотный, про заморское станет рассказывать. Если же навернется такой, что Французскую пыль глотал, да аглицкую ветчину немецким калачом закусывал, да своими ногами гранил булыжник в иностранных землях, и станет разные тамошние диковинки небывалые рассказывать…»

«Прямо из дому отправился я в Россию, в самой середине зимы, совершенно правильно рассуждая, что в зимнюю пору на севере Германии, Польши, Курляндии и Лифляндии проезжие дороги, которые, по свидетельству всех путешественников, еще убийственнее дорог, ведущих к храму Добродетели, должны улучшиться благодаря снегу с морозом – без всякого вмешательства власть имущих, обязанных печься об удобствах населения.

Поехал я верхом. Это самый практичный способ сообщения, конечно, при отменных качествах и лошади, и ездока. Тут, во всяком случае, не ввяжешься нежданно-негаданно в поединок с каким-нибудь щепетильным немецким почтмейстером, да и томимый жаждою почтальон не станет самовольно завозить вас по пути в каждый шинок. Оделся я в дорогу довольно легко, и холод порядком донимал меня по мере того, как я подвигался на северо-восток…»

Бабушка поручила своей внучке приглядеть за тестом, чтобы оно не убежало. Но внучке очень не хотелось этого делать, потому что за окном стояла пригожая погода, и сидеть дома рядом с тестом было очень скучно.  Найдя выход из положения, девочка решила перепоручить это занятие своему младшему брату. Но тот тоже совсем не хотел заниматься этим нудным делом и наказал присматривать за тестом собачонке… так постепенно дело дошло до маленького мышонка, который сбежал восвояси вместе с тестом.

Попу Кириле никак не везло на работников. Сколько ни нанимал он их, ни один не жил больше месяца. Кто в том виноват? Поп жалуется, что работники-де виноваты. А работники — что поп: работать заставляет, а кормить не желает.

Так ли оно, или не так, но вот поехал однажды поп Кирила опять нового работника искать. Отъехал немного от дому, глядь — идет хлопец навстречу. С палкой в руке, с торбой за плечами.

Придержал поп лошадь.

— Куда идешь, паренек?

Жил на свете бедняк, голь перекатная, кое-как перебивался он в хибарке, из худых досок сколоченной, смерти своей каждый день дожидался. Хранился у бедняка в сенях бурдюк с мукой. Да, на беду, повадилась к нему лиса муку таскать. Выследил бедняк лису и стал умом раскидывать, как бы ее поймать. Нищета проклятая до того горемыку довела, что не мог он и плохонького замочка себе купить. А лиса меж тем что ни ночь, то в сени заглядывает, и мука в бурдюке все тает да тает. Решил тогда бедняк на дверь щеколду навесить — авось да и попадется лисица. Так оно и вышло.

«– Ну, моя милая деточка, теперь слушай хорошенько-хорошенько, потому что все, что я расскажу сейчас, произошло и случилось, когда наши домашние животные были еще дикими. Собака была дикой, лошадь была дикой, корова была дикой, овца была дикой, свинья была дикой; все они были совсем-совсем дикими животными и расхаживали по сырым, диким лесам, совсем одни, где им вздумается. Но самым диким из всех диких животных был кот. Он разгуливал один, где хотел, и все места были для него одинаковы…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Не думал бывший специальный агент преисподней, что, выбрав жизнь простого смертного, он против своей воли окажется втянут в битву с новоявленным божком, претендующим ни много ни мало на мировое господство.

И вот уже к обители врага спешит специальный агент, облеченный доверием всех высших сил. Да не один, а в разношерстой компании своих друзей. Здесь и единый в двух лицах ангел-хранитель, он же бес-искуситель, который и сам не разберет, кто он в настоящую минуту, и влюбленная Баба Яга, и рвущийся в битву Дон Кихот…

Нужно ли удивляться, что с такой поддержкой выпадет нашему герою необычная стезя. И идти по ней будет совсем не скучно… даже весело. Если смотреть на это со стороны.

Впервые за 60 лет! Долгожданное переиздание ранней книги величайшего советского аса, фактически неизвестной современным читателям

Сегодня уже мало кто помнит, что, кроме знаменитой «Верности Отчизне», И. Н. Кожедуб был автором еще четырех книг, причем первые издания его мемуаров, вышедшие еще при жизни Сталина, существенно отличаются от поздних текстов, из которых исключены не только все упоминания о Вожде (обычная практика после «разоблачения культа личности»), но и целые главы.

В данном издании исходный текст воспоминаний великого летчика печатается полностью, без цензурных искажений, приписок и купюр.

Мне никогда не понять, почему тот мир кончился. Внезапно, навсегда. В чем же я промахнулся, где ошибся? Я развенчал уже всего себя, я оторвал все лепестки своей совести, но ничего не нашел. Сердцевина оказалась пуста.

* * *

Рассказ — участник мастер-класса Сергея Лукьяненко на конференции по проблемам фантастики «Роскон-2002».

Рассказ — участник литконкурса «Тенета-2002» в номинации «фантастическая и приключенческая литература».

Рассказ опубликован в журналах фантастики «F-Хобби» (2001) и «Порог» (2002), в сборнике фантастики авторов Самиздата «Вся неправда Вселенной» (2002) и в сборнике «Путь в тысячу снов», сформированном из рассказов лучших учеников мэтров отчечественной фантастики (2004); также в настоящее время в соавторстве с Андреем Петровым (Высшие курсы сценаристов и режиссеров) пишется сценарий к короткометражному фильму «Гости», съемки которого, вероятно, пройдут летом 2005 года.

Иллюстрация Александра Пилишвили.

Ни горячая взаимная любовь юных Джекоба и Нелл, ни ее беременность не тронули жестокого сердца отца девушки. Влюбленных разлучили, но через двадцать лет их свела новая трагедия.

Смогут ли они на этот раз сберечь свое счастье?