Территория везучих

Территория везучих

Ты единственный, кто знает, где припрятаны сокровища, ты знаешь способ, как их заполучить, и знаешь безопасную дорогу, по которой к ним можно добраться. Твой план прост и продуман до мелочей. Ну так вперед, действуй, только не забывай, что Стикс – мастер неприятных сюрпризов и злейший враг предсказуемости. На сокровища могут найтись другие претенденты, поэтому заполучить их и при этом сохранить жизнь вряд ли получится, ну а безопасная дорога легко становится кошмарной. А если при этом все серьезные ребята знают, что за твою голову назначена награда, в кошмар превращается абсолютно все и даже посреди безопасного стаба тебе придется ходить с оглядкой…

Отрывок из произведения:

Парочка мертвяков заняла позицию посреди широкой дороги, идеально прямой линией рассекавшей пригород с запада на восток. Слева от нее тянулись ряды старых пятиэтажек, справа – серая стена, за которой возвышались кучи ржавого металлолома и козловые краны, при их помощи эти кучи насыпали до того, как сюда пришла смерть.

Очень может быть, что как минимум один из этой двойки работал на таком кране. Зараженный еще не утратил человеческий облик, сохранил куртку от спецовки, а на голове желтела пластиковая каска. Последняя, похоже, доставляет ему неудобство, вон как головой трясет – не помещается она у него там. Черепные кости еще не начали разрастаться всерьез, но увеличивающийся уродливый вырост на затылке давит на пластмассу и, раздвигая кожу, искажает черты лица, превращая его в кривоватую маску.

Рекомендуем почитать

Добро пожаловать в Улей — место, куда попасть просто, а выбраться невозможно. И где выжить так сложно, что девяносто процентов иммунных новичков не дотягивают до исхода первой недели, а протянувший год считается старожилом. На большей части изменчивой территории ты всего лишь дичь, а редкие островки стабильности за одну ночь могут превратиться в смертельную ловушку для всех обитателей. Мутирующие зомби; ударные беспилотники; вооруженные до зубов солдаты неведомых армий, для которых ты не более чем ценный биологический материал; твои озверевшие коллеги по несчастью плюс много чего еще, в том числе запретного, не называемого — вот краткий перечень тех кто на тебя охотится. Так сколько ты здесь протянешь? День? Неделю? Год? Время пошло…

Другие книги автора Артем Каменистый

Не жди спасения от армии – армии больше нет. Двери подъездов и квартир тоже тебя не защитят. Мегаполисы превратились в ловушки, кишащие охотниками. Человек был хозяином мира, а стал дичью. И все это произошло за один день. А ведь дальше будет только хуже…

Растерянность, полное непонимание происходящего, страх, горе, боль и ярость тех, кто потерял все. И лишь горстка людей, которые кое-что знают. Знают главное – где найти того, кто должен за это ответить.

Несколько случайных попутчиков. Старое самоходное орудие. Один снаряд, да и тот сомнительный. Орды врагов на пути. Не самые лучшие условия для начала миссии.

Высадка прошла удачно, но в сложившихся условиях выполнить задание невозможно. Здесь ничего не получается с первого раза, а кое-что не получается вообще. Он не был подготовлен к такому бесперспективному сценарию и сам себя загнал в тупик.

За все в этом мире приходится расплачиваться, в том числе и за свои ошибки. Стандартная плата – кровь. И хорошо, если только своя. Жизнь без цели пуста и притягивает удары судьбы. Вечно бегать или остановиться и наконец дать бой?

Пусть никто не верит в успех, пусть у тебя нет знаний, опыта и вышколенного войска, но самое время показать судьбе, что она не с тем связалась.

Это девятая попытка, и он начал понимать, почему предшественникам не везло. Необитаемый остров, море, лес — без разницы: везде лишь смерть. Знания, поспешно вбитые в голову, и сомнительные навыки, усвоенные за несколько тренировок, здесь никого не впечатляют, и пользы от них гораздо меньше, чем от прибившейся местной птицы. И еще люди: могут убить; могут спасти. И дорога для самоубийц, на финише которой караулит все та же костлявая старуха с косой… или кое-кто похуже.

Из уст в уста передаются рассказы о таинственном новичке, который идет с запада на восток. Его путь прямой, а цель ясна. Он не обходит преграды, он их уничтожает. Ничто не в силах его остановить: ни могущественные враги, ни матерая элита зараженного мира, ни даже сам неназываемый.

На плече крупнокалиберная винтовка, из которой лучший стрелок Континента способен убить за километр с одной руки; на поясе меч, запросто сносящий головы нолдам; за спиной рюкзак, набитый несметными сокровищами. И любой, кто пытается помешать, превращается в пыль на ботинках того, кто не знает страха и сомнений.

Ну да, он много чего не знает. Но это всего лишь легенда. Не может на одного человека выпадать столько всяких приключений. Да и кто в здравом уме ради такой цели отправится на другой конец света? Правильно – никто. Разве что последний придурок…

Неведомая и безжалостная сила вырывала фрагменты различных миров вместе с их обитателями и складывала из них чудовищный пазл в мире Улья. Большинство новичков, людей и животных, превращались в зомби и кровожадных монстров. Лишь немногие счастливчики, среди которых оказался и Карат, становились иммунными. На долю этого рейдера выпало немало невзгод и жесточайших схваток. Но внутреннее благородство, помноженное на мужество, помогало ему бороться с предательством окружающих и выходить победителем из самых невероятных ситуаций. А впереди ожидали новые испытания и новые удачи…

Когда падает звезда, принято загадывать желание. Но будь осторожен: даже если неугомонный приятель мешает романтическому свиданию, не пожелай ему оказаться как можно дальше. Вдруг сбудется и ты угодишь сюда – в тропический рай.

Новые друзья и подруги, чистое теплое море, горячий коралловый песок пляжей, кокосовые пальмы и кое-что еще – все это теперь твое. Пользуйся. Владей. Наслаждайся. Если сможешь выжить.

Монастырский устав строг, но в нем нет места для распорядка богослужений, а слово «духовное» понимается в очень узком и специфическом смысле. Здесь не учат смирению, не запоминают молитвы, и монахиню в черном облачении здесь никто никогда не видел и вряд ли увидит. Здесь выращивают убийц: умелых, безжалостных, не задающих лишних вопросов. Они готовы выполнить любой приказ, в любых условиях. Даже если приказ абсурден, а тот, кто его отдал, некомпетентен. Городские улицы, тайга, пустыня, просторы океана — им все равно, где убивать и где умирать. Они лучшие.

Невозможно получить ответы в том случае, когда некому задавать вопросы. Все прочие твои затруднения – пустяки. И если источник ценных сведений найден, не скупись на плату. Что? Он не берет денег? И ты должен вновь отправиться за море, на негостеприимный южный берег? Ничего страшного, такая цена тебя вполне устраивает.

И снова дует ветер в паруса боевых кораблей, лучше которых нет во всем мире, а гранитные стены рушатся, столкнувшись с тем, что этот мир тоже еще не видел. Сожженные крепости, взорванные галеры, разоренные города – такова цена за тайны ордена.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

5 лет после битвы при Явине

Социопат — термин, который используется для обозначения лиц, страдающих диссоциальным расстройством личности. Согласно определению Эрика Берна, социопаты бывают двух типов:

Первый тип, латентный или пассивный социопат, большую часть времени ведет себя вполне прилично, принимая руководство какого-нибудь внешнего авторитета, например религии или закона, или привязываясь временами к какой-нибудь более сильной личности, рассматриваемой как идеал (речь идет здесь не о тех, кто пользуется религией или законом для направления совести, а о тех, кто пользуется такими доктринами вместо совести). Эти люди руководствуются не обычными соображениями приличия и человечности, а всего лишь повинуются принятому ими истолкованию того, что написано в «книге».

Второй тип — активный социопат. Он лишен как внутренних, так и внешних задержек, если и может на некоторое время усмирить себя и надеть маску добропорядочности, особенно в присутствии лиц, ожидающих от него приличного и ответственного поведения. Но как только такие социопаты оказываются вне досягаемости взрослых или авторитетных личностей, требующих хорошего поведения, они тотчас перестают себя сдерживать.

К характерным видам девиантного поведения при социопатии могут относиться:

прямо криминальные — сексуальные нападения на людей, убийства из хулиганских побуждений или мошенничества;

формально не наказуемые, но порицаемые обществом — неадекватное поведение водителей на дороге, целенаправленное уклонение от исполнения обязанностей на работе, мелкие пакости окружающим. «Некриминальные» социопаты тем не менее не заботятся об опасности или добавочном труде, которые выпадут из-за этого на долю других, и равнодушны к возможным потерям.

Погружайтесь в этот мрачный мир ужаса и насилия в продолжении романа Владимира Владимировича "Социо-пат"

Введите сюда краткую аннотацию

В этой книге на планете Земля встречаются два робота, один из которых, Омикрон, запрограммирован на уничтожение жизни, а другой, Дельта, на уничтожение Омикрона, несущего смерть. Дельта – нежное серебристое создание, способное чувствовать красоту природы и испытывать физическую боль, встречается чаще всего с недоверием людей, но находит в конце концов их поддержку и даже любовь.

Внизу горел лес. Бил в лицо жгучий ветер, дым и пепел стелились слоистыми облаками под брюхом змея. Восторг, азарт и сила рвались криком из груди. Лели приникла всем телом к теплой чешуе, оскалилась, сквозь зубы прорвалось шипение: вперед, С-ссе-е! Вперед, ниже, еще ниже, пронзая удушливые облака, туда, откуда долетают заполошные крики, визг и вой. Накрыть огнем соломенные крыши хат, хлевов и амбаров, выжечь дотла чумную заразу мятежа.

С-ссе-е вытянулся в струнку, тугой пронзительный свист наполнил воздух. У тех, внизу, наверняка ноют зубы и вибрируют кости от этого звука; впрочем, вряд ли обреченным поселянам есть сейчас дело до таких мелочей. Кого волнуют дрожащие кости, когда горишь заживо! Но, может быть, кто-то спасется. И запомнит, как вырвался из черного облака серебряный змей, несущий возмездие!

Автор считал, что его никогда это не коснется. Он клялся, что никогда не будет следовать моде и писать книги на тему "наши — там". Тем не менее, это случилось — творчество презанятная штука. Но эта вещь получилась очень необычной.

Мальчишке с Земли пришлось умереть и возродиться вновь… чтобы жить в умирающем мире, покинуть его и вернуться домой.

Ошибки не исправлялись, авторская редакция.

Вега

Берсерк. Живущий вопреки

Аннотация:

Эта история о людях. О тех, кто на людей похож, о тех, кто ими только прикидывается и тех, кто не имеет с людьми ничего общего. Не имеет ли? Это история о людских желаниях. Кто-то хочет любви, кто-то - признания, а кто-то просто живет, пусть и не хочет этого. Но тоже чего-то желает. У каждого желание свое, но на какую жертву придется пойти ради ее достижения? Чем придется платить за мечту? Это история о людях, которым дано защитить мир. О людях, которым не дано защитить свой разум. Жизнь героев - жизнь бойцов на два фронта, и кто скажет где враги страшнее? Те, кого зовут Ангелами? Или те, что поселились в глубинах "я"? Да, первых убить нелегко - нужно сжигать себя, нужно открывать душу перед неведомой тварью. А еще нужно заглянуть в себя, заглянуть - и увидеть врага куда страшнее, врага, которого можно убить только вместе с собой. Может ли сделать сильнее нежелание жить? Способен ли человек разглядеть в другом "своего"? Где она - черта, делящая колючее, неудобное, но свое существование и мир другого человека? Если и вправду есть дилемма дикобразов, то что грозит дикобразу с самыми длинными иглами? Смерть в холоде. Одиночество. Умение приспосабливаться. Жизнь вопреки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказы и сказки для детей с иллюстрациями Ивана Максимовича Семенова.

Содержание:

«Живая шляпа»

«Автомобиль»

«Огурцы»

«Когда мы смеемся»

«Бобик в гостях у Барбоса»

«Винтик, Шпунтик и пылесос»

Любовь и смерть — вечная тема искусства: Тристан и Изольда, Джиневра и Ланселот, Отелло и Дездемона… К череде гибельно связанных любовью бессмертных пар Луи Арагон (1897–1982), классик французской литературы, один из крупнейших поэтов XX века, смело прибавляет свою: Ингеборг и Антуана. В художественную ткань романа вкраплены то лирические, то иронические новеллы; проникновенная исповедь сменяется философскими раздумьями.

В толпе персонажей читатель узнает героев мировой и, прежде всего, горячо любимой Арагоном русской литературы. Но главное действующее лицо "Гибели всерьез" — сам автор, назвавший свой роман "симфонией зеркал, галереей автопортретов художника в разных ракурсах".

Илья Франк

 НЕВИДИМАЯ РАМА

1985 — 2012

Когда подступит смерть, как ветер
С горчащим привкусом травы,
Вдруг, забывая все на свете,
Ты вспомнишь кружево листвы,
Увидишь: лиственные тени
Живой пронизывает свет...
Спроси о смерти у растений —
Они зашелестят в ответ.
***
Бабочкой лети, стихотворенье,