Тени лунных кратеров

Игорь Сергеевич ДРУЧИН

ТЕНИ ЛУННЫХ КРАТЕРОВ

Психобиофизик Эрих Тронхейм отодвинул графики и устало откинулся на спинку кресла. Он снова перебирал а памяти все группы отклонений от нормы, но сейчас его опыт был бессилен. Графики оказались неспецифичными. Эрих уныло поглядывал на пластиковые коробки с карточками бывших обитателей научной станции Коперник. Неужели этот орешек ему не по зубам? Шеф, давая ему задание разобраться в истоках психических отклонений, не очень надеялся на успех: за два года институт психотерапии вылечил более сотни больных, но сами причины, вызывающие расстройство психики, оставались за семью печатями.

Другие книги автора Игорь Сергеевич Дручин

— Эй, подойди сюда!

Она подняла голову и увидела на скамейке, под ветвями свисающей софоры, молодого мужчину.

— Что тебе?

— Посиди со мной, мне плохо.

Она подошла и посмотрела на него в упор. Вид у него действительно неважный: отчуждение и тоска таились в его серых, чуть раскосых, глазах. И еще неуверенность. Остальное ничем не отличало его от сотен или тысяч других обитателей Сантареса. Те же стандартные сандалии на ногах, ниспадающая с плеч фурлога и синтеровый шарф, туманной дымкой окутывающий шею.

Научно-фантастическая повесть Игоря Дручина позволит читателю побывать на неисследованной еще землянами планете, на которой потерпел катастрофу космический корабль. Повесть расскажет о встречах землян с аборигенами этой планеты, о дружбе двух цивилизаций, которая «составит существенный вклад в общую сокровищницу знаний…»

Молодые космонавты Михаил Субботин, Александр Макаров, Серафим Смолкин, Майя Гончарова — составляют дружный, неразделимый коллектив, прозванный Системой. Системе под силу решать самые сложные технические и психологические задачи как в условиях наземных тренировок, так и на Луне.

В настоящее время наука накопила большой фактический материал о структуре земной коры и для его изучения нужен точный метод определения возраста пород. Геология же определяет возраст, основываясь на палеонтологических остатках древних животных, что не позволяет провести точную датировку. Новым универсальным методом может стать палеомагнитология.

Рассказ о том какую роль сыграли космические практиканты, имеющие опыт работы с буровой техникой, в разработке этого научного направления.

Молодые космонавты Михаил Субботин, Александр Макаров, Серафим Смолкин, Майя Гончарова — составляют дружный, неразделимый коллектив, прозванный Системой. Системе под силу решать самые сложные технические и психологические задачи как в условиях наземных тренировок, так и на Луне.

Благородство, смелость, находчивость, чувство плеча, целеустремленность — именно такие качества должны быть присущи будущим космонавтам (или астронавтам?), именно эти качества должны проявиться на последнем вступительном экзамене в институт космонавтики.

Научно-фантастический роман

В сборник молодого прозаика И.С.Дручина вошли рассказы «Лабиринт», «Полигон неожиданностей» и повести «Древняя музыка Земли» и «Шорохи пространства». Герои этих научно-фантастических произведений — молодые космонавты Михаил Субботин, Александр Макаров, Серафим Смолкин, Майя Гончарова — составляют дружный, неразделимый коллектив, прозванный Системой. Системе под силу решать самые сложные технические и психологические задачи как в условиях наземных тренировок, так и на Луне.

Имя Игоря Дручина хорошо известно читателю. При увлекательном сюжете его произведения содержат много фактического, научного материала. Основная мысль нового сборника писателя-фантаста — наука и технический прогресс должны служить человечеству.

Игорь Дручин посвятил себя профессии романтичной, но настолько же сложной и трудной: он — геолог. Исходил по рабочему долгу многие районы Алтая и Севера. Сейчас он живет в столице нашей республики, вместе со своими товарищами-геологами занят поисками и разведкой сырья для строительных материалов на территории Чувашии.

Игорь Дручин пишет давно, публиковался в ряде областных газет, журналов и альманахов. Его повесть «Тени лунных кратеров» включена в сборник «Фантастика-1974», выпускаемый издательством ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Львов Аркадий Львович

СЕДЬМОЙ ЭТАЖ

Он слыл трудным мальчиком. Он слыл трудным лет с шести, когда папа и мама впервые заговорили с ним о школе. Это было в марте. Они сказали ему, что вот пролетят весна и пето - и в сентябре он пойдет в школу. Папа вспомнил свой первый школьный сентябрь - каштаны были еще зеленые, как в мае; мама ничего не вспоминала, мама только вздохнула и сказала, что время не стоит на месте. А он вдруг рассмеялся и заявил, что в школу не пойдет. Мама сделала большие глаза, а папа очень спокойно спросил у него:

Синякин Сергей Николаевич

Трансгалактический экспресс

Фантастическая повесть

Писателя надо любить! Когда любишь, многое прощаешь.

Анатолий Растер

Коротко хочу рассказать для чего написано все, что вы сейчас прочтете.

Фантастика давно числится в дефиците.

Выстояв очередь в библиотеке, выпросив на день у знакомого, читатель получает книгу с заманчивым грифом - "НФ" и, придя домой, погружается в странный мир, мир всемогущества и небывалых возможностей, мир борьбы идей и миров, где гигантские космолеты бороздят звездные пространства, где устанавливаются контакты с неземными цивилизациями, небывало преобразовывается Земля, меняются люди, сталкиваются различные идеологии, изучается будущая машинная психология, познается мир. Фантастика показывает, обещает, прогнозирует, предупреждает, популяризирует, обличает, смеется.

Т. СТАРДЖОН

МЕДЛЕННАЯ СКУЛЬПТУРА

Перевод с англ. И. Невструева

Встретив его, она не знала, кто он, да, впрочем, и немногие знали это. Он бродил по высоко расположенному саду вокруг груши, и земля пахла поздним летом и ветром.

Он поднял взгляд на стройную девушку лет двадцати пяти, на ее смелое лицо, глаза и волосы одного цвета, что необычайно пленяло, потому что волосы были золотисто-рыжими. А она посмотрела на загорелого мужчину лет сорока, на лепестковый электроскоп в его руке, и почувствовала себя нежеланным гостем.

В фантастическом очерке, скорее рассказе Юрия Марка описывается новый город Беломорск, построенный на Кольском полуострове. Этот город вырос возле крупнейшего в стране горно-обогатительного комбината перерабатывающего кольские апатито-нефелиновые руды.

Рассказ из журнала "Очевидное и невероятное"2009 06

Море бушевало всю ночь. Медлительные валы один за другим выплывали из темноты. Они вставали перед нами крутой стеной, и нависшие гребни их заглядывали в шлюпку, как будто хотели пересчитать нас — свою будущую добычу.

Нас было шестеро в шлюпке: кочегар Вилькинс, Джо, три матроса — швед, итальянец, негр и я шестой с ними. Мы гребли все время, точнее — они гребли, а я сидел на корме и, качаясь, как маятник, зачерпывал воду и выливал за борт, черпал и выливал, черпал и выливал.

Сборник научно-фантастических повестей и рассказов. В приложении несколько литературоведческих статей. Издание осуществлено за счет средств Фонда молодежных инициатив «Молодежный центр» Калининграда.

Отрывок из романа «Дороги вглубь» под названием «Покорители земных недр» / Предисл. ред.; Рис. Н.Фридмана. // «Знание — сила», 1948, № 10, с. 23–26

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Если пить из ручья, опустив в прозрачную воду лицо и не закрывая глаз, то видны на дне призрачные тени и сердоликовая разноцветная галька. Лейтенант лег набок, перевел дыхание. Начало ручью давал родничок, с трех сторон обложенный низким срубом, его темная древесина, бархатистая на ощупь, матово светилась. Можно стать на колени, и тогда в начале родника будет видна сплошная чернота, словно нет в нем дна и появляется он из непостижимой глубины, сперва неслышно истекая в свое каменистое русло и тихо журча потом, чуть подальше от истока. А над срубом, над самым бочажком, возросла ракита с изогнутым раздвоенным стволом, ее зеленые ветви спускались к воде. Здесь было прохладно, в этом пологом овражке, единственно уцелевшем среди голой пустыни полигона. Здесь было хорошо лежать и ни о чем не думать.

Я уж думал, все, кончилась моя служба. Так и буду доживать дни свои с удочкой, так и буду коротать время с книгой в руке и надувашкой под головой в своем садике на стриженой полянке, так и буду лежать под солнцем и в тени в ленивой послеобеденной истоме, слушать по утрам, как свистит неподалеку пока что неприрученная малиновка. Ложиться рано и просыпаться ночью от каждого крика бетнамского петушка. Ночные петушиные эмоции мне были непонятны, а днем отчетливо просматривались три – с кем бы подраться, чего б поесть, ну и еще любовь, которую он распространял на обеих своих подружек. Это я огрубляю, можно, конечно, выявить у петьки и более тонкие эмоции, но лень. Нет, вообще, чем не жизнь? И другой мне не надо. Всю акустику и видео в своем бунгало я отключил, соседей поблизости у меня не было, и что творится в суетном мире – о том не знал, да и знать не хотел, неинтересно мне было. А что вообще в мире может случиться? Солнце начинает день в положенное время, лето приходит на смену весне, а так называемые события, даже самые значительные, могут занять человечество на день, ну на неделю. А можно их, события, вообще не заметить. Ведь было время, рождались и умирали на одном месте, не покидая весей своих. И, читал, неплохо жили. Насыщенно. А что вообще человеку для жизни нужно? Крыша? У меня бунгало – лучше не бывает. Еда? В городах такую не видят. Вода? Из горного ручья, нектар. Книги? Да что душе угодно, настоящие, в жестких переплетах. Работа – в зоопарке, праздник через день. Здоровье? Смешно говорить, вчера хотел муху лесную прихлопнуть – столешница пополам. Я доволен! И все!!! И все!! И все… Сплю.

  

Разведывательный корабль был удачно замаскирован под вышедший из  строя спутник Земли. Для этого размеры его пришлось сильно уменьшить, поэтому  в рубке негде было даже шевельнуть щупальцем. К сожалению, сепанисы  еще  не могли изменять собственные размеры.

— Итак, мы узнали практически  все...  Теперь  главное...  —  Виткелянц Етыуз, сепанис второго возврата, тихо опустил ресницы всех девяти глаз.  — Придется кому-то перевоплощаться...

Катер опустился на планете, и, пока остывал корпус и обожженная почва в окрестностях дюз, Лейтер нетерпеливо наблюдал за действиями пилота.

– Ну и как? – спросил он.

Верг пропустил между пальцами ленту с результатами анализов, пожал плечами:

– Ничего нового. Условия почти земные.

– Вы ведь уже бывали здесь?

– С группой картографов, – ответил Верг. – Но на планету не опускались.

– Он щелкнул тумблером и, подождав, пока откроются створки иллюминаторов, повторил: – Почти земные. И все же… Мы мало знаем о микрофлоре, и потому прощу вас…