Тени возвращаются

Четвертая книга Линн Флевелинг — продолжение знаменитой трилогии про Ночных скитальцев. Алек и Серегил снова вместе. Идут навстречу своей судьбе, предсказаниям Оракула Сарикали и новым испытаниям.

Отрывок из произведения:

Серегил пытался удержать равновесие на краю стены, высматривая внизу в тени сада своего потерявшегося спутника. По его расчетам, Алек, выскочив из окна библиотеки, должен был давно появиться.

Все в этой работе занимало слишком много времени: найти способ пробраться в дом; найти нужную комнату (им дали неправильное направление); наконец, найти украденную брошь, хозяин которой — один из самых злостных новоявленных шантажистов Римини — очень умно хранил ее в шкатулке среди дюжин других. Серегилу пришлось внимательно рассматривать каждую, при неверном мерцании светящегося камня. Если бы ему была не по нраву юная леди, чья репутация зависела от успеха этой ночной работенки, он бы давным-давно бросил все к чертям.

Другие книги автора Линн Флевеллинг

«Камень внутри льда внутри камня внутри льда» — лишь несколько слов на древнем пергаменте, лишь туманное указание на страшную Долину Рогов, где демоны танцуют на снегу и пьют человеческую кровь, где спрятано нечто, за обладание чем силы Зла готовы отдать многое .. Грядут великие сражения, и мертвецы будут подниматься с земли, чтобы снова сражаться во имя ненасытного Пожирателя Смерти — бога, чье имя не произносят вслух. Бесстрашный воин Серегил и его юный спутник Алек выходят на защиту Света, и со всех сторон их обступает крадущаяся тьма…

Принцесса Тамир — единственная наследница трона, спасенная при помощи черной магии и призванная оракулом спасти и возродить скаланское королевство. Чтобы отстоять права на престол, перерожденной в колдовском пламени истинной королеве предстоит не только доказать, что она никакая не самозванка, но и вступить в борьбу с узурпировавшим власть Корином, обладателем волшебного меча Герилейн.

Перед вами заключительная часть «Тамирской триады», высоко оцененной такими мэтрами мировой фантастики, как Джордж Р. Р. Мартин, Робин Хобб, и другими не менее известными мастерами жанра.

Защита, как нож, — оружие обоюдоострое. Но юному Алеку, с ужасом ожидавшему казни за преступление, которого не совершал, было не из чего выбирать. Потому он и ухватился за помощь таинственного незнакомца, зовущего себя Серегилом… и очень скоро оказался втянутым в войну против самого Темного Бога всемогущего Властителя Смерти. Ставка в такой игре — жизнь, правила ее неизвестны. Служители Темного Бога следуют за воинами Света по пятам, охотятся за ними, разя клинком и магией, предательством и изменой. Демоны, вызванные из бездны Ада, вырываются на волю, и страшной будет месть Темного Бога.

Избежавсмертии рабства вПленимаре, Алек иСерегилхотят вернуться кжизни ночных странников. Вместо этого, ониоказываютсяобременены страннымсуществом созданнымалхимией —  Себранном. Именно о нем говорило пророчество, как о «дитя, которое родится без женщины». Лунно-бледная кожа и невероятные способности делают Себранна опасным для всех, кто окружает Алек иСерегила, и с помощьюкланаСерегила и верных друзей, дуэт решает выяснитьправду об истинной природе гомункула…

И опять, опять приходит Время перемен — время страшных перемен. Воины земель Пленимара тянут хищные когти к плодородным землям вдоль Золотого пути Нет, кажется, конца войне, и нет, похоже, силы, способной победить Зло, черной тенью окутавшее мир, во лжи, предательстве и убийстве черпающее могущество. И, значит, вновь настала нужда в искусстве непобедимого воителя Серегила и его неразлучного друга, юного Алека, — в искусстве сражаться с Мраком, не победимым силою оружия, в искусстве нанести удар в самое сердце предвечного Зла…

«Королевство будет жить в мире и процветании, пока на престоле его будет сидеть женщина» Таково древнее пророчество… но кто теперь верит пророчествам! Ведь последняя из королев, потерявшая рассудок черная колдунья, ввергла страну в кровавым хаос, и вырвавший у нее власть сын-узупатор стал для народа героем-освободителем… Хотя, чтобы надеть корону, ему пришлось убить ВСЕХ женщин королевской крови. Всех? Нет, не всех.

Король пощадил младшую сестру, носившую во чреве ребенка, и долгие годы верил, что родила она сына. И лишь старуха-ведьма знала: чары скрывают истинный облик ПРИНЦЕССЫ — законной наследницы трона.

«До тех пор, пока дочь, наследница Фелатимоса, сражается и побеждает, Скала никогда не будет покорена» — гласит древнее пророчество оракула. Благоденствие Скалы действительно длилось до восшествия на престол Эриуса, который узурпировал власть и убил всех своих родственниц, оставив в живых только родную сестру. Но вот пришло время, и принцесса Ариани произвела на свет двойню. Волшебники сохранили жизнь девочки ценой жизни брата. Не нашедший успокоения призрак мальчика живет в старой тряпичной кукле, сшитой матерью, которая удерживает душу любимого сына. Всякий раз, глядя в зеркало, Тобин-она видит лицо брата. Тобин-он ненавидит сестру, но вынужден защищать ее, чтобы вновь вступило в силу древнее пророчество.

Алек и Серегил — больше, чем представители развращённой знати, которыми они хотят казаться — они служат своей королеве и стране. Но когда они обнаруживают заговор, целью которого является настроить королеву Форию против принцессы Клиа, лояльность двух Ночных странников подвергается испытаниям, которых они ещё не знали. Даже в лучшие времена королевский двор в Римини — это змеиное гнездо, но с неудачно складывающейся войной против Пленимара, измены кипят прямо под поверхностью.

Но это не всё, что несёт угрозу: загадочная чума идёт по улицам переполненного города, поражая всех от мала до велика. Теперь, когда паника крепнет, а количество жертв растёт, открываются тайны. Серегилу и Алеку предстоит узнать, что заговоры и чуму объединяет одна вещь: лекарство может быть смертоноснее болезни.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Елена Озовна

Д Е М О H

Посвящяется Стpаннику, идущему чеpез Лес к Костpу...

Ты сможешь!

Пpижимаясь спиной к холодной стене, Демон пытался скpыться в темноте. Он вглядывался в лица, пpоходящих мимо, он ждал... Он вышел на охоту, и знал, что она опять будет успешной. Потому что пpотив него не было оpужия. Вот... Пpиближение добычи... Кpасные глаза свеpкнули, он настоpоженно, боясь потеpять любое движение из виду, стал пpисматpиваться... По многолюдной улице шла девушка. Обычная, такая же, как сотни, пpоходящих мимо... Hо что то подсказало ему, что это именно то, что ему нужно. Чуть заметная улыбка игpала на ее губах, она шла, обхватив двумя pуками какой-то пpямоугольный пpедмет, пpижимая его к себе. Стаpаясь никого не задеть, девушка не спешила, но все pавно было видно, что ее не очень-то интеpесуют люди, окpужающие ее. И именно то, что она жила внутpи себя, заставило Демона затpепетать... Она пpиближалась и с каждым её шагом, он чувствовал, что все будет не так... Кpасный огонь в глазах потух, и в кpуг света вступил пpиятный молодой человек. Поpавнявшись с девушкой, он как бы нечаянно задел её - она с улыбкой скользнула по его лицу, и, не останавливаясь, пошла дальше. У входа в гоpодскую pатушу незнакомка остановилась на мгновение, что бы дотpонуться pукой до стены - это было! похоже на какой-то pитуал, и... скpылась в двеpях. Что ж, цель ясна, тепеpь все должно pазвиваться по намеченному плану, никто и никогда не ускользал от такого умного и pасчетливого Демона, не зpя он был пpизнал одним из лучших в своем мастеpстве. Тепеpь можно отдохнуть от ожидания, и он зашагал туда, что называлось его домом, когда он пpинимал человеческий облик.

Алексей СВИРИДОВ

ЧИСТИЛЬЩИК И ВЕДЬМА

Не, мужики, ну я серьезно. Давайте все по порядку расскажу, если пива хватит. Есть, да? Ну так вот, дело это было пять лет назад, и был я тогда чистильщиком без патента. Тачка была своя, снаряжение с толкучки, переходник ребята знакомые спаяли. Платить конечно все равно приходилось там подмазать, здесь позолотить, но в общем получалось раза в два веселее, чем если налоги отчислять. Выходило совсем неплохо, за два года расплатился я почти со всеми долгами и приготовился к шикарной жизни - по моим понятиям шикарной, клуб молодых миллионеров мне и тогда не светил. Одним словом звонит мне мой наводчик, и предупреждает, что мужик, который ко мне сейчас зайдет - наш клиент, и что с него можно содрать немало. И точно, клиент как всю жизнь мечталось: с головы до ног вареный, моченый, паленый и жеваный, то есть мода соблюдена, при чем вещи все родные, а не самострой армянский. Мышца под рубашкой качаная, рожа загорелая, под окном "Вольво", не последней марки, но отдраенная, и в окошке нечто пепельноволосое угадывается. Ног у нее конечно не видно, но я и не глядя готов спорить, что они не ниже чем от шеи начинаются. И для полного мажорева номер у машины - МОЙ 0666. Я тоже так хотел бы, да все никак не получается. Заказ у этого красавца был не очень уж сложный, полтергейст и порча впополаме, а по оплате сошлись на пятисот. Сотня перед, четыре после. Конечно, в ГКАнО дешевле, но там очередь месяца на три, а такие люди, как такой вот мэн ждать не привыкли. Сговорились, тачка под окном взревела, а через полчаса и я тронулся место смотреть, а место это было Безбожный переулок, кирпичные дома, на пять стоянок - один Запорожец и полсотни иномарок. Я покрутился там, свой дом поглядел, координаты снял и с вахтером побеседовал, сказал что из газеты, ксиву показал, она у меня хоть и самодельная, зато с настоящей печатью отдела культуры какого-то района. Вахтер в рассказы ударился с удовольствием, и картина вскоре стала яснее ясного. Развлекается здесь ведьма, или ведьмак, и привлекает себе на помощь полтеров с темной стороны. Что? Да нет, это треп, а на самом деле сторон есть сколько угодно, и названия у них абсолютно условны. Ночь на светлой стороне не светлее ночи на темной или полутемной. Японцы вот вроде чуть ли не до трижды темной доходили, ну а у меня, понятно, труба пониже и дым пожиже. Полутемная, темная и темная с четвертью - вот и все мое хозяйство было. До ночи поспал, в час будильник прозвякал, и около двух я вырулил. Тачка моя в гараже стояла, у кольцевой, там где больница. Сторож мне ключи от своего "Москвича" дал, помог хвост подцепить, а на Вешняковской я и сам управился. Крылья пристыковал, мотору по газам, а как взлетел, так сразу и в полутемный перешел. Что? Да, я с Вешняковской всегда летал. Ну Серег, ну извини, ну я же не знал, что ты там живешь. Да и шуму от меня не больше, чем от какого-нибудь идиота на мотоцикле, зато реже гораздо. Я не говорил на чем летал? ЯК-18, досаафовский мусор, мотор слабее чем у "Волги". Давай вот лучше еще налей. И вот поднялся я на пятьсот метров, из полутемного в единично-темный мир перешел, и двинул в сторону проспекта Мира. Работу я себе представлял так - на полтеровское гнездо оба бака слить, а потом ультрафиолетом пройтись. Они этого страсть как не любят, и после такой обработки место становится нежилым и гиблым с их точки зрения. В баках-то? А ты думаешь что, напалм какой-нибудь? Проявитель отработанный со студии. В нем коллоидное серебро, и действует он на потусторонщину не хуже чем "Черемуха" на демократов. Ведьма, или опять же ведьмак их спасать прибежит, и с ней уже придется повоевать всерьез. Не насмерть конечно, но чтоб отогнать. А пока лечу, сверху звезды лучатся, а снизу темнота стелется, скрывает болота-буреломы. Какой там город! В темный стороне на месте Москвы сплошные топи, полтерам-то они в самый как раз, а остальная нечисть в полутемной и темной-с-четвертью обитает. Но человек предполагает, а располагает кто-то еще, и поэтому проходит надо мною "Грач" из Госкомитета, мигает огнями и приглашает следовать. Влопался то есть я, и поэтому пришлось мне уходить в один-с-четвертью. У "грача" переходник может и с техпаспортом, но по делу такой же как и мой, может даже те же люди собирали. А вот масса побольше, и поэтому перейти точно вслед он не смог. Но и мое положение аховое: обратно нельзя, бензину в обрез и вообще я в четвертном плохо ориентируюсь. Но лететь продолжаю все же прямо, координаты-то от порядка вариаций не зависят. А до места долетел - и совсем растерялся. Стоит посреди чиста поля избушка на курьих ножках, и костры перед ней в форме посадочного "Т" разложены. Во-во, я тоже решил, что нефигово. И решил сесть. А что, все нормально, законы гостеприимства вещь святая где угодно, кроме наших краев конечно. Прошелся для порядку над крышей, чтоб услыхали и приземлился, поле оказалось не очень ровным, но для моего аппарата и не такое сойдет. Движок приглушил, вылез, до двери дошел, постучаться вздумал, а она сама открывается, и голос такой молодой да милый - заходи мол, садись. И хозяйка из-за печи выходит - в волосах хипиш, юбка короткая, ноги из-под нее белые и грудь под футболкой переливается. С Микки-Маусом такая. Не грудь с Микки-Маусом, а футболка, за нее я если и заглянул то только мысленно. Смотрит она на меня вопросительно, и говорит:

Тайэре (Нина Новакович)

Легенды Средиземья

Предисловие

"Зачем нам сон - ответа не дано,

Зачем нам знать, что мы когда-то жили?"

Тэм

Что делает наpод - наpодом? А не пpосто толпой, случайно объединенной общим местом жительства? Язык? Hет, одним языком говоpили и говоpят pазные наpоды. Обычаи? Hет, они меняются с течением вpемени. Hаш ответ на этот нелегкий вопpос - легенды.

Та "сумма мифологии", котоpая у каждого своя - и все же одна у всех. Тот язык - символов, аллегоpий, обpазов - котоpый pебенок постигает пpежде, чем учится говоpить. Колыбельная матеpи и сказка, услышанная от бабушки... Каpтинка в книге.

Тайэре (Нина Новакович)

Не поверивший никому

Ночью он без сна метался по широкой постели, сминая ее так, словно с ним ночевало еще несколько хорошеньких девушек.

Подходил к окну, из которого был виден только горизонт. В окно заглядывал сверху серебристый отсвет - наверху были покои _Того_, всего этажом выше - двадцать четыре шага по узкой витой лестнице со ступенями из идеально гладкого черного камня. Вниз вел куда более долгий путь пятьдесят раз по двадцать четыре ступеньки, скользкие, словно нарочно бросающиеся под ноги ступеньки. Эти всегда приводили в одно и то же место вниз, во двор крепости. А те, что вели вверх - никогда не приводили только к одной цели: дверям покоев Владыки Тьмы. Приводили то к его собственным дверям, то на смотровую площадку, то вопреки всем законам все в тот же двор. А сверху лился серебристый свет - совсем близко, маняще... и совершенно недоступно.

ТРИ КОЛЬЦА

Эльфийская национальная газета №9(9) 19.07.98 Цена: БЕСПЛАТHО!

??????????????????????????????????????????????????????????????????????

? Редакция ?

??????????????????????????????????????????????????????????????????????

ЭТОТ HОМЕР ДЕЛАЛИ:

ИЗГОТОВЛЕHИЕ HОМЕРА, ПЕЧАТЬ, ГЛАВHЫЙ РЕДАКТОР: АМАРТЭЛЬ

WEB МАСТЕР : АДАH

КОРРЕКТОР : ЭРТИH-Э-АРВЕH

АВТОRЫ:

"ЭТОТ ВЕТЕР ПЕРЕМЕH..."...........................................МИРЭ

Дмитрий Тарабанов

Не время для дозоров

(очень жесткая пародия)

О существовании данного текста неизвестно Делу Света.

Ночной Дозор

О существовании данного текста неизвестно Делу Тьмы.

Дневной Дозор

Инквизиция пару раз читала.

Часть первая

ПО-МАЛЕНЬКОМУ

Пролог.

Человек шел пошатываясь.

Нельзя было сказать, что его носило из стороны в сторону, как угодившую в шторм шхуну или буер на пересеченной местности.

Боpис Толчинский

Чёpная Саламандpа

(Фpагмент (начало) pомана)

Мне кажется, эта книга очень непохожа на всё, что вы читали pаньше из моего "Божественного миpа".

Во-пеpвых, "Чёpная Саламандpа", веpоятно, станет главной частью всей эпопеи. По насыщенности конфликтами, идеями, геpоями этомy pоманy, дyмаю, не бyдет pавных в "БМ". Действие pомана пpоисходит чеpез 30 лет после событий, описанных в книгах "Hаpбоннский вепpь", "Боги выбиpают сильных", "Воскpесшие и мстящие". Относительно "Чёpной Саламандpе" эта (пеpвая) тpилогия ~ _пpиквел_. Hовый pоман и пpиквел-тpилогия сюжетонезависимы; междy тем, в "Чёpной Саламандpе" вы встpетите и "стаpых" геpоев ~ надеюсь, они бyдyт опознаны вовpемя.

Боpис Толчинский

БОЖЕСТВЕHHЫЙ МИР

_ПРОЦЕСС_

(фpагмент новеллы "Пpоцесс", к pоману "Чёpная Саламандpа")

Погода стpемительно менялась. Стылый и пpонзительный ветеp pазметал последние клочья тумана. Кутаясь в pизу, Меней Эвтимен, понтифик Святой Куpии, шёл по Аллее Импеpатоpов. Он отказался от экипажа и шёл пешком, один, без охpаны, от самого Палатиума - к Пантеону. Холода не боялся он - ибо внутpи его пылали гнев и бессильное стpадание.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Биссет создал мир коротких сказок, не только воплотил свои задумки в двух прославивших его книгах — Забытый день рождения и Путешествие по реке Времени, — но и осуществил телепостановки из лучших своих сказок. Биссет ещё и художник и сам оформляет свои книги. Также он отличился как изобретательный театральный режиссер, сам поставил свои сказки на сцене Королевского Шекспировского театра в Стрэтфорде-на-Эвоне и даже сыграл в них с десяток небольших ролей. Он придумал и поселил в Африке зверя, которому никогда не бывает скучно: одна половина его состоит из Обаятельнейшего Кота, а другая — из Находчивого Крокодила. Зовут зверя Крококот. Любимый друг Дональда Биссета — тигренок Рррр, вместе с которым Дональд Биссет любит путешествовать по реке времени до конца Радуги. И так умеет шевелить мозгами, что его мысли шуршат. Главные враги Дональда Биссета и Тигренка Рррр — Вреднюги с именами Нельзя, Несмей и Стыдись.

Мистические рассказ Стефани Майер. Каждая девушка мечтает хоть раз стать настоящей «принцессой бала»… Но иногда эти балы не развлечение, а жуткий кошмар, из которого трудно выйти живой.

Линда Ховард / Linda Howard

Гора Маккензи / Mackenzie's Mountain, 1989

Когда школьная учительница и старая дева Мэри Элизабет Поттер столкнулась с Вульфом Маккензи, отцом бросившего школу мальчика, она оказалась лицом к лицу с ожесточенным и опасно-привлекательным мужчиной, который до сих пор расплачивается за несовершенное преступление.

 Но в том, в ком горожане видят опасного полукровку, Мэри разглядела честного, хорошего человека.

 А Вульф в серой мышке нашел прекрасную женщину, поверившую ему и подарившую мечту его сыну.

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Перевод: Паутинка

Редактирование:Партизанка, Vale

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

В основе повести судьбы подростков, помогавших в меру своих возможностей защитникам Сталинграда. Напоминая о преемственности боевых и трудовых традиций, автор показывает духовное мужание, истоки нравственного здоровья поколения, принявшего на свои плечи всю тяжесть послевоенных невзгод.