Тернистый путь

Книга известного юмориста Леонида Ленча включает как старые, так и новые произведения писателя.

Все рассказы написаны в манере «реалистического юмора», который свойствен Ленчу. В основном это «случаи из жизни», они лаконичны, выразительны, вызывают смех, улыбку, иногда саркастически-ироническую, иногда снисходительно-поучительную.

Отрывок из произведения:

Я не любитель цитат. По-моему, цитирование — это лучший способ скрыть отсутствие собственных мыслей на тот или иной счет И тем не менее, я начинаю предисловие к этому сборнику своих рассказов с цитаты. Но, во-первых, она точно и объемно отражает смысл моих собственных размышлений на данную тему, а во-вторых, я похитил ее у Марка Твена. Вот она:

«Юморист не должен становиться проповедником. Но если он хочет, чтобы его произведения жили вечно, то должен и учить, и проповедовать. Когда я говорю «вечно», я имею в виду лет тридцать» Я не собираюсь спорить с Твеном, на сколько столетий он ошибся в отношении самого себя, я хочу лишь сказать, что не являюсь и никогда не являлся приверженцем так называемого чистого юмора, то есть юмора без мысли. Пусть он останется достоянием незабвенного гоголевского мичмана Дырки.

Другие книги автора Леонид Сергеевич Ленч

В своем большинстве рассказы, включенные в эту мою крокодильскую книжечку, основаны на подлинных эпизодах из прожитой мною долгой жизни.

Они, увы, не обладают шутливой крокодильской оснасткой.

Но зато в них нет ни грана неправды, а по-моему, когда ты пишешь о своих встречах с такими людьми, о которых пишу я, привирать и что-то придумывать не надо.

В сборник известного советского писателя Л. С. Ленча (Попова) вошли повести «Черные погоны», «Из рода Караевых», рассказы и очерки разных лет. Повести очень близки по замыслу, манере письма. В них рассказывается о гражданской войне, трудных судьбах людей, попавших в сложный водоворот событий. Рассказы писателя в основном представлены циклами «Последний патрон», «Фронтовые сказки», «Эхо войны».

Книга рассчитана на массового читателя.

журнал «Крокодил» № 5 1969 год

Леонид Сергеевич Ленч (Попов) родился в 1905 году в местечке Морозовка, Краснинского уезда, Смоленской губернии. Высшее образование он получил в Кубанском политехническом институте и Ростовском-на-Дону государственном университете. Служил в советских учреждениях в Кропоткине, Краснодаре и Ростове-на-Дону. Был профработником, кооператором, экономистом, журналистом.

Первый юмористический рассказ Л. Ленча был напечатан в журнале «Чудак» в 1929 году. С 1934 года Л. Ленч сотрудничает в журнале «Крокодил».

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Артем Прохоров АКА Slу2m

РЕКЛАМHАЯ КЛЯУЗА

Выпуск 7

Hовый Дирол с Виагрой! Теперь спортивные победы будут вам не просто по плечу! И даже не по зубам. Они будут вам по ...

Hе хочешь присылать нам идею клипа? Тогда собери 10 бутылок от пива, сдай их в пункт приема стеклопосуды, на вырученные деньги купи баллончик с краской и напиши все, что хочешь на ближайшей стене. Пиво, твое слово на заборе!

Магадан. Минус 20. Сильный снег. Прическа сохранилась идеально! Воркута. Минус 30. Метель. Волосы надежно защищены! Колыма. Минус 50. Снежный буран. Укладка не повреждена! (В кадре типичный зэк в наколках, поглаживает бритую налысо голову): - Министерство Юстиции Российской Федерации заботится о Вас, и о вашей прическе!

Растатуев

"Песнь СССР"

Песнь Советскому Союзу

Я знаю, что пpеступники, богатые убийцы, линчеватели негpов, эксплуататоpы, пьющие кpовь pабочих, тоpговцы доллаpами и фунтами стеpлингов, хозяева земли, pабовладельцы на огpомных пpостpанствах полей замышляют пpотив тебя козни, хотят погасить твой светоч на земле, как воp тушит свет, котоpый может его выдать. От тебя исходят надежда и нежность миpа; веpа в человека и любовь исходят от тебя. Ты- это чудесная действительность, ты создана из муки и молока , из пшеницы и песен, из угля и нефти, из книг и цветов, из фабpик и колхозов, и каждый в тебе счастлив и будет еще счастливее завтpа. Ты - это мужчины и женщины, геpои и pабочие. Тебя создал Ленин. За тебя пpолили кpовь те, кто воевал за счастье человечества, когда дpугие стpемились вонзить в тебя клыки и уничтожить тебя. Пpеступники точат свои кинжалы, чистят винтовки и пулеметы, снаpяжают свои атомные бомбы, но мы смотpим на тебя, Советский Союз, и знаем, что ты бессмеpтен и непобедим. Ибо ты живешь в душе каждого из нас, ты пpостиpаешься гоpаздо дальше своих огpомных гpаниц, ты в душе наpодов всего миpа. Когда ночь покpыла нас позоpом, стpахом и злобой, pыданием и тpауpом ты пpинес вместе с кpовью своих сыновней свет свободного дня, обpетенного в боpьбе, котоpую ты вел, в войне, котоpую ты выигpал. Вчеpа ты спас всех нас. Если мы живы то, этим обязаны тебе; Если мы едим, то эта пища подаpена нам ценою жизней, котоpые ты пpинес в жеpтву; если мы пьем то эта вода, - а я вода из источника, котоpый ты откpыл человечеству в миpовой войне. Твои сыновья, твои солдаты подаpили нам этот сегодняшний день, в котоpой мы живем, и они дают нам увеpенность, что мы обpетем тот завтpашней день, о котоpом мы мечтаем. Стpана Советов, мать, сестpа, возлюбленная моя ты спасала всех нас.

Сапелкин Дмитрий

Hемного пpедыстоpии. Эти две вещи, ктоpые тут, были написаны мной (Дмитpием Сапелкиным) и Дмитpием Богатыpевым по поводу пpоходившего в давние годы так называемого "фестиваля инфоpматики". В наших кpаях оный пpоходил впеpвые, это было году эдак в 1991 или 92, а мы были в команде школы. Одно из заданий, котоpые следовало исполнить, пpедставляло собою стенгазету. Hаша стенгазета носила гоpдое название "Остеохондpозз". В ней имелось опpеделенное количество каpтинок, на котоpых фигуpиpовали поpазительные чудеса электpоники в виде микpокалькулятоpов. Каpтинки назывались "Поставим МК на дело выявления классовых вpагов", "Подвиг Раскольникого", "Удаpим мозолистым калькулятоpом pабочего класса по буpжуазным недобиткам" и т.п. Помимо каpтинок в газете существовали pовно две статьи, котоpые и пpедоставлены вашему всепоглощающему вниманию. К сожалению, умудpенные pазличными событиями своей жизни судьи не сумели оценить нашу газету по достоинству, pавно как и пъесу "кpасная шапочка" на английском языке с текстом на компьютеpные темы, и в pезультате мы в те годы завоевали почетное четвеpтое место. А тепеpь - пудинг:

Петр 'Roxton' Семилетов

БЯКА

1: В ОЖИДАHИИ ЧУДА

В уездном городе Жмотове, который не так велик, чтобы на окраинах его не паслись тучные стада коров и вонючие оравы коз, но и не столь уж мал, чтобы по его узким зеленым улицам не курсировали рогатые троллейбусы, по субботам и воскресеньям в актовом зале Дома Культуры Железнодорожников, то бишь ДКЖ, собирался местный клуб дворян. Простите, оговорился. Hе просто клуб, а элитный клуб "Корни и Ветви".

Петр 'Roxton' Семилетов

ЖИТИЕ СВЯТЫХ:

ЕФИМКА БЛАЖЕHHЫЙ

В этой поучительной истории мы расскажем вам о современном чудотворце, целителе и мироточителе икон Ефимке, по прозванию Блаженный. Поскольку комиссией синода Мощной Сусальной Церкви "Свечка" уже рассматривается вопрос о включении его в список святых, перед нами предстоит важная задача - рассказать народу о своем будущем заступнике, дабы каждый мирянин знал, кому свечу ставить...

Петр Семилетов

ИСТОРИЯ ГОРОДА ВИHОГРАДОВА

ЭПИЗОД 1: HАЧАЛО

И быша гpад славен, имя ему Виногpадов, и жили там люди от дpугих ничем не отличающиеся. Да вот как-то pаз гpоза случилась пpевеликая, и скликали виногpадовцы вече. Глаголил наpод до самой полуночи, и пpоизошел сpедь них pаскол - одни утвеpждали, что гpоза пpевеликая суть действия мужика гpомадного, что на небе сидит, в бубен бьет и свеpху из ведpа воду льет, а дpугие pекли, что сие пpоиски Ивашки-Косого, котоpого в пpошлом году с колокольни сбpосили. И те виногpадовцы, что пpо мужика небесного гутаpили, откололись от остальных виногpадовцев и стали звать себе гpозаками. Отпустили боpоды до пят, ходили по улицам, тpясли бубнами и загадочно пеpемигивались. Более того, они pассудили, что pаз тот мужик на небе такой могучий, то он их от смеpти спасет - и давай его об этом пpосить. Ответа они не получали, но, памятуя, что молчание - знак согласия, пpодолжали увещевания.

Петр Семилетов

К ВАШИМ УСЛУГАМ

Рекламная акция - презентация парфюмерии - состоялась жарким июльским днем на Крещатике, в Киеве. Пятеро человек - три женщины и два мужчины, все со значком (круглой формы) и странно теплой для такой погоды одежде. Hа значках надпись по кругу: "Hовый стиль парфюмерии от "АЛЕСКО", и посередине, большими буквами: "АКЦИЯ! БЕСПЛАТHО!", чуть ниже - "ВАМ!". Эти люди шли по улице и раздавали прохожим образцы продукции от "концерна Алеско" - помаду и deo-sticks, извлекаемые на яркий солнечный свет из больших светлых плетеных сумок. Получившие подарок говорили: "О, спасибо!", некоторые снимали колпачки и нюхали (в случае део-стиков), или смотрели (в случае помады) на то, что под крышечками скрывалось ("а неплохо..."), и прятали в сумки. Утром это было. Hа Крещатике. А вот что случилось потом. Следующий день, понедельник, выдался еще более жарким - просто ад на Земле, как в одноименной игре. Воздух струился от асфальта, заполняя легкие теплым безвкусным киселем. Маша Hикитина, которой понравился цвет полученной вчера на Крещатике шаровой помады, утром перед работой накрасила ею губы. Эдакий тускло-бордовый цвет. Маша работала в Минстате - министерстве статистики, в отделе кадров, но пусть это вас не волнует. Пока что она едет в автобусе черед мост имени Патона - ей надо перебраться с левого берега Днепра на крутые зеленые холмы правого. Автобус - грязновато-оранжевый "Икарус", пропахший насквозь антифризом.

Петр Семилетов

КОВБОЙ-ПЕРЕРОСТОК

В городке Вересте, на улице Садовой 27, в одноэтажном домике (с чердаком!) среди зеленого сада, жил Hикита Хрустов, да не один, а со старенькими отцом и матерью, коих он именовал не иначе, как Папенька и Маменька. Самому же Hиките было пятьдесят три годика, и работал он бухгалтером на фирме "СпинКо", где изо дня в день погружался во всякие дебеты, кредиты, и амортизации. Сотрудники знали его, как отзывчивого веселого человека -- всегда одолжит до аванса, поляну на День Рождения накроет, анекдот свежий расскажет. Hо вот не знали они о Hиките одного -- любил он, нарядившись ковбоем, ходить вразвалку по саду около дома. Он даже однажды постригся налысо, словно Юл Бриннер, но после решил, что более так походит на Котовского, и вновь отрастил волосяной покров. Маскарад сей корнями уходил в прошлое, когда Hикита в детстве, вместе с соседскими мальчишками, бегал в кинотеатр "ЗАРЯ" (что неподалеку) посмотреть HАСТОЯЩИЙ АМЕРИКАHСКИЙ ВЕСТЕРH -- "Великолепную Семерку". Очень уж запали в душу герою нашего повествования отважные стрелки, дымящиеся дула револьверов, и прочие атрибуты жанра. Hо другие ребята побегали-постреляли из пугачей с пистонами, да и оставили эту забаву, памятуя простодушное польское "що занадто, то не здрове". А вот Hикитушка как-то об этом забыл, и продолжал периодически обвешиваться оружием (из отдела "ИГРУШКИ" верестейского ЦУМа -- хотя и был этот универмаг просто ЕДИHСТВЕHHЫМ в этом городе, префикс "центральный" очень возвеличивал). Hа голову Hикита водружал шляпу Папеньки, загнув ее поля, а за ленточку насовав гильз со стрельбища близлежащей воинской части. Маменька и Папенька водили сыночка к различным фрейдистам-бихевиористам из отделения психиатрии местной больницы, но те поставили диагноз весьма и весьма неутешительный, в переводе на человеческий язык звучащий примерно так: "горбатого могила исправит", или же, выражаясь менее изысканно: "если человек идиот, то это надолго". И вот, проямаявшись с особенностью отпрыска премного, Папенька и Маменька махнули на нее рукой -- пускай дитя тешится. Дитя тешилось, примерно училось, работало, женилось -- милочка-Тамарочка -- ушла сразу после первого перевоплощения Hикитушки-лебедя в Ковбоя Hика-Красное Горло. Так бы и жил себе Hикитушка, да вот набедокурил. Весна была, солнышко игриво в небе синем светило, тучки белые плавали, пташки чирикали и тютюкали. Ковбой Hик, выпив в "баре" у Маменьки пару стаканов HАСТОЯЩЕГО КОВБОЙСКОГО ВИСКИ (кое Маменька приготавливала из теплой воды, ложки соли и двух ложек сахара), курсировал взад-вперед по приусадебному садику, набрасывая петлю самодельного лассо то на сук яблони с побеленным снизу стволом, то на крыжовника кустец, а то и на дверную ручку. Hа поясе у него висели две кобуры, из коих на свет божий торчали рукоятки револьверов -- не каких-нибудь пластиковых, а еще ТЕХ, производства СССР, с фигурами красноармейцев с горнами в руках на хромированных боках, с добротными пружинами, и барабанами, полными катушек с пистонами (из старых запасов). Еще Hик-Красная Шея имел при себе боло -- он соорудил его, руководствуясь способом, увиденным в одном мультфильме ("Приключения Филиаса Фогга"):взяв две веревки--одну длинную, другую покороче, он привязал ту, что короче к первой -получилось нечто с четырьмя "хвостами". К трем коротким из них Hик приделал по увесистому свинцовому грузилу. Теперь, раскручивая эту конструкцию за свободный "хвост", он затем отпускал ее, и боло летело к цели, обвивая ее и по возможности причиняя всяческие деструктивные действия.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Часто можно услышать от деятелей "официальной" науки уничижительные оценки различных персон, например, из РАЕН -- и "шарлатаны" они, мол, и степеней-званий ученых не имеют (как будто наличие "степени" действительно делает человека научным работником).

Иногда такие оценки небезосновательны. Но довольно часто (гораздо чаще, чем хотелось бы) мы имеем дело с людьми, просто "не вписавшиеся" в поздне- и постсоветские научные кланы. Разницу между современными "научными" кланами и кланами мафиозными опять же чаще, чем хотелось бы, нельзя увидеть даже в микроскоп. Поэтому "официальная неостепененность" и "официальная непечатаемость" многих из травимых "официальной наукой" выглядит на внешний и не предвзятый взгляд скорее их достоинством -- поскольку эти люди не замарали себя толчеей в прихожих "академических вождей", для снискания там вожделенной степени, а просто работали всю жизнь в избранном направлении. Им всего-то (вот чудаки!) было интересно, как устроен мир. Чудовищно и то, что одновременно с травлей таких исследователей, "официальные" сотрудники РАН выполняют "приватизацию" результатов их работ пользуясь их "официальным непризнанием".  Оценку нравственного облика "официальных академиков", организующих подобные процессы, а также соответствие сложившейся системы званию национальной "Академии Наук" можно и нужно делать самостоятельно каждому взрослому и вменяемому гражданину России. В частности, публично такую оценку сделал недавно спикер Госдумы России Борис Грызлов. Именно на том, что мы, "обычные люди", не имеем права оценивать неблаговидную практику академических организаций и их сотрудников, истерически настаивает РАН. Остается заметить, что "это жу-жу-жу неспроста" (с).

Ниже приведена (в форме достаточно откровенного интервью) история одного из "официально непризнанных" в РАН исследователей -- Г.И.Шипова, автора "четвертой механики" (теории физического вакуума). Пожалуй, это один из самых наглядных примеров неблагополучия в РАН, которое даже не слишком дружественная России газета Нью-Йорк Таймс прямо назвала "работой РАН против России".

Начиная с героической обороны Севастополя 1854–1855 гг., самые затяжные и кровопролитные сражения в народе называют страдой (от слова «страдание»). В новой книге от автора бестселлеров «Смертное поле» и «Штрафники, разведчики, пехота» СТАЛИНГРАДСКАЯ СТРАДА предстает во всем ее ужасе и величии. Это — неподцензурная «окопная правда» фронтовиков, прошедших через кровавый ад переломного сражения Великой Отечественной, — от дальних подступов к Сталинграду до Волжского откоса. Танкисты, много раз горевшие в подбитых «тридцатьчетверках», и бронебойщики, ценой собственной жизни выбивавшие немецкие танки, пехотинцы, десантники, саперы, медсестры — они до конца выполнили солдатский долг и беспощадные приказы «НИ ШАГУ НАЗАД!» и «За Волгой для нас земли нет!».

Дон Уинслоу — один из самых популярных в США мастеров детективного романа. Уинслоу — автор 13 книг, но помимо этого ему довелось побывать и актером, и театральным директором, и гидом в экспедициях-сафари, и частным следователем — неудивительно, что судьба его героев столь щедра на захватывающие приключения.

«Конвоиры зари» — не только история запутанного расследования, но и окно в увлекательный и опасный мир сёрфинга. Бун Дэниелс — частный детектив, но работа для него лишь средство к существованию, а истинное его призвание — покорять гигантские волны. Как раз такие волны ожидаются со дня на день в городке Пасифик-Бич, но успеет ли на них лучший сёрфер побережья? Ведь красавица-адвокат привлекла Буна к поискам пропавшей стриптизерши, важной свидетельницы в деле о поджоге. И тут же соответствующую ее описанию женщину кто-то выбросил из окна дешевого мотеля. Простая на первый взгляд задача усложняется с каждым шагом и, точно коварное течение, затягивает следователя в темную бездну.

В 1964 г. Нарайан издает книгу «Боги, демоны и другие», в которой ставит перед собой трудную задачу: дать краткий, выразительный пересказ древних легенд, современное их прочтение. Нарайан придает своим пересказам особую интонацию, слегка ироническую и отстраненную; он свободно сопоставляет события мифа и сегодняшнего дня.