Тёмный мир

Роман «Тёмный мир» – самое знаменитое произведение данных авторов жанра «фэнтези», раскованной фантастики и яркой образности.

Отрывок из произведения:

На севере тонкая струйка дыма, извиваясь, поднималась в темнеющее небо. И вновь я почувствовал непонятный страх, жуткое желание куда-то убежать, преследующее меня так долго. Я знал, что на это не было причин. Это был всего лишь дым, поднимавшийся из болот, окружающих одно запущенное местечко, не далее пятидесяти миль от Чикаго, где люди давно уже победили суеверия стальными конструкциями и бетоном.

Я знал, что это обычный огонь костра, и все же подсознательно я знал, что это не так

Рекомендуем почитать

Мир будущего Земли не так прекрасен, как хотелось бы уставшему от нынешних проблем человечеству. Колонизация космоса оборачивается для землян полосой жестоких затяжных войн с обитателями других галактик. Существует даже особая армия — Силы самообороны колоний, — куда вербуют исключительно пожилых людей, обещая вернуть им молодость. Правда это или лишь уловка для простаков — никто толком сказать не может, потому что солдаты этой наемной армии никогда не возвращаются на Землю. Джон Перри, один из таких наемников, подписывает контракт и почти сразу же оказывается втянутым в страшную круговерть войны. Во время схватки за планету Корал, едва не стоившей Джону жизни, он встречает в Бригаде призраков — такое имя носит звездный спецназ — свою собственную жену, которую похоронил перед тем, как пойти в наемники. Эта минута и явилась новой точкой отсчета его круто изменившейся жизни.

Роман Джона Скальци пользуется огромной популярностью в США, его ставят в один ряд с таким классическим произведением мировой фантастики, как «Звездный десант» Р. Э. Хайнлайна.

Ранее не переводившийся на русский язык роман классика научной фантастики Артура Кларка, написанный в соавторстве со Стивеном Бакстером, оптимистичен, несмотря на описываемую в нем угрозу столкновения Земли с приближающейся к ней кометой. Глобальная утопия с воскрешением мертвых и расселением их в бескрайних просторах космоса, начинается как детектив, связанный с открытием фантастического свойства пространства-времени, возможностью заглядывать в прошлое, и далее переходит в калейдоскоп картин близкого и дальнего будущего человечества, достигшего звезд и распростившегося с неразрешимыми проблемами дня сегодняшнего.

Появление их внезапно, удар неожидан, время удара непредсказуемо. За это их называют Бригады призраков. Спецоперация по освобождению планеты Коралл от рраей солдатами из Бригад призраков дает в руки Сил самообороны ценнейший трофей – технологии консу, самой высокоразвитой цивилизации во Вселенной. Но глава созданной секретной лаборатории, где эти технологии изучаются, оказывается предателем. Он бежит, унося с собой часть секретов. Что им двигало? Куда он исчез? На кого работал? Разобраться в этих загадках поручено генералу Мэттсону, возглавляющему отдел военных исследований.

Романы Скальци пользуются огромной популярностью в США, их ставят в один ряд с таким классическим произведением мировой фантастики, как "Звездный десант" Р. Э. Хайнлайна.

Неизвестно кем и как совершенный Разрыв времени и пространства повергает планету в хаос. Экипаж самолета-наблюдателя ООН, космонавты со станции «Мир», британские солдаты времен королевы Виктории, первобытные люди, воины Александра Македонского и воинственные кочевники Чингисхана – отныне все они персонажи одной драмы, за которой наблюдают странные висящие в воздухе сферические объекты. Кто их послал? Для чего? Безучастные ли они зрители? Или судьи?

Роман классика научной фантастики Артура Кларка, написанный в соавторстве со Стивеном Бакстером, на русском языке выходит впервые.

Лучшие из лучших секретных специалистов Агентства времени подняты по тревоге. На планете Йилайл бесследно исчезает русская экспедиция в прошлое. Политические разногласия отступают на задний план — важно найти пропавших и выяснить причины исчезновения. Поиски осложняются не только запутанной структурой древней йилайлской цивилизации, где под одним небом уживаются абсолютно непохожие друг на друга разумные существа, — земные спасатели вновь сталкиваются с «лысоголовыми» — жестоким племенем гуманоидов, цель которых — завоевать Вселенную.

Эстерлинг, потомок викингов, знакомится с капитаном Деймоном и ученым Билем. Вместе они отправляются на поиски Черной планеты из мифов, где живут крылатые девы валькирии.

Генри Каттнер, один из основоположников фантастического жанра, автор множества романов и рассказов, уже много лет пользуется заслуженной любовью читателей. Мастер остроумного парадокса, он был одним из тех, благодаря кому фантастика обрела свое нынешнее лицо. И потому мы особенно рады представить вам сборник рассказов, почти все из которых никогда прежде не выходили на русском языке! Предисловие Рэя Брэдбери. == Рассказы отмеченные *, написаны в соавторстве с Кэтрин Мур. ==

Ллойд Коул — Черный Президент «Корпорации Коммуникаций». А это значит, что он — один из немногих, кто может выкрасть душу человека. И сейчас единственное, что ему хочется больше всего, — отомстить Джейку Халиайе за то, что тот увел у него жену. Главное — обставить дело так, чтобы подозрение не пало на него самого...

Другие книги автора Генри Каттнер

В богом забытой глуши живет-поживает развеселое семейство мутантов Хогбенов, вовсе не напрашивающихся на неприятности, но постоянно в них влипающих — как будто если у человека три ноги и способность пускать, когда хочется пить, дождичек прямо себе в рот, то он и не человек вовсе!

А еще вам предстоят приятные встречи с роботом-зазнайкой, безумным изобретателем, механическими фуриями, несчастным пришельцем из космоса, принятым за американского туриста, и всеми-всеми-всеми героями необыкновенных рассказов великого фантаста…

Генри КАТТНЕР

Кэтрин Л. МУР

КОТЕЛ С НЕПРИЯТНОСТЯМИ

Лемюэла мы прозвали Горбун, потому что у него три ноги. Когда Лемюэл подрос (как раз в войну Севера с Югом), он стал поджимать лишнюю ногу внутрь штанов, чтобы никто ее не видел и зря язык не чесал. Ясное дело, вид у него при этом был самый что ни на есть верблюжий, но ведь Лемюэл не любитель форсить. Хорошо, что руки и ноги у него сгибаются не только в локтях и коленях, но и еще в двух суставах, иначе поджатую ногу вечно сводили бы судороги.

Г.Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

"Мифы Ктулху" — наиболее представительный из "официальных" сборников так называемой постлавкрафтианы; здесь такие мастера, как Стивен Кинг, Генри Каттнер, Роберт Блох, Фриц Лейбер и другие, отдают дань памяти отцу-основателю жанра, пробуют на прочность заявленные им приемы, исследуют, каждый на свой манер, географию его легендарного воображения.

Дьявол криво улыбнулся.

— Видите ли, — молвил он, — это довольно необычно. Я даже сомневаюсь…

— Давайте без болтовни. Хотите вы мою душу или нет? — отбросив дипломатию, спросил Джеймс Фенвик.

— Естественно, — ответил нечистый, — но нужно кое-что продумать. Условия договора весьма затрудняют ее получение.

— Неужели я требую слишком многого? — бросил Фенвик, похрустывая суставами пальцев. — Всего-то бессмертия. Удивительно, что другим это не приходит в голову. Вариант беспроигрышный. Ну, что же вы струсили? Или не верите в себя?

Вновь откуда-то появилось сильное желание убежать, спрятаться. Ничего не предвещало опасности, кроме маленькой струйки дыма где-то на севере. Тоненькая, едва видимая, она извивалась и вздрагивала, как невиданный прозрачный росток, тянущийся к звездам. Это желание да еще непонятно откуда поднимавшийся страх уже долгое время преследовали меня. Я прекрасно понимал, что нет никаких причин для тревоги. Все, что я видел, — это просто дым костра или дым, поднимавшийся из болот, окружающих одно запущенное местечко в пятидесяти милях от Чикаго. А это уж совсем не место для суеверий. Между его небоскребами вряд ли найдется место призракам!

Это - первый рассказ о Хогбенах, написанный Генри Каттнером в 1941 году. Напечатан он был всего два раза - в малотиражном журнале "Thrilling Adventures" в 1941 и в буклете "Kuttner Times Three", изданном фанами в 1988 году тиражом 200 экз.

В прекрасные майские дни в городе, в котором жил Вильсон, появились необычные люди. Казалось, они уверены в том, что земной шар вращается по их прихоти, каждая линия их одежды дышала совершенством, голоса отличались почти невероятным изяществом…

Эти люди стали арендовать соседние дома на одной из улиц…

fantlab.ru © Sashenka

Любители фантастики узнают много нового и интересного из увлекательных романов Натали Ш. Хеннеберг и Генри Каттнера.

2700 год… Астронавты с Земли попадают на планету Анти-Земля IV. Вселенная во власти Стихии — огненной женщины, имя которой Кровь Звезд. Эта могущественная властительница Космоса предпочла судьбу обыкновенной женщины из-за любви к землянину.

После Большого Взрыва жители Земли подверглись мутации. У многих людей появились телепатические способности, а их можно обратить и в добро и во зло. Идет жестокая борьба…

Популярные книги в жанре Фэнтези

— Сергей Викторович, я ушла!

Молоденькая симпатичная девушка в белом коротком халатике, за которым едва угадывалась черная полоска юбочки, остановилась у дверей, и замерла, выжидающе глядя на светловолосого мужчину в таком же белом халате, склонившегося над столом, на котором небольшими аккуратными стопками лежали бумаги.

Не глядя на девушку, мужчина кивнул головой и рассеянно пробормотал:

— Да-да, Катя, идите! Я сам занесу историю болезни терапевту. До свидание…

"Ненавижу", — выдохнул Есень, оглядываясь на замок. Крыша еще виднелась над верхушками деревьев, закрывая черным силуэтом закатное солнце. Алое небо предвещало ветер и дождь, не самую удачную погоду для путешествий. Но Есень поправил на плече котомку, обросшую репьями, и зашагал дальше. Эх, куртку бы ему справную, в такой не по лесу продираться, а на жеребце по гладенькой тропке ехать. Вот сапоги крепкие, годятся для дороги, а штаны тоже никчемные. Обрядили княжескую игрушку, мрыг им в глотки! Ничего, за лесом дорога начнется, по ней с Холминок зерно возят. Есень снова оглянулся, но не на замок, а на оставленный за ним дом. Не увидел, конечно. Но прицепилась к душе тоска, хуже, чем репьи к котомке.

Безмятежны и упоительны вечера в Макошине! Горбатые улочки выгибают шершавые спины, ленивое солнце валится за облупленные крыши, напоследок щедро плеснув меди в окна, и кажется, вот-вот уютно замурлычет сам городок.

Прогремит по колдобинам усталый автобус из столицы, зальётся визгливым брехом пёс в подворотне, и снова в Макошине тихо.

Георгий зажмурился на вечернем солнце и даже потянулся, как старый тощий кот. Хорошо... только колени ноют к дождю, надо бы подняться на второй этаж, закрыть окно. Не ровен час, ветер ударит в створку, не оберешься хлопот вставлять новое стекло.

Главный герой попадает в необычные обстоятельства. Магия становится частью его жизни, но не все так просто и безопасно.

Еще одна картинка из истории этой планеты

Опубликован в сборнике "Миры Ника Перумова. Эвиал". Тираж — 20100 экз.

Как жить, если вы являетесь наследницей древнего магического рода, но сами при этом полностью лишены магии и даром управления стихиями не обладаете? Как научиться вновь радоваться окружающему миру, если любимого убили и теперь любить кого-то другого слишком тяжело? Как продолжать верить и надеяться, если сама Судьба постоянно ставит перед вами новые неприступные стены…

Остается просто дышать и петь в унисон с дарханами, так нежно и легко, лежащими в руках… И эта мелодия укажет единственный истинно верный путь…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«…Он выпустил из рук горячий лучемет и бросился к оплавленной выстрелами стене, перепрыгивая через холмики пепла, оставшиеся от хранителей Черных Книг. Девушка лежала на каменном возвышении в углу полутемной пещеры и измученно улыбалась, глядя на него полными слез глазами. Он разорвал веревки, опутывающие ее запястья, и придвинулся губами к ее губам…»

Я хмыкнул и поставил на полях знак вопроса. Герой рукописи явно тянулся в супермены, он не только голыми руками рвал не гнилые, надо думать, веревки, но еще и перемещался с помощью губ. Если, конечно, я правильно понял автора. Как бишь его зовут? Я разыскал первую страницу этого шедевра. Ага, Александр Константинов. «Время собирать камни». А также грибы и зерновые культуры.

Уже с утра в комнате было душно, распахнутое настежь окно совсем не спасало. По улице гоняла на мотоциклах орда подростков, от грохота дребезжали стекла в книжном шкафу, сизая дымка стелилась над полом, и прелестный запах выхлопов смешивался с ароматом нагревающегося под солнцем асфальта. Несло по тротуарам пыль, тополиный пух и бумажки от мороженого. Хотелось в тайгу. Или в сельву. Хотелось в десятый век.

С завтрашнего дня начиналась последняя неделя занятий, а потом предстоял прием экзаменов и активное участие в ремонте школы, поэтому воскресный день нужно было заполнить отдыхом на всю катушку. Но отдыхать в грохоте и вони смогут, наверное, только те, кто будет после нас – выросшие на бетонных лугах под кислотными дождями, чьи игрушки – дозиметры, уголок встреч – свалки, лучшее украшение – противогаз, а любимое место игр – антропогенная пустыня. Я в таких условиях отдыхать не мог – помнились еще березовая роща детства, вертлявая речушка с нежным песчаным дном, танцы лимонных бабочек у лесного ручья и крепконогие лохматые битюги, сочно стучащие подковами по булыжнику городских улиц.

По лесной дороге прокатил грузовик, громыхая пустыми бидонами, и пыль осела на ягоды земляники у обочины, просеялась сквозь придорожный можжевельник, сквозь сосны, добравшись до поляны с серым кругом пепла от костра. Пахло сеном, гудели шмели, в небе плавилось солнце.

Воздух над поляной налился зеленью, заходил волнами и выплеснул из пустоты три больших зеленых шара. Шары покатились по поляне, меняя окраску на фиолетовую, соединились – и растаяли.

После ужина я расположился на кухне, и работа спорилась, но тут оказалось, что куда-то запропастился паяльник. Жена у телевизора заинтересованно следила за беседой Штирлица и Мюллера и на мой вопрос коротко ответила: «Сосед забрал», – и сделала нетерпеливое движение рукой.

Я не решился уточнять, какой именно сосед, и вышел на лестничную площадку. Не хотелось прерывать работу и остаток вечера проводить впустую. А про Штирлица мне давным-давно уже все было известно. Впрочем, и жене тоже.