Тихоня для хулигана

Он – хулиган и бунтарь. О нём ходят крайне недобрые слухи… Но он спас мне жизнь, поэтому я должна исполнять даже малейшую прихоть короля уличной банды.

Я – просто игрушка в руках отпетого отморозка.

И эта игра кончится только тогда, когда наскучит ему.

Но в этой игре он заходит слишком далеко… Хуже того, кажется, он не намерен меня отпускать…

Отрывок из произведения:

– Только не это… – причитаю я, начиная молиться, услышав, как надсадно фырчит старичок «Форд».

Откровенно говоря, его законное место на свалке. Чудо, что он вообще ещё на ходу. Старая машина начинает тарахтеть, как блендер, перемалывающий кофейные зёрна, издаёт громкий чих и глохнет.

– О нет, давай же, милый, я в тебя верю, – шепчу, поворачивая ключ в замке зажигания.

Частое тарахтение и тишина. Снова. «Форд» начала восьмидесятых отказывается заводиться. Я осторожно вылезаю из салона. Оглядываюсь в густых сумерках. Щербатая дорога освещается одним фонарём. Жуткий, зловещий желтоватый свет. Причём довольно далеко. Я обхожу тёмно-зелёное авто со всех сторон, будто это поможет ему завестись. Не знаю, в чём причина, но из-под капота тянет палёным. Это дурной знак.

Популярные книги в жанре Современные любовные романы

«Мои сны не о любви…» — сказала однажды актриса Викки Кирклэнд знаменитому репортеру Дэну Фолкнеру, главному редактору «Ньюсмейкера», взявшемуся описать на страницах своей газеты ее образ звезды телесериала, столь стремительно завоевавшей признательное внимание нации, и историю создания нашумевшей мыльной оперы «Завтра и всегда». Викки оказалась подлинным ангелом-хранителем всей труппы, когда согласилась «пасти» журналиста, не дав ему возможности собрать компромат на артистов. Виктория не собиралась снимать перед Фолкнером маску легкомысленной обольстительницы Виксен, героини сериала, и Дэну вряд ли удалось бы когда-нибудь заглянуть в глубину ее души, понять, насколько же в действительности робка, ранима и беззащитна эта блистательная красавица. Ведь публика привыкла видеть ее сексуальной, распутной и безжалостной — и она играла эту роль: и перед камерой, и в жизни.

Но…

Боже, как тяжело лишать себя всех простых и доступных женских радостей, ломая жизнь, свою и окружающих ради сомнительной возможности блистать из вечера в вечер полуобнаженной в миллионах мертвенно зеленых проводников мнимой реальности, с головой погружаясь в приторный сироп выдуманных приключений! Стоит ли терять ради нее все, в том числе и обаятельного простака Дэна?..

Легкие, изящные романтические истории в жанре сентиментально-философской прозы – нового направления, созданного Юлией Меньшиковой, – привлекают своей непосредственностью, непринужденностью и виртуозной игрой со смыслами. Ее первые книги «Нежный бренд», «Свежий взгляд» и «Рассыпанный жемчуг» стали бестселлерами. Они взорвали привычное представление о женской прозе последних лет.

Искренность, чистота, чувство меры – всё это отличает творчество Юлии Меньшиковой. «Предчувствие тебя» – еще один ясный взгляд на мир, где рассыпаны жемчуга веселья, доброты, нежности…

Некоторые из историй этой книги покажутся вам своими собственными историями. Некоторые из них удивят: оказывается, вы находитесь совсем рядом с исполнением мечты. Ведь когда встречаются Он и Она, происходят волшебные изменения в каждом из их миров.

О высшем обществе Бостона и богатом наследстве в Шотландии, о сокровенных тайнах благородных семей и наиболее уязвимых уголках женской души. «В тени замка» — увлекательная современная сага о молодой страстной женщине, которая отчаянно ищет, как излечить свое разбитое сердце.

Спортивный репортер Джадд Макки упустил главную новость дня: известная теннисистка Стиви Корбетт потеряла сознание прямо на корте! Теперь, чтобы не лишиться места в газете, ему нужно узнать, что послужило причиной обморока спортсменки. Стиви неожиданно открылась своему заклятому врагу: у нее обнаружили опухоль. По-настоящему жареный факт! Однако Джадд не спешил строчить статью о болезни Корбетт. Вместо этого он пригласил ее к себе в загородный коттедж. Там, вдали от прессы, она сможет принять важнейшее решение в жизни: побороться-таки за Большой шлем в этом году или пойти на операцию, но тогда, возможно, о награде придется забыть… Неужели между прожженной акулой пера и звездой мирового тенниса возможна дружба или даже… любовь.

Эффи Сандерс собралась навсегда покинуть родной дом, увозя оттуда не только дорогие сердцу вещи, но и воспоминания о прошлом — болезненные и сладостные одновременно… Воспоминания о первой любви, первом поцелуе, ревности и горечи разлуки.

Но, кроме разлук, в жизни бывают еще и встречи, и Эффи неожиданно сталкивается с Паркером, мужчиной, которого она не забывала все эти годы…

Он писатель, работающий над своим новым романом, попутно выпекая свадебные торты. Она — большой любитель дикой природы Аляски, более привычная давать отпор медведям гризли, нежели мужчинам. И ей еще предстоит открыть радость от возвращения домой.

В поездку Илью втравила подружка Магда. Самому-то ему и на пляже было неплохо. Но Магде вынь да положь однодневный круиз с Кипра в Израиль… Так Илья очутился в Иерусалиме – городе, где встречаются мировые религии и еще с полусотни различных верований, где с приходом нового тысячелетия в воздухе носится какое-то странное нетерпеливое ожидание… Что-то непостижимое вдруг случилось с обычным московским разгильдяем. Ему кажется, что он заблудился во времени и пространстве, в странном невозможном мире. Его настоящий мир где-то рядом, стоит только протянуть к нему руку. Но отчего-то Илью влечёт к странным людям, все дальше уводящим его от уютной реальности. Повергает в смятение взгляд таинственной незнакомки и отчего-то понятны и важны оказываются слова странствующего философа…

Голоса людей, споривших в кабинете Рида Донована, были хорошо слышны в приемной вовсе не потому, что стены здания, где находился городской совет Чарлстона, были тонкими. Дом был сооружен в 1801 году, а тогда строили на славу. Просто в тот день Рид Донован и его гость громко и сердито обсуждали что-то.

— К черту все это, Донован, я хочу, чтобы вы немедленно взялись за проект! Я вкладываю миллионы и не обязан считаться с сентиментальными чувствами, которые почтенные отцы питают к порту. Так будете вы этим заниматься или нет? — нетерпеливо говорил один густым баритоном.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Множество обращений к психологам и психотерапевтам связано с тем, что люди выгорают на работе и в семье, относясь к себе как к машинам с бесконечным ресурсом. Книга затрагивает один из важнейших вопросов в жизни человека – «как мне относиться к себе»? Как к живому, чувствующему, страдающему и радующемуся существу, имеющему право на то, чтобы занять в этом мире свое, уникальное место – или как к машине с набором функций, вся ценность которой заключается в том, насколько успешно и быстро она выполняет свою работу? В книге затронуты такие вопросы, как функциональное и эмоциональное отношение к себе, насилие над собой и другими, способность заботиться о себе, поддержка и самоподдержка. Особенное внимание в ней уделено эмоциям человека – как их распознать, о чем они пытаются сообщить и как с этими эмоциями обходиться.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

«Сердце Дракона» – фантастический роман Кирилла Клеванского, четырнадцатая книга цикла, жанр героическое фэнтези, приключения, боевое фэнтези.

Стать Героем Турнира Драконов непросто. Нужно всего лишь выжить.

Но даже с победой, добытой потом и кровью, сложности не заканчиваются.

Победитель получает все: лавры, символ величия – венок на голову, и почесть императора – сопровождение драконьей принцессы до Рубиновых гор – вотчины гномов.

Вот только венок, по своим свойствам даст фору любому рабскому ошейнику, а влияние на него в ручках «милой» принцессы.

Не говоря о том, что путь пролегает через земли Красного Тумана, своеобразной границы, которую могут пересечь лишь избранные…

Вносит ли ваша работа значимый вклад в развитие мира? Весной 2013 года Дэвид Гребер задал этот вопрос в провокационном эссе под названием «О феномене бредовых работ». Оно стало вирусным. Спустя семь лет, люди по всему миру все еще обсуждают ответ на этот вопрос. В своей книге Гребер исследует одну из самых досадных и глубоких проблем общества, обвиняя среди прочих злодеев особый вид финансового капитализма, который предает идеалы, разделяемые мыслителями от Кейнса до Линкольна. Бредовые работы дают частным лицам, корпорациям и обществам разрешение на изменение ценностей, ставя креативную работу в центр нашей культуры. Эта книга для всех, кто хочет превратить свою профессию в призвание.

Дом правительства, ныне более известный как Дом на набережной, был эпицентром реальной жизни – и реальной смерти – социалистической империи. Собрав огромный массив данных о его обитателях, историк Юрий Слёзкин создал необыкновенно живое эпическое полотно: из частных биографий старых большевиков, из их семейных перипетий, радостей и горестей, привычек, привязанностей и внутренних противоречий складывается цельный портрет русской революции и ее судьба: рождение, жизненный путь и естественное окончание.