Теперь мы их похороним

Об экономических системах

Отрывок из произведения:

12 мая 1971 года. Москва, утро.

Демонстрацию решено было провести прямо в лаборатории.

Напрасно профессор Боровский названивал во все мыслимые и немыслимые инстанции, доказывая, что это парализует нормальную работу Института как минимум на неделю. Ничего не помогало. Дорогому товарищу Леониду Ильичу Брежневу остро приспичило взглянуть на всё самому.

Дорогого товарища, впрочем, тоже отговаривали. Очкастые референты из цековского аппарата даже успели настрочить докладную, в которой доказывалось, что разработки Боровского в высшей степени сомнительны и т.д. В ход пошли даже придирки к родословной почтенного профессора: родители его были родом из Бердичева, известного еврейского местечка, имели в Израиле дальних родственников, и к тому же назвали сына Иосифом — наверняка ведь не спроста, а в честь одиозного библейского персонажа… Но ничего не помогло: Брежнев заявил, что сам разберётся, кто тут еврей, кто скрытый сионист, а кто просто мутит воду, вместо того, чтобы заниматься делом.

Другие книги автора Михаил Юрьевич Харитонов

Жёсткая SF. Параквел к сочинениям Стругацких. Имеет смысл читать тем, кто более или менее помнит, что такое Институт Экспериментальной Истории, кто такие прогрессоры и зачем нужна позитивная реморализация.

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Юбер аллес

Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет.

Из письма новгородцев Рюрику

Российская Федерация, Ленинградская область, г. Тоцк.

15 июня.

На работу Петров перестал ходить, когда подорожал автобус. Месяца через полтора ему позвонили из какой-то "ликвидационной комиссии" и посоветовали забрать с завода свою трудовую книжку. Он подумал и решил, что как-нибудь успеется. Потом он встретил на улице Пал-Егорыча, и узнал, что заводику действительно настали кранты.

Всякий русскоязычный (тьфу на это слово, но тут оно уместно) фантастический писатель должен сочинить рассказ о попаданце. Если он его не сочинил, это не фисатель-понтаст, а какое-то недоразумение. Попаданец должен быть, и, разумеется, он должен менять историю мира к лучшему. Обыкновенно он это делает посредством ускорения научно-технического прогресса, а также прогресса социального — как правило, через установление какой-нибудь "диктатуры развития". Для какой цели попаданец или приходит к власти, или каким-нибудь образом сразу оказывается вблизи неё, чтобы упростить автору жизнь. Что ж, я решил не перечить традиции и тоже сочинил соответствующий рассказ. Про попаданца, будь он неладен.

Возможно ли, что земляне — единственная разумная раса Галактики, которая ценит власть выше жизни? Какой могла бы стать альтернативная «новейшая история» России, Украины и Белоруссии — в разных вариантах? Как выглядела бы коллективизация тридцатых — не в коммунистическом, а в православном варианте?

Сергей Лукьяненко писал о повестях и рассказах Михаила Харитонова: «Это жесткая, временами жестокая, но неотрывно интересная проза».

Начав читать рассказ, уже невозможно оторваться до самой развязки — а развязок этих будет несколько. Автор владеет уникальным умением выстраивать миры и ситуации, в которые веришь… чтобы на последних страницах опровергнуть созданное, убедить в совершенно другой трактовке событий — и снова опровергнуть самого себя.

Читайте новый сборник Михаила Харитонова!

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Преступление и наказание

Когда Малкин пришёл в себя, перед ним сияли звёзды - крупные, как яблоки, и такие же красные.

Леонид Иосифович зажмурился, мотнул головой, и ударился затылком о какую-то трубку в гермошлеме. Затылок ответил на грубое обращение взрывом боли. Трубка хрустнула, и из неё что-то закапало.

- Казнь египетская... - проворчал Малкин, пытаясь сообразить, что там нужно делать дальше. Пожалуй, стоило бы для начала прийти в себя. Он нащупал кнопки на левой перчатке. Надавил на верхнюю. В запястье кольнуло: микрошприц впрыснул в жидкую кровь старика порцию стимуляторов. Через пару минут туман в голове рассеялся, и Леонид Иосифович решился открыть глаза ещё раз.

Содержание:

НАСУЩНОЕ

Драмы

Лирика

Анекдоты

БЫЛОЕ

Алексей Крижевский - Можно ли в Москве торговать честно?

Олег Александрович Керенский - Когда папа был министром

ДУМЫ

Александр Храмчихин - Конструктор красного цвета

Евгения Долгинова - Третья Россия

Павел Пряников - Еда и воля

Дмитрий Быков - Рукопись продать

Татьяна Москвина - Как Новая Россия снесла Новую Голландию

ОБРАЗЫ

Евгения Пищикова - Буровая установка позолоч.

Аркадий Ипполитов - Гений ночи

ЛИЦА

Алексей Крижевский - Свет в подвале

Павел Пряников - Удавила немцев за копейку

Квартирный вопрос философии

ЛИЦА

Анна Андреева, Наталья Пыхова - Вечные вещи

Анастасия Чеховская - Большое кочевье

ВОИНСТВО

Александр Храмчихин - Победа вне игры

СОСЕДСТВО

Дмитрий Данилов - Север и сталь

МЕЩАНСТВО

Мария Бахарева - Думайте о рекламе

Людмила Сырникова - Вор

Михаил Харитонов - Обсосанный лимон

ХУДОЖЕСТВО

Денис Горелов - Звон серебряной деньги песней входит в сердце

Аркадий Ипполитов - I love America

Что-то вроде фанфика-сиквела по роману Стругацких "Понедельник начинается в субботу". НИИЧАВО в 1989 году.

Из окна малой залы был виден стеклянный купол Верховной Рады и бодро развевающийся червоно-блакитный прапор над ним. Такой же красно-голубой флаг, только размером поменьше, украшал восточную стену залы.

Президент недовольно покосился на премьера.

— Товарищ Ющенко, это что такое? — он слегка повёл бровью. — Где союзное знамя?

Ющенко скривился.

— Вы прекрасно знаете, товарищ Кучма, — раздражённо заметил он, — тут иногда бывают люди из Москвы. Не хватало ещё и красного флага. Они и так нас подозревают.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Рассказ о талантливом изобретателе машины времени

Климин Михаил

Странная просьба всадника синего дракона

Этой осенью в Утере было клево. Как, впрочем, и прошлой осенью, и позапрошлой. В Утере вообще было клево, а особенно осенью. В кабаке "Хата с краю" как всегда в эту пору царило веселье. Хозяин кабака, Кардамон Мажора, от души оттягивался вместе с завсегдатаями. Его жена, Тиха, еле успевала оттаскивать пустые водочные бутылки и бочонки из-под пива. После третьего ящика, как обычно, кто-то докопался до Кардамона и потребовал рассказать историю о его прошлых приключениях.

ИНТЕРFUCKъ - VISIONS

ИНТЕРFUCKъ ПИКТУРЕС ПРЕЗЕНТУЕТ:

роман Л. Б. Лучше-Всех-Спрятанного

ТВА ТОВЕРСА

Демонстрационная версия!

Будь проклят тот день, когда я

сел за баранку этого пылесоса.

Р. Зелазни. "Одно мгновение бури".

Однажды утром в Вавилоне пошёл

густой снег...

Е. Летов. "Однажды".

НО ТЭРЖЭТ!!!!!!!!!

Microprose Software, Inc. "F-15".

Глупый мотылёк догорал на свечке,

Иван Мак

Красная Кнопка

"А в Москве - кнопка красная одна,

Раз нажал - и всем хана!"

Hар. фольклор

К остановке подкатила пустая маршрутка с номером 313. Ее бока были разукрашены темно зеленым и серым цветом, словно шерсть какого-то зверя. Впереди красовалась оскаленная пасть хищника. Очередь тут же зашевелилась, и люди полезли в салон. Кто-то нахваливал новые мягкие кресла, обшитые ярко красным заменителем кожи.

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.

Морозенко Денис

------------- Ерохин, Властелин Галактики. кратко ------------

Hачало. Планета Земля. У окна стоит сынок Главного Мафиози (то ли города, то ли всей планеты). Размышляет о будущем. Выходит на улицу, мочит пару десятков коммерсантов - выбивает деньги. Возвращется домой, снова стоит у окна. Тут входит его Любимая Девушка, но какая-то грусная. "Ы?" - спрашивает ГПГ. "У меня болезнь Брилла," - говорит девушка, - "но мы проведем оставшееся мне время счастливо!". (пояснение: болезнь Брилла - самая жуткая штука в будущем. Через ранку в организм проникает плесень и начинает там рости, постепенно пожирая носителя. Во время болезни вид у больного не очень - он весь лохматый и склизкий от этой плесени + громко пахнет. Заболевание неизлечимо.)

У Ксении Удаловой серьёзные проблемы — она уже не может пройти по улицам. Везде пассии мужа! Что делать? На помощь приходит профессор Минц.

История феноменальных открытий далеко не всегда знает своих истинных героев. Нет, конечно, если первооткрыватель — крупный учёный с мировым именем, то этот факт зафиксируют во всех научных и популярных источниках, а со временем и в энциклопедиях и школьных учебниках. Его имя теперь навеки будет связано с каким-то событием или законом, и на вопрос учителя: «Дети, кому однажды на голову упало яблоко?» какой-нибудь Ванька Жуков покорно ответит: «Ньютону», хотя лично ему, Ваньке, только вчера, когда он поздно вечером тряс соседскую яблоню, этих яблок свалилось на голову никак не меньше двадцати. Несправедливость! Если открытие совершит простой, обычный человек, то его очень скоро ототрут в сторону люди непростые и необычные; а если этот человек к тому же ещё и ребёнок…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Они познакомились, когда ей было шесть, а ему тридцать шесть. Они поженились, когда ей было двадцать три, а ему тридцать один. Потому что Генри страдает редким генетическим заболеванием – синдромом перемещения во времени; его исчезновения из жизни Клэр непредсказуемы, появления – комичны, травматичны и трагичны одновременно.

Впервые на русском – невероятная история невероятной любви, поразительный бестселлер, права на экранизацию которого были куплены Брэдом Питтом и Дженнифер Энистон (звезда телесериала «Друзья») еще до публикации самой книги; постановщиком фильма выступит Гас ван Сент.

Вячеслав Михайлович Рыбаков родился в 1954 году. Окончил восточный факультет ЛГУ, кандидат исторических наук. Печатается как прозаик с 1979 года. Автор книг “Очаг на башне” (1989), “Свое оружие” (1990), “Гравилет „Цесаревич“” (1994), “На чужом пиру” (2000), “Первый день спасения” (2001) и др. Автор идеи книжного проекта “Хольм ван Зайчик. „Плохих людей нет“” (тексты Х. ван Зайчика написаны В. Рыбаковым в соавторстве с И. Алимовым). Лауреат Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых за сценарий фильма “Письма мертвого человека” (1987), награжден премиями “Старт” (1991), “Великое Кольцо” (1993), “Бронзовая улитка” (1993, 1996, 2000), “Интерпресскон” (1994, 1998), “Меч в зеркале” (1995) и др. Живет в Санкт-Петербурге.

Сведения о жизни Юрия Андропова автору этой книги приходилось собирать с великим трудом. Ведь во всей мировой истории Андропов является одним из самых потаенных политических деятелей. Какие тайны скрываются за фигурой генсека с Лубянки? Почему и как глава КГБ стал лидером Советской страны после смерти Леонида Брежнева? Историк Сергей Семанов решил всмотреться в жизненный путь загадочного генсека и оценить его личные качества.

Микроскопический партийно-комсомольский работник в глухой российской провинции, Юрий Владимирович Андропов к исходу жизни неожиданно для всех взлетел на самую-самую кремлевскую высь. Но к этим заветным высям он целенаправленно и терпеливо стремился всю жизнь. Молча, тайно, не имея соратников, а только потаенных соучастников, столь же двуликих, как и он сам, он взлетел наконец на кремлевские небеса. Видимо, во всей мировой истории Андропов стал и останется самым потаенным главой тайной политической полиции! Он всячески укреплял коммунистический строй – и потихоньку подтачивал его. Сажал «диссидентов» в психушки – и одновременно создавал им будущую политическую карьеру. Боролся с буржуазным Западом – и в душе обожал западный образ жизни. Наконец, скрыл от всех свою первую семью и двоих детей, судьба которых – брошенных отцом – сложилась крайне тяжело.

Таков был этот потаенный деятель, неразгаданный и по сию пору.

Жизнь и смерть Нестора Махно. О знаменитом повстанческом атамане написано немало сочинений. К сожалению, истинный облик его нередко вольно или невольно искажали. Только сегодня, когда обнаружены многие сокрытые ранее документы и воспоминания, мы можем узнать, каким он был на самом деле. В основу книги легли сведения, полученные автором во время бесед со вдовой и единственной дочерью Нестора Ивановича.