Тень

Волчонок Фаолан родился с кривой лапкой. Законы волчьих кланов суровы, и стая не станет принимать в свои ряды калеку. Но волчонок, брошенный на берегу реки умирать, все-таки выжил — и даже нашел себе новую мать, медведицу гризли.

Теперь ему настала пора вернуться в клан, чтобы занять в нем низшее место — место глодателя. Но и в родной стае Фаолана поджидают огорчения, беды, опасности — и новые друзья. Сможет ли он доказать свое право быть полноправным членом клана?

Отрывок из произведения:

Запах прошлогодней травы, пожухлого клевера и горьких корней смешивался с едва заметным привкусом пепла, и в воображении Фаолана быстро, подобно горному ручейку, пробегали яркие сцены. «Это моя стая, стая Восточной Осыпи. Это мой клан, клан МакДунканов». Каждый запах словно уверял его: теперь он наконец-то среди своих.

Волки стаи пахли по-разному — в зависимости от времени года, от того, что они ели и где побывали, — но в основе своей запах этот оставался неизменным. Во сне он окутывал Фаолана плотным одеялом, придавая чувство уверенности и безопасности, сообщая, что отныне серебристый волк связан с другими членами клана неразрушимыми узами.

Рекомендуем почитать

Еще год назад никто из волков страны Далеко-Далеко не сказал бы, что Фаолан когда-нибудь станет вождем. Щенком обреченный на смерть и сумевший выжить, серебристый волк вернулся в клан – на самое низкое положение. Но он понимал, что его предназначение вовсе не в том, чтобы быть глодателем и грызть кости. И дело тут не только в странном узоре на подушечке его лапы или необъяснимой связи с медведями…

Клановые волки видели в этом угрозу и не доверяли Фаолану. Но теперь, когда над страной Далеко-Далеко нависла смерть, выжившим придется сделать выбор.

Смогут ли они поверить в серебристого волка, еще недавно бывшего обычным глодателем? И справится ли Фаолан? Потому что если он не сможет исполнить свое предназначение, это будет означать гибель всей страны Далеко-Далеко…

Далеко-далеко, в дикой стране за пределами королевства Га'Хуул, мать-волчица спасается бегством: один из ее щенков родился с кривой лапкой. Законы волчьих кланов суровы – стая не потерпит калеку в своих рядах. Теперь малыша должны оставить на берегу скованной льдом реки, где его ждет неминуемая гибель.

Так начинается история отважного Фаолана, навсегда изменившего мир волков из страны Далеко-Далеко…

Фаолан родился с кривой лапкой. Законы волчьих кланов суровы, и стая не будет принимать в свои ряды калеку. Но волчонок, брошенный на берегу реки умирать, все-таки выжил – и нашел себе новую мать, медведицу гризли.

Настала пора ему вернуться в клан, стать членом стаи. Но под силу ли это Фаолану? Ведь зависть и злоба окружающих все время мешают молодому волку добиться цели, и только поддержка новых и старых друзей помогает исполнить свое предназначение.

А в том, что судьба Фаолана сложится необычно, уже, кажется, никто не сомневается…

Страны Далеко-Далеко больше нет – она погребена под сугробами вечными снегов и пеплом обрушившегося Кольца Священных Вулканов. Выжившим нужно искать себе новый дом. Единственная их надежда – далёкая страна под названием Синяя Даль, на том берегу огромного Замёрзшего моря.

Смогут ли волки преодолеть Ледяной мост над бездной моря?

Все ли они выстоят под натиском ветра, холода и снега?

И не ждёт ли впереди ещё одна погибшая, разрушенная земля?

Другие книги автора Кэтрин Ласки

Лесное царство Тито охвачено паникой: неизвестные похищают из гнезд едва вылупившихся птенцов. Жертвой злодеев становится совенок Сорен, который попадает в Сант-Эголиус, приют с суровыми порядками для осиротевших совят. Сорен понимает, что единственная возможность вырваться из этого воспитательного ада — научиться летать. Вместе с маленькой Гильфи они бегут из приюта и решают отыскать легендарное Великое Древо Га'Хуула, на котором обитают благородные и храбрые совы, чтобы вместе с ними сразиться с силами зла. По пути они знакомятся с Сумраком и Копушей, отныне их верными друзьями. Но и на острове Великого Древа четырех совят ждут большие испытания. Под руководством мудрого наставника Эзилриба им предстоит многому научиться, прежде чем стать Ночными стражами Га'Хуула.

Лесное царство Тито охвачено паникой: неизвестные похищают из гнезд едва вылупившихся птенцов. Жертвой злодеев становится совенок Сорен, который попадает в Сант-Эголиус, приют с суровыми порядками для осиротевших совят. Сорен понимает, что единственная возможность вырваться из этого воспитательного ада — научиться летать. Вместе с маленькой Гильфи они бегут из приюта и решают отыскать легендарное Великое Древо Га'Хуула, на котором обитают благородные и храбрые совы, чтобы вместе с ними сразиться с силами зла. По пути они знакомятся с Сумраком и Копушей, отныне их верными друзьями. Но и на острове Великого Древа четырех совят ждут большие испытания. Под руководством мудрого наставника Эзилриба им предстоит многому научиться, прежде чем стать Ночными стражами Га'Хуула.

Лесное царство Тито охвачено паникой: неизвестные похищают из гнезд едва вылупившихся птенцов. Жертвой злодеев становится совенок Сорен, который попадает в Сант-Эголиус, приют с суровыми порядками для осиротевших совят. Сорен понимает, что единственная возможность вырваться из этого воспитательного ада — научиться летать. Вместе с маленькой Гильфи они бегут из приюта и решают отыскать легендарное Великое Древо Га'Хуула, на котором обитают благородные и храбрые совы, чтобы вместе с ними сразиться с силами зла. По пути они знакомятся с Сумраком и Копушей, отныне их верными друзьями. Но и на острове Великого Древа четырех совят ждут большие испытания. Под руководством мудрого наставника Эзилриба им предстоит многому научиться, прежде чем стать Ночными стражами Га'Хуула.

Серебристый волк по имени Фаолан всегда чувствовал себя чужим. Обреченный на смерть, будучи еще щенком, он выжил, но так и не нашел себе места в стае. Сородичи избегают его из-за сверхъестественной связи Фаолана с медведями.

Но однажды над страной Далеко-Далеко нависает смертельная опасность, и Фаолан — единственный, кто может с ней справиться. В силах ли он занять место лидера волчьих стай? Если он не найдет выхода, всем волкам из страны Далеко-Далеко грозит гибель…

Родившийся с кривой лапкой волчонок Фаолан был оставлен погибать на берегу реки. Но он сумел выжить и вернулся в свой клан. А теперь он доказал, что достоин быть членом одного из самых уважаемых сообществ страны Далеко-Далеко – Священной стражи.

Еще немного – и Фаолан займет свое место в Страже, но… тут волки узнают, что кто-то из них украл медвежонка. В стране Далеко-Далеко это считается самым страшным преступлением. Война между волками и медведями вот-вот начнется… если Фаолан не успеет отыскать предателей и спасти медвежонка.

Царственному наследнику Нироку, сыну погибшего Клудда и его жестокой подруги Ниры, рожденному от зла и воспитанному во зле, предназначено осуществить отцовский план покорения совиного мира и окончательного воцарения Чистых.

Но в сердце Нирока постепенно зреют сомнения. Запретные легенды о Великом Древе, где живут доблестные и храбрые совы, тревожат его разум, а в глубине желудка рождается дружба, которой нет места среди Чистых. Близок день, когда наследнику придется выбирать между исполнением своего предназначения и отказом от него. В этот день прольется кровь.

Ханна хочет быть обыкновенной девочкой, но она — необыкновенная. Она слышит зов моря и обнаруживает у себя на ногах тонкую сеточку чешуи. Среди бушующих волн ей легко и спокойно, а на суше — плохо. Она чувствует в себе иное начало, неподвластное человеческой природе, не понятное, но притягательное.

Роман «Побег» открывает новую серию произведений известной американской писательницы Кэтрин Ласки, популярной в России благодаря сериям книг о приключениях сов («Ночные стражи»), волков («Волки из страны Далеко-Далеко»), русалок («Дочери моря»).

Новая серия повествует о появлении в Новом свете, на американском континенте, первых лошадей, приплывших из Европы, об их жизни в новом мире. «Побег» – первый в серии романов о приключениях симпатичной пегой лошадки по имени Эстрелла, о её друзьях и врагах, победах и поражениях.

Для среднего школьного возраста.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Пара дней из жизни героев КТ. Предыстория: десять лет назад мне пришла в голову мысль написать роман, но я вовремя понял, что пока не потяну, брошу на середине. Тогда я стал писать продолжения. Это — одно из них, единственное, которое не стыдно выложить. Остальные — в мусор.

Не буду врать, что меня не предупреждали. Меня предупреждали. Когда я впервые требовательно обнажил свой правильный по здешним понятиям, без единой лишней складки уд, и попросил ее сделать что-нибудь с этим избытком, с этим напряжением и, чего уж там, с этой похотью, она сказала что-то вроде «ладно», а потом, близоруко сощурившись на предмет своего предстояния, сказала, что я буду разочарован. Как будто даже пообещала.

Мне тогда было невдомек, как в принципе можно разочароваться в таком ожившем порнофильме: принцесса сдается чудовищу сразу, сдается легко, без уговоров и не капризничая, принцесса соглашается и покорно отделяет от кожи последние оплоты приличия, делай что хочешь, и если чего-то нельзя, так это продлить этот ласковый дурдом хотя бы на сутки. Тогда я не понял. Теперь ясно: она имела в виду не сейчас, а вообще. Тогда я был настырен как заяц, я струился по времени как шелк, это сейчас мир выточен из халвы, в то время как к этому вину подают маслины. В общем, после трех дней сплошных минетов и мытья, мытья и минетов она уехала, а я остался ждать. Ширли обещала вернуться через неделю, но я-то всегда считал себя реалистом, я-то проницательно подумал «нет, за неделю она не обернется», и настроился на месяц.

Хусейн повернул лампу, любуясь ее красивой формой, как вдруг с удивлением заметил, что светильник трясется в его руках. Дрожь становилась все сильнее, а затем из лампы вдруг повалил светящийся сиреневый дым…

Серый порошок, открывающий путь к наслаждению, стоит дорого…

На объявление он натолкнулся совершенно случайно…

Солнечные лучи, разрезанные витражом окна, падали на пол разноцветными неровными квадратами. Яркий весенний день вступал в свои права, и подстать ему было настроение у Ольгерда. Подходил срок его ученичества. День-два, и старый Гедимин, учитель, наставник, посвятит его в маги…

…В лицо путешественнику недружелюбно смотрели кончики стрел. Держали луки крепкие, звероватого вида мужики, загорелые дочерна и одетые в рванье. На одном Аскарих успел заметить совсем новые, хорошей кожи, сапоги…

Он отдал память, чтобы стать совершенным борцом с нечистью, способным противостоять ее чарам. Лишенный чувств, он не способен любить, и на всем Острове нет ничего, что может вернуть ему воспоминания. Кроме любви…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Идет счастливой памяти настройка», — сказала поэт Лариса Миллер о представленных в этой книге автобиографических рассказах: нищее и счастливое детство в послевоенной Москве, отец, ушедший на фронт добровольцем и приговоренный к расстрелу за «отлучку», первая любовь, «романы» с английским и с легендарной алексеевской гимнастикой, «приключения» с КГБ СССР, и, конечно, главное в судьбе автора — путь в поэзию. Проза поэта — особое литературное явление: возможность воспринять давние события «в реальном времени» всегда сочетается с вневременной «вертикалью».

Что такое танго? Пары, элегантно скользящие по паркету дорогих отелей? Вызов, дерзко брошенный в дымном кабаке Буэнос-Айреса? Или признание, с которого начинается история длиной в сорок лет? Каждый герой нового романа Артуро Переса-Реверте отвечает на этот вопрос по-своему и в свое время. Но для каждого из них встреча с этим легендарным танцем станет роковой, ведь лишь немногим под силу полюбить и исполнить подлинное танго — танго старой гвардии.

Статья Я. Кузьминова, кандидата экономических наук, заведующего сектором ИЭ РАН

Оноре Габриэль Рикети де Мирабо (1749–1791) — один из наиболее ярких деятелей Великой французской революции, блестящий оратор и публицист, бретер и любимец женщин, узник королевских тюрем и защитник монархии. Посмертное открытие его тайных связей с двором Людовика XVI привело к тому, что прах Мирабо вынесли из Пантеона великих людей Франции. Отношение к нему не раз менялось и в последующие годы. Автор данной книги, известный французский историк Рене де Кастр (1908–1987) видит в своем герое не авантюриста, а гения политики, пытавшегося примирить умеренных республиканцев с монархистами и избежать революционных потрясений, войны и террора. «Останься Мирабо жив, история Франции и Европы могла бы пойти другим путем» — этот неожиданный вывод автор книги подкрепляет кропотливым анализом биографии своего героя, его сочинений и мемуарных свидетельств современников.