Теософия

Тот, кто знаком с сущностью "доказательства", для того ясно, что душа человеческая находит истину иначе, не на путях спора, борьбы друг против друга. И сообразно этим воззрениям и взглядам пусть появится эта книга во втором издании своем перед современностью.

"В этой книге дается описание некоторых областей сверхчувственного мира. Тот, кто хочет признавать один лишь чувственный мир, может счесть это описание за несуществующее порождение фантазии. Но тот, кто хочет искать путей, ведущих за пределы чувственного мира, тот скоро научится понимать, что жизнь человеческая приобретает цену и значение лишь через прозрение миров иных." Перевод второго немецкого исправленного и дополненного издания 1908 года.

Отрывок из произведения:

Когда осенью 1813 г. Иоганн Готтлиб Фихте выступил со своим «Учением», как зрелым плодом своей жизни, всецело посвященной служению истине, то в самом начале его он высказал следующее: «Это учение предполагает совершенно новый внутренний орган чувства, которым будет восприниматься новый мир, вовсе не существующий для обыкновенного человека», затем он показал на сравнении, как непонятно должно быть это учение тому, кто хочет судить о нем по представлениям обычных чувств: «Представьте себе мир слепорожденных, которым ведомы лишь те вещи и те соотношения между ними, которые существуют благодаря чувству осязания. Придите к ним и заговорите с ними о красках и об иных соотношениях, существующих лишь благодаря свету и для зрения. Вы будете говорить им о том, чего нет, и еще самое лучшее, если они скажут вам об этом прямо, по крайней мере, вы скоро заметите свою ошибку, и если вы не в силах раскрыть их глаза, то вы прекратите напрасную речь». И вот, кто говорит людям о таких вещах, как в этом случае Фихте, тот слишком часто оказывается в положении, похожем на положение зрячего между слепорожденными. Но ведь это именно те вещи, которые относятся к истинному существу и высшей цели человека. И кто подумал бы, что необходимо «прекратить напрасные речи», тот должен был бы таким образом отчаяться в человечестве. Напротив, ни одного мгновения не следует сомневаться, что «раскрыть глаза» на эти вещи возможно каждому, кто только сам проявит на то добрую волю. Поэтому, исходя из этого предположения, говорили и писали все те, кто чувствовал внутри себя выросшим этот «внутренний орган чувства», при помощи которого они могли познать скрытое от внешних чувств, но истинное существо человека, поэтому с самых древних времен все снова и снова говорится об этой «сокровенной мудрости». Те, которые что-либо восприняли из нее, чувствуют себя в своем знании так же уверенно, как обладающие нормальными глазами в своих красочных представлениях. Для них эта «сокровенная мудрость» не нуждается ни в каком «доказательстве». И они знают также, что не требуется доказательства и для того, у кого, подобно им, открылось «высшее чувство». С таким человеком они могут говорить так, как путешественник говорит об Америке с теми, кто, хотя бы сами и не видели Америки, но способны составить себе представление о ней, так как они увидели бы все то, что видел он, как только им представился к тому случай.

Другие книги автора Рудольф Штейнер

Впервые в виде книги выходят в свет мои исследования, которые прежде были изданы в виде отдельных статей, под общим заглавием «Как достичь познания высших миров?» В настоящем томе приведена первая часть исследований; следующий будет заключать в себе продолжение. Данной работе о развитии человека, ведущем его к постижению сверхчувственных миров, необходимо предпослать несколько сопроводительных слов. Заключающиеся в этой книге сообщения о душевном развитии человека имеют целью удовлетворить некоторым запросам. Прежде всего необходимо дать что-нибудь людям, которые испытывают интерес к результатам духовного исследования и которые задаются вопросом: откуда же берут свои познания те люди, которые утверждают, что могут давать ответы на высокие, загадочные вопросы жизни? Духовная наука проливает свет на эти загадки. Человек, желающий наблюдать факты, приводящие к таким ответам, должен подняться к сверхчувственным познаниям. Он должен пройти тот путь, описание которого пытается дать эта книга. Однако было бы заблуждением думать, что сообщения духовной науки не представляют собой никакой ценности для тех, кто не склонен или не может сам идти этим путем. Для того чтобы исследовать

Рудольф Штейнер (1861–1925), немецкий философ, основатель антропософии, в предлагаемой читателям книге, как и во многих других, развивает оккультно-мистическое учение о человеке как носителе «тайных» духовных сил, выявление и раскрытие которых можно осуществлять с помощью особой системы воспитания.

Книга предназначена для всех, интересующихся оккультными науками, а также для широкого круга читателей.

Рудольф Штайнер

Антропософия и Теософия

(* Под этим заголовком ниже приводятся выдержки из восьмого издания автобиографической книги Р.Штайнера "Мой жизненный путь (Mein Lebensgang)" на немецком языке, Дорнах, 1982, причем перевод преднамерено является не литературным, но насколько это удалось, дословным. Антропософия, дословно в переводе с греческого "Человекознание" или "Человекомудрость", характеризует знание или мудрость, приобретаемое человеком сознательно изнутри, внутренними Душевными силами чувствования, мышления и воления. Теософия, дословно в переводе с греческого "Богомудрость", характеризует знание, получаемое человеком извне от высших Иерархий в одном из под-сознательных состояний Душевных сил. Основное различие между Теософией и Антропософией заключается именно в том, что первая получает знания в под-сознательных состояниях, в то время как последняя приобретает их в сознательных. Поэтому, например, если человек познает высшие Иерархии, то Теософ получает такое знание под-сознательно извне, а Антропософ приобретает его сознательно изнутри. Отсюда вытекает и различие в методах. Под-сознательные методы познания соответствовали прошлым уровням сознания человека. Знание, полученное Е.П.Блаватской извне от Учителей, позволило учредить Теософское общество. В основе передачи такого знания лежала задача подведения итога Духовных школ, завершающих или уже завершивших свое существование на современном этапе развития человеческого сознания. Знание, приобретенное Р.Штайнером сознательно изнутри, лежит в основе Антропософского движения. Духовная необходимость современного этапа развития человеческого сознания позволяет человеку познавать сознательно изнутри и делает актуальными сознательные Духовно-научные методы познания высших Миров, предлагаемые Атропософией. Прим. Пер. [email protected])

 В предлагаемой читателю главной философской работе Рудольфа Штайнера (1861-1925), австрийского мыслителя, рассматриваются основополагающие вопросы теории познания и этики.

Человек может узнать из обычной жизни лишь очень незначительную часть того, что человечество пережило в былые времена. Исторические свидетельства проливают свет только на несколько тысячелетий, а те знания, которые нам дают археология, палеонтология и геология, весьма ограниченны. И к этой ограниченности присоединяется еще недостоверность всего, что построено на внешних свидетельствах. Достаточно только вспомнить, как менялся образ того или иного, даже не слишком отдаленного от нас события или народа, когда бывали найдены новые исторические свидетельства. Сравните описания одного и того же явления, приводимые различными историками, и вы легко убедитесь, какая здесь шаткая почва. Все, что принадлежит внешнему чувственному миру, подвластно времени. И время разрушает то, что возникло во времени. Внешняя же история ограничена пределами только того, что сохранилось во времени. Оставаясь же при внешних свидетельствах, никто не может утверждать, что сохранившееся есть в то же время и самое существенное.

В конце двух публичных лекций, которые я дал в этом городе, я подчеркивал, что антропософия не должна рассматриваться ни как теория или только наука, ни как знание в обыденном смысле. Она скорее, является нечто, что вырастает в наших душах из только знания и теории в непосредственную жизнь, в эликсир жизни. Таким образом, антропософия не только снабжает нас знанием, но мы получаем силы, которые помогают в наших обыденных жизнях, как в течение физического существования, так и в целой жизни, которую мы проводим в течение физического существования и вне-физического существования между смертью и новым рождением. Чем больше мы переживаем антропософию, как доставляющую нам силу, поддержку и обновленную жизненную энергию, тем более мы понимаем ее.

Лекции эти должны показать ту тесную связь, которая существует между внутренней жизнью человека и его жизнью в период от смерти до нового рождения.

Шесть лекций, прочитанных в Вене с 9‑го по 14‑е апреля 1914 года. Цикл 32‑й. Библиотечный № 153

Целью данного курса лекций было показать, как события, происходящие в духовных мирах, влияют на все сферы жизни людей, включая индивидуальное здоровье человека. В результате битвы Архангела Михаила с Ариманом в XIX веке был очищен духовный мир, а демонический сонм был низвергнут в мир людей. На конкретных примерах из культурной, социальной и политической жизни (рассматриваются также события в России 1917 года) Р.Штайнер показывает, как демонические существа вносят разрушение, хаос и неприятие истины в душевный мир человека. Подпавшие их влиянию люди в частности утрачивают способность увязывать факты в единую картину, а массы людей обретают склонность к националистическим проявлениям. Возможность противодействия опасным разрушительным тенденциям автор видит в преодолении материалистического характера мышления, правильном воспитании детей и доведении событий в духовных мирах до сознания людей.

Популярные книги в жанре Религия

ЗА ВРЕМЯ, истекшее после выхода в свет, книга «Русская религиозность: христианство Киевской Руси, Χ–ΧΙΙΙ века» стала общепризнанной классикой, незаменимой для всех интересующихся прошлым и настоящим России. Как указано в авторском предисловии, книга открывает серию, которая должна была охватить историю русского религиозного сознания с начала Киевского периода до наших дней; автор не дожил до осуществления этого замысла. Он завершил работу над вторым томом, и именно этот труд, изданный протопресвитером Иоанном Мейендорфом, завершает двухтомник «Русская религиозность: средневековье, XIII‑XTV века». По случаю переиздания второго тома было признано целесообразным вернуться к изданию двухтомника в твердом переплете, как был издан первый том. Читатели второго тома заметят, что за протекшие двадцать лет изменились стиль и транслитерация. Настоящее издание, за исключением самых незначительных поправок, повторяет первый том, который мы имели честь опубликовать в 1946 г.

Эта книга, изданная в 1978 году, стала объектом первого испанского перевода в 1982 году и была распространена в традиционалистских кругах того времени не более чем в 150 экземплярах. Теперь мы снова, но уже через Интернет, предлагаем читателю оценить качество и ясность представлений Даниэля Колона. В данном тексте, который опирается на эволианскую и генонианскую точки зрения, автор показывает не только знание мира Традиции, но и надёжную объективность. В некоторых частях текста сделан чрезмерный акцент на дискуссию против Новых Правых; необходимо рассматривать эти линии в контексте интеллектуальной полемики, которую в ту эпоху переживала Франция.

Имя преподобного Максима Исповедника известно, кажется, всякому верующему и тем более тем, кто хоть в какой‑то мере знаком с православным богословием. Его личность яркой звездой сияет на небесном небосклоне. Известный своей высокой подвижнической жизнью, он известен и как писатель, как богослов, как абсолютный защитник Православия в борьбе с еретическими нападениями, как “Исповедник”. Именно последний титул и утвердился за святым Максимом еще с древнейших времен. Вслед за святым Софронием, вступив в брьбы с монофелитством, преподобный становится “душей” и вождем православных в борьбе с “единовольческой” ересью, которая приняла статус государственной религии. Всю жизнь оставаясь простым монахом, он смело обличал в неправомыслии всех отступивших от Истины — будь то простой верующий или первоепископ столичного города. Бесстрашие и мужество он проявляет и на суде в Константинополе, свидетельствуя о своей верности Преданию, о своей любви ко Христу. Именно последняя и сделала его Исповедником, она чувствуется на страницах всех его сочинений, независимо от того аскетический это трактат или догматическое сочинение. Говоря о литературной деятельности преподобного Максима, необходимо отметить, что он болше известен как православный, боровшийся с монофелитством, и внесший значительный вклад в развитие Христологии. Но здесь сразу же надо отметить, что святой не был только полемистом, а его сочинения на данную тему, хотя и занимают треть всего его литературного наследия, — не единственны. Еще он известен как аскетический писатель, как автор удивительных по глубине мысли “Глав о любви” и “Слова подвижнического”. Но, во–первых, это не единственные его сочинения по аскетике, а, во–вторых, и этим не исчерпывается широта его взглядов. Знакомство практически с любым его произведением, на наш взгляд, сразу же позволяет почувствовать глубину и богатство его духовного и богословского опыта. И действительно, — он был исключительно талантливым богословом и писателем. С. Л.Епифанович, пожалуй, самый серьезный русский исследователь творчества преподобного писал: “Обладая необычайной силой творческого синтеза, он словно предназначен был к тому, чтобы объединить и связать те разнообразные течения, которые сама жизнь преднамечала к органическому. Одинаково сильный и как богослов–философ, и как аскет–мистик, и как капелист, он мог взять в свои руки все отрасли византийского богословия и, как творческий ум, претворить все богатое содержание его в единство целостной системы, и мог сделать это со всей силой своего оригинального духа, безмерно возвышаясь над маленькими богословами – эксцерпторами своего времени, еле успевавшими намечать контуры своих скромных по замыслу и исполнению каппилятивных произведений”[1]

Шри Чинмой

Единство восточного сердца и западного ума

Часть I

Источник: srichinmoyworks.org

ISBN 966-427-019-9 По изданию Sri Chinmoy. «The Oneness Of The Eastern Heart And The Western Mind». Part І. 2003.

Оглавление

Часть I

Австралия

ФИЛОСОФИЯ, ДУХОВНОСТЬ И ЙОГА

Университет Западной Австралии

3 марта 1976

ВЕЧНЫЙ ИСКАТЕЛЬ

Национальный Университет Австралии

Шри Чинмой

Единство восточного сердца и западного ума

Часть II

Источник: srichinmoyworks.org

ISBN 966-427-020-2 По изданию Sri Chinmoy. «The Oneness Of The Eastern Heart And The Western Mind». Part II. 2004.

Оглавление

Соединенные Штаты Америки

Лекции 1968-1975

ЛОДКА МЕЧТЫ БОГА И ЛОДКА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Йельский Университет

4 декабря 1968

ЧЕЛОВЕК И ЕГО ЦЕЛЬ

Государственный Университет Нью-Йорка

Шри Чинмой

Просветляющие Землю трубные звуки Дома-Божественности

Истории из Пуран, индийских Святых писаний, Части 1-3

Источник: srichinmoyworks.org

По изданиям:

Sri Chinmoy. «The Earth-Illumination-Trumpets of Divinity’s Home, Parts 1», 1997

Sri Chinmoy. «The Earth-Illumination-Trumpets of Divinity’s Home, Parts 2», 1997

Sri Chinmoy. «The Earth-Illumination-Trumpets of Divinity’s Home, Parts 3», 1997

Шри Чинмой

«ЗА ПРЕДЕЛЫ ВНУТРЬ: ФИЛОСОФИЯ ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ»

Источник: srichinmoyworks.org

ISBN 978-966-427-040-0. По изданию Sri Chinmoy. «Beyond Within: A Philosophy for the Inner Life», 1974

Содержание

1. Сознание

Сознание-Свет

2. Человеческая психика

Тело

Витал

Ум

Сердце

Душа

3. Смерть и реинкарнация

Смерть и реинкарнация

Во время поста с нашим организмом происходят удивительные изменения: из тканей выводится соль, из тела выходят токсины, нормализуется работа кишечника, исчезает лишний вес, «молодеют» артерии и сосуды, свободнее начинают работать почки, улучшается тонус мышц, повышается упругость кожи. Мы молодеем в прямом смысле слова! Так что пост – это возможность очистить не только душу, но и тело.

Михаил Андреев рассказывает о том, что необходимо знать и понимать человеку, если он хочет, чтобы пост действительно помог ему.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Цюрих, 27 Октября, 1919.

— В обращении к публичной аудитории сегодня по наиболее важному вопросу нашего времени, делает большое различие, если говорят из знания глубинных сил Мировой исторической эволюции, то есть из посвящения-науки, или говорят без такого знания. Это относительно легко говорить о современных вопросах, если полагаются на данные внешнего знания, которые считаются научными, практическими и так далее. Это, однако, чрезвычайно трудно говорить о таких вопросах с точки зрения посвящения-науки из которой действительно выведено то, с чем мы должны иметь дело на таких собраниях как наше сегодня.

Берлин, 13 Декабря 1907 г.

GA 101.

Теософия, верно и глубоко понятая, будет все больше и больше вводить человека в непосредственную жизнь, к которой он не приближается — как обычно думают — благодаря материалистическому образу мыслей, а от которой он благодаря ему отчуждается.

Это положение часто высказывалось здесь и в других местах, при том или ином случае, чтобы охарактеризовать миссию теософского движения. Но современный человек вряд ли встретит его очень сочувственно; ибо многочисленнные наши современники ведь держатся мнения, что действительную жизнь — то, что они называют «жизнью», — нужно искать в чем-то совсем ином, а не в том, что может дать теософия; и они, конечно, думают также, что теософия меньше всего может быть призвана привести человека к деятельной, практической жизни. Но она это все-таки сделает. Она сделает это в малом сделает и в самом великом! Теософия будет в состоянии — если те, кто занимаются общественными или иными делами, будут проникнуты ею, — разрешить все великие вопросы современности таким образом, каким они должны быть разрешены, чтобы человечество получило возможность жить полной жизнью. Все многочисленнные искажения, все нездоровые условия нашего времени, все, что называют «вопросами современности», все, что теперь, с той или иной точки зрения, пробуют разрешить дилетантски, все это сможет быть плодотворно использовано, если наши современники соблаговолят проникнуться теософской истиной. — Однако это не должно нас теперь особенно занимать; этого надо было только коснуться.

Читатели этого лекционного цикла, которые не пережили вместе с нами то, что разыгрывалось в то время, когда эти лекции читались в Теософском обществе, находившемся тогда под влиянием авторитета Анни Безант, могут, пожалуй, найти предосудительным, что во многих местах был принят полемический тон именно против ее воззрения на Христа. Чтобы понять этот тон, нужно принять во внимание, что в то время для многих людей, к которым эти лекции обращались, был еще значителен авторитет Анни Безант, и лектор должен был защищать свое понимание Христа, которое никогда не отличалось от высказываемого здесь. По мнению некоторых, теперь, когда эта борьба осталась далеко позади, полемические места могли бы быть опущены. Но, по мнению издателей, эти лекции должны восприниматься только исторически, — так, как они произносились тогда. И для многих небезынтересно будет узнать, от каких предрассудков, противоречащих всему западному пониманию, надо было защищать высказываемое здесь представление о Христе. Рассмотрев внимательно этот вопрос, можно увидеть, что для лектора дело было не в текущих догматических сварах между идеологическими сообществами и сектами, но в поддержке того, за что он отвечал перед своей научной совестью, в противовес несуразности, выдвинутой из личных интересов, которая, казалось бы, сама себя осуждала перед разумными людьми своей абсурдностью, но тогда в Теософском обществе представлялась равнозначной тому, что утверждал лектор. В действительном мире может ведь играть роль и то, что противоречит элементарной разумности.

Вот уже в третий раз нам представляется возможность говорить в Швейцарии об основном событии в истории Земли и человечества. В первый раз в Базеле нашей темой было Евангелие от Иоанна, во второй раз — Евангелие от Луки. И наконец, сегодня мы посвятим наше исследование Евангелию от Матфея.

Я уже не раз отмечал, что повествование о пришествии Христа не без причины дошло до нас в четырех памятниках, которые как будто в некотором смысле между собой расходятся. Это обстоятельство, дающее повод современному материалистическому мышлению к отрицательной и разрушительной критике, для антропософии имеет самое большое значение. И действительно, никому не подобает судить о каком-либо человеке или факте, если изучение их проводилось с одной точки зрения. Я часто пользовался в связи с этим следующим сравнением: когда дерево сфотографировано с одной стороны, никто не сочтет такую фотографию точным, всеобъемлющим изображением этого дерева. Если же наоборот, дерево было заснято с четырех разных сторон, мы имеем четыре различных снимка, которые, быть может, очень отличаются один от другого, но в целом дают полное представление о дереве.