Тигр в стоге сена

Остросюжетный роман «Тигр в стоге сена» имеет подзаголовок «Робин Гуд по-советски». Его главный герой – директор крупного предприятия – понимает, что система порочна, и вступает с ней в неравную борьбу.

Отрывок из произведения:

В 16.00 в кабинете директора швейной фабрики Леонида Федоровича Чабанова зазвенела «вертушка».

– Через два часа я буду свободен, – раздался в трубке бархатистый голос губернатора области Моршанского, – у тебя все без изменений?

– Да.

– Тогда в 18.20.

– Хорошо.

Леонид Федорович положил трубку и тут же задребезжал сигнал городского телефона.

– Да?

– Леня, – голос жены был полон такой боли, что Леонид Федорович мгновенно покрылся испариной.

Рекомендуем почитать

Первоначально это произведение было написано автором на немецком языке и издано в 2011 г. в Karl Dietz Verlag, Berlin под заглавием In der Verbannung. Kindheit und Jugend einer Wolgadeutschen (В изгнании. Детство и юность немки из Поволжья). Год спустя Л. Герман начала писать эту книгу на русском языке.

Безмятежное детство на родине в селе Мариенталь. Затем село Степной Кучук, что на Алтае, которое стало вторым домом. Крайняя бедность, арест отца, которого она никогда больше не видела. Трагические события, тяжелые условия жизни, но юность остается юностью… И счастье пришло.

Первоначально это произведение было написано автором на немецком языке и издано в 2011 г. в Karl Dietz Verlag, Berlin под заглавием «In der Verbannung. Kindheit und Jugend einer Wolgadeutschen» (В изгнании. Детство и юность немки из Поволжья). Год спустя Л. Герман начала писать эту книгу на русском языке.

Безмятежное детство на родине в селе Мариенталь. Затем село Степной Кучук, что на Алтае, которое стало вторым домом. Крайняя бедность, арест отца, которого она никогда больше не видела. Трагические события, тяжелые условия жизни, но юность остается юностью… И счастье пришло.

«Будь здоров, жмурик» – новая литературная работа и четвертая книга Евгения Гузеева. Это рассказ о смерти и жизни – именно в такой последовательности, поскольку события, описанные героем, пережившим смерть, вовсе не кончаются остановкой дыхания и сердца, а имеют продолжение в условиях иного мира – лишенного привычной материи. В этой книге смерть героя им самим и описана. Будучи человеком молодым и несколько циничным, автор условных записок иронично относится к «даме в черном балахоне» и, рассказывая о серьезных вещах, естественно, не может обойтись без черного юмора. Однако в произведении черное сочетается и с другими оттенками и цветами, переплетается с бытовым и абсурдным юмором и не слишком далеко уводит от привычной нам реальности, не смотря на фантастический сюжет. А о том, что написано с натуры, можно догадаться, ведь автор – врач и в далекие студенческие годы обязан был пройти курс судебной паталогоанатомии.

Новая книга Алексея Макушинского — роман об Истории, и прежде всего об истории двадцатого века. Судьбы наших современников отражаются в судьбах времен революции и гражданской войны, исторические катастрофы находят параллели в поломанных жизнях, трагедиях и поражениях отдельных людей. Многочисленные аллюзии, экскурсы и отступления создают стереоскопическое видение закончившейся — или еще не закончившейся? — эпохи.

Мотивы дежавю в творчестве современных авторов как попытка осмысления устройства всего мироздания, его глобальных перемен, социально-исторических процессов, а также перспектив развития личности и процессов творчества. Дежавю пришло в русский язык из французского (Déjà Vu) и переводится как «уже виденное». В научный мир психологии его ввел французский психолог Эмиль Буарак (1851–1917), и с тех пор оно стало настойчиво проникать не только в мировую медицинскую или научную терминологию, но и во все сферы творчества художников, писателей и поэтов. Магическое очарование красивого, загадочного слова и стоящего за ним четкого, но столь многогранного понятия не оставило равнодушными и русских авторов, подхвативших традицию. Все чаще в словаре русских современных писателей и поэтов стали появляться слово дежавю и связанные с ним образы, фантазии и сюжеты, бесспорно обогатившие все жанры лирики и прозы. В данной антологии собраны стихи и образцы малой прозы наших современников — поэтов и писателей, бывших соотечественников, разбросанных по всему свету, но продолжающих писать на русском языке.

Юлия Добровольская родилась в Нижнем Новгороде в 1917 году. Переводчик итальянской художественной литературы, преподаватель итальянского языка в Московском институте иностранных языков (1946–1950) и в Московском государственном институте международных отношений (1956–1965). Автор учебников, словарей. В Италии, где она живет с 1982 года, Юлия Добровольская преподавала русский язык, а также теорию и практику перевода в Университетах Милана, Венеции, Триеста. Дважды (1976, 1987) награждена престижной премией по культуре президиума Совета министров Италии. В настоящее время живет в Милане.

Эти записки напоминают застольные беседы в кругу друзей где-нибудь на московской кухне 60–70 годов, так неподдельна и сугубо доверительна их интонация. Они написаны «постскриптум», то есть после сотен страниц переводов, учебных пособий, словарей. «Я пишу только то, что врезалось в память и к чему лежит душа, – говорит Юлия Абрамовна, – а душа больше всего лежит к моим друзьям, тем, что разбросаны по свету и кого уже нет». Стало быть, «Постскриптум» заведомо задуман и написан «вместо мемуаров», как рассказы о друзьях. «Разлука с друзьями – это та дорогая цена, которую приходится платить за эмиграцию», – не раз повторяет автор.

Книга повестей и рассказов «Записки бостонского таксиста» Евгения Бухина, поэта, прозаика и инженера, с мягким юмором рисует разные стороны американской жизни. Автор причисляет себя к американским писателям, поскольку начал писать на американской земле и его произведения переводятся на английский язык. Он использует своеобразный литературный приём, выступая на страницах книги то в роли таксиста или автомеханика, то в роли инженера или писателя. Своеобразие книги зачастую выражается и в том, что реальные картины жизни сочетаются с постмодернистскими мотивами.

Произведения Евгения Бухина отличаются значительными достоинствами, о чём свидетельствуют более сорока публикаций в журналах США, России и Украины, а также две награды газеты «Forward» (Нью-Йорк) за лучшие литературные публикации года.

В книгу живущего в Германии поэта и прозаика Алексея Макушинского вошли стихи, в основном написанные в последние годы и частично опубликованные в журналах «Арион», «Зарубежные записки», «Интерпоэзия», «Звезда», «Крещатик».

Приверженность классическим русским и европейским традициям сочетается в его стихах с поисками новых путей и неожиданных решений.

Другие книги автора Борис Михайлович Майнаев

Борис Майнаев

Взлет

Самолеты улетели.

Разбитый прямым попаданием первой же бомбы деревянный вокзал сгорел еще до окончания бомбежки. Взлохмаченное рыжее пламя перебросилось на высушенный июньским зноем небольшой станционный поселок. Люди не успели опомниться, а по свежему пепелищу горячий ветер уже гонял тонкие струйки дыма.

В наступившей тишине со стороны большака послышался гул автомобильных моторов.

- Пожарные!

Борис МАЙНАЕВ

СЫН ДЕЛЬФИНА

Двигатели "Весты" не развивали нужной тяги. Обшивка покрылась оспинами метеоритных ударов. После аварии вблизи Соана вышел из строя Большой позитронный мозг. Сегодня, через десять лет почти слепого полета, Риф и сам не мог бы объяснить, как ему удалось вывести корабль к родной звезде. Она встречала своих сыновей молча. И только когда "Веста" прошла внешнее галактическое кольцо спутников наблюдения, внутренняя связь ожила.

Она ушла три дня назад.

Все это время он слышал, как медленно, с противным скрежетом, ползет по пазам дверное полотно и сухо стреляет стальной язычок замка. Ему хотелось, чтобы это был щелчок револьверного выстрела, но этого счастья судьба ему не дала.

Опустив голову, он медленно ходил по комнатам, но стоило ему поднять глаза, как его взгляд натыкался на серую дверь. Один раз, а, может быть, и не один, он долго стоял у порога, размышляя, кто, когда и где мог создать такую странную краску. Она не была стальной, она не была серебристой, она, в обычном понятии этого слова, даже не имела цвета. Это была тоска, намазанная на плоскость. Это была тоска, раскатанная в такую тонкую пленку, что походила на паутину, укутавшую его липкой болотной мерзостью, которая высасывала из его груди жизнь…

Серый ветер хмуро перемешивал колкие снежинки. Они не летали и не метались в его ладонях, а медленно и устало текли, щурша друг о друга. Ни солнца, ни туч, ни облаков – серый мир неспешно всасывал в себя серость. Изредка в этом ветренном тумане появлялись и исчезали тени. Они различались лишь длинной. Из-под одной из них вдруг послышался громкий стук. Это было непохоже на знакомую скороговорку женских каблучков – пустые кости, высохшие ветки или сыплящиеся камни?.. Я оглянулся и посмотрел на то место, где должно быть лицо или что-то заменяющее его, и увидел все то же серое пятно. Страх выполз откуда-то из-под живота и стал карабкаться к горлу. Вместе с ним пришло ощущение надвигающейся опасности. Мне захотелось вернуться домой и, плотно закрыв за собой дверь, включить во всех комнатах свет…

Популярные книги в жанре Боевик

Алекс Грин

Игра с огнем

Гера открыл им дверь и замер на несколько мгновений: небритый, растрепанные волосы, глаза удивленно округлены, правая рука еще держится за дверь, а левая сжимает какую-то толстую общую тетрадь... Они втолкнули его в квартиру, вошли вовнутрь и закрыли дверь.

Кличка первого визитера была Биг-Дог, а второго Гермес-Финанс или просто Гермик. Биг-Дог - мрачный, медлительный и здоровенный детина. Гермик - тощий, много размахивающий руками парень с быстро бегающими глазами.

1944 год. Германия перед лицом окончательного поражения. Через 5000 миль бурной Атлантики, в которой господствуют флоты союзников, двадцать два матроса и пять монахинь на борту трехмачтовой парусной баркентины «Дойчланд» пробиваются домой в немецкий порт Киль…

Немецкий ас-подводник, попавший в плен во время отчаянного рейда на английскую военно-морскую базу Фальмут; врач-американка посреди кошмара летающих бомб Фау-1 и Фау-2; командир английской канонерки, воевавший от Соломоновых островов до пролива Ла-Манш; контр-адмирал американских ВМС, которому не терпится вернуться в битву…

Враги и союзники, мужчины и женщины, охотники и добыча — попавшие в безжалостный глаз тайфуна…

Стюардесса. Не оконченный портрет.

Руслан Ушаков

Москва/Бад-Гаштейн 2012-2013

“Довольно людей кормили сластями;

у них от этого испортился желудок...”

Я летел с пересадкой в Лондон. Вся ручная кладь моя состояла из одной небольшой сумки. Половину её заполнял айпад, большая часть записей на котором, к счастию для вас, утрачена. Историю же своей попутчицы я сохранил.

Невысокая уверенная в себе красотка, она выглядела довольно грациозно несмотря на загипсованную от плеча до кисти руку и несколько крупных ссадин на открытых участках плеч и шее.

Поселок имени Котовского, а в народе просто поселок Котовского — один из самых отдаленных районов города Одессы. По своему географическому положению он скорее напоминает отдельный городок, примкнувший к большому городу. С Одессой его связывает одна большая транспортная артерия — Николаевская дорога и узкая, плохо ухоженная дорога, под названием «объездная». Со стороны материка к поселку ведут две дороги — николаевская и старо-николаевская трассы. Таким образом, если каким-либо способом перекрыть четыре дороги, то поселок оказывается полностью блокирован, как со стороны материка, так и со стороны Одессы, единственным путем остается море.

Она очень горька, правда об армии и войне.

Цикл «Щенки и псы войны» – о солдатах и офицерах, которые видели всю мерзость, кровь и грязь второй чеченской войны. Они прошли сквозь этот кромешный ад, проявив настоящие мужество, стойкость, преданность, отдав сердца и взамен не требуя наград. И каждый из них мечтал вернуться живым и верил, что его ждет семья, любимая девушка, Родина…

По мотивам некоторых рассказов, вошедших в цикл, был снят фильм «Честь имею!..», награжденный телевизионной премией «ТЭФИ» и Национальной кинематографической премией «Золотой орел».

У этих людей на вид самых обычных много того о чем они не хотят рассказывать. Они ставят опыты по созданию супер солдата, ищут источник невероятного могущества. В чьи руки попадет древнее знание? Приключения, шпионские страсти, дружба и предательство, пылкая любовь, все это сопутствует героям Двуликой луны…ведь у луны две стороны и темная ее сторона никогда не показывается человеческому взгляду.

Боеголовки для талибов? Да хоть для черта лысого, лишь бы платили исправно! И растут банковские счета людей в больших погонах. Клан подпольных торговцев оружием — государство в государстве. У них есть даже своя армия! Ничто и никто их не остановит. Но Сергей Михайлов думает иначе. Недаром он выпускник школы суперменов. Однако, кроме голливудской внешности и владения любым оружием, у него есть еще нечто, супермену не всегда свойственное: патриотизм и честь. И он объявил войну казнокрадам и предателям.

Ад, Рай — «Тот свет». Практически каждого интересует, что там и как. Люди гадают, фантазируют, мечтают, верят. Герой «Протозанщиков» точно знает, что происходит за пределами жизни, ведь именно там он и оказывается после нападения. Эйфория, счастье, любовь — все это есть, но существует и огромное количество проблем, множество неизведанного, предательство, подлость и другие, такие привычные, такие «земные» вещи. Приходится объединяться с «местными», приходится призывать на помощь живых друзей. В результате закручивается история с приключениями, тайнами и… войнами между всеми Мирами! А еще все это вовсе не страшно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Одинокой юной Эйнджел приходится выбирать между плохим и худшим: либо оказаться во власти негодяя, выигравшего в карты ее дом, либо... согласиться на заочный брак с совершенно незнакомым человеком. Красавица выбирает второе – и бесстрашно отправляется навстречу неизвестности... Но возможно, мужественный Холт Мерфи, которого Эйнджел назвала своим мужем от безысходности, – единственный мужчина, способный завоевать ее сердце...

Мир будущего поделен между двумя гигантскими цивилизациями – Киберимперией, использующей импланты для создания военных киборгов, и Гайанской республикой, могущество которой опирается на генетическую модификацию людей и массовое создание суперсолдат. Земля стала полем свирепой непрекращающейся битвы, в которой дозволены любые, самые жестокие и коварные приемы.

Деймон – военный специалист Киберимперии, а компьютерный гений Айрина – агент гайанской разведки. Случайно пересекшись на нейтральной территории, они вскоре понимают, что не могут жить друг без друга. И с этого момента глобальные геополитические цели великих держав утрачивают для них всякое значение. Смертельные враги, ставшие близкими людьми, жаждут быть вместе, даже если для этого придется рисковать собственной жизнью или уничтожить обе империи…

Эшли Штасслер.

Безжалостный убийца – и гениальный скульптор.

Он одержим двумя идеями – уничтожать несчастливые семьи и создавать потрясающие скульптуры, используя свои агонизирующие жертвы в качестве моделей.

Полиция и ФБР, ведущие дело, теряются в догадках – и расследование никак не сдвинется с «мертвой» точки.

Маньяку вновь удается похитить целую семью, которой он уготовил страшную участь.

Неужели и на сей раз его никто не остановит?..

Кто из этих пятерых мужчин убийца? Кто убил шестого во время их традиционной поездки на охоту? Все обстоятельства этой злосчастной вылазки известны, все подробности жизни каждого из охотников изучены, а вот убийцу следователь Зайцев вычислить не может. Одна надежда на помощь приятеля – журналиста Ксенофонтова. Итак, пятеро подозреваемых сидят перед журналистом, а он задает им какие-то несуразные вопросы: кто сколько подстрелил уток, кто какую привез выпивку, кто первый выпил… Словом, какая-то ерунда. Но, как ни странно, чем нелепее вопросы, тем ближе момент истины. Еще шаг, и убийца будет как на ладони…