Темный город

Влюбленный некромант, жрец страшного культа, демонолог, солдат спецназа… Что может объединять всех этих людей? Темный Город — место, где технология сплелась с магией, а желание выжить порождает странные союзы. Где автоматом можно добиться куда большего, чем добрым словом, а месть и любовь идут рука об руку. И на фоне всего этого спасение полуразрушенной Земли кажется совсем пустячным делом…

Отрывок из произведения:

Холодно лежать на бетонной плите. Особенно, если эта плита – крыша дома, засыпанная снегом. Где нечем прикрыться и некуда спрятаться от сумасшедшего ветра. И полтора часа я уже лежу на снегу в пятнадцатиградусный мороз. Холодно, но ничего не поделаешь. Это часть моей жизни, одна из многочисленных ее составляющих.

Я в который раз посмотрел на часы и приложился глазом к окуляру оптического прицела. Тусклая лампочка в сотне метров едва освещала подъезд двухэтажного дома, на скорую руку переделанного под коттедж. Двое одетых в фуфайки охранников, стоящих перед входом, сжимали в руках автоматы. Странно, Седой вроде не бедный человек, а нормальное освещение провести не удосужился. Хотя с освещением было туго, но не так туго, как два года назад. Тогда света от небольшой электростанции хватало лишь на то, чтобы освещать некоторые улицы города в самые темные часы, да еще на здание правительства. Сейчас же света хватало на магазины, бары и другие общественные места. Правда, хватало с большим натягом. Простые же люди освещали себя, как могли. Наиболее состоятельные, коих было меньшинство, ставили ветряки, остальные перебивались случайными источниками, начиная от керосиновых ламп и заканчивая «световой палочкой».

Другие книги автора Кирилл Иванович Запорожан

Вроде бы простой парень из нашего мира попадает в мир магии. И всё бы ничего, да вот только ему предстоит стать Тёмным мастером. И тут уж ничего не поделаешь…

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Третья мировая война едва не завершилась полной гибелью человечества, когда боевой вирус вырвался на свободу из военных лабораторий Мусульманских Эмиратов. За несколько лет умерло четыре миллиарда человек. Страшную пандемию удалось остановить, лишь полностью уничтожив зараженные местности ядерными ударами.

Вирус был побежден, однако опасность того, что он вернется в мир, осталась. Для того чтобы ослабить угрозу, получившая огромные полномочия Всемирная Организация Здравоохранения организовала секретный отдел по тайному уничтожению возможных носителей вируса. Сотрудники отдела получили кодовое название «палачи».

Бен Роджерс был одним из ветеранов отдела и образцовым палачом. Однако когда в его жизни появилась Светлана Белова, которая стала случайным свидетелем одной из его операций, все пошло наперекосяк. Особенно когда Светлана раскрыла ему страшную тайну секретного отдела палачей…

Ночью все становится другим. Ночью из темных щелей подсознания выползают призраки. А что, если ночь длится 37 лет? Что, если люди вокруг умирают от страшной, неизлечимой болезни? Если по темным улицам бродит сумасшедший убийца, выбирающий жертв по одному ему понятному принципу? Ловец Ше-Кентаро знает Ночь, как никто другой. Его работа – выслеживать превращающихся в чудовищных монстров больных. Он знает в лицо своих призраков. Но ему пока неизвестно, что безжалостный убийца уже выбрал его на роль новой жертвы. Теперь для того, чтобы дожить до рассвета, Ше-Кентаро нужно первым найти маньяка.

Снова тот же звук. Слабый, высокий, жалобный — и все же отчетливо слышный даже на фоне ритмичного топота и шарканья танцующих ног, доносящихся из открытых окон Клуба. Казалось, этот тонкий звук был порожден страданием и болью. Так оно и было на самом деле.

Брасид коротко срыгнул. Он выпил слишком много вина и сам это понимал.

Именно поэтому он и вышел на улицу — чтобы освежить голову и, как надеялся, избавиться от легких, но все чаще подкатывающих волн тошноты. Ночной воздух был прохладным, но не слишком, даже для его обнаженного тела, и ему, действительно, стало полегче. Но и теперь Брасид не хотел спешить с возвращением в Клуб.

Оби-Ван Кеноби услышал, как дверь закрылась за его спиной. Замок щёлкнул и прожужжал.

Он остановился в приступе беспомощности.

«Нет», — сказал он.

Его напарница Астри Оддо обернулась:

— Что такое?

Оби-Ван в отчаянии уставился на дверь:

— Я не могу оставить его.

— Но он приказал тебе улетать.

Оби-Ван опёрся обеими руками на дверь и покачал головой:

— Я не могу.

Астри ждала. Она не двигалась, но он чувствовал её нетерпение. Её недавно обритая голова блестела на тусклом свету. Опустился густой туман и превратился в капельки на их коже.

Освещение во всем огромном доме было включено вполсилы, свет был синеватым. В полутёмных коридорах — тишина. За двойными дверями стояла стеклянная колонна в человеческий рост высотой. Она светилась мягким ровным светом.

Синий цвет был цветом траура на планете Новый Эпсолон. Стеклянные колоны устанавливались в память об убитых, о погибших из-за несправедливости. Эта тонкая, похожая на луч чистого света колонна была для рыцаря-джедая Талы.

Джедай Куай-Гон Джинн вздохнув, продолжил свой путь по коридору. Совет знал, что он слишком долго был в бездействии, и Куай-Гон был того же мнения. Они были терпеливы, потому что знали, какую боль ему причинила смерть его дорогого друга Таллы. И теперь они ждали его, чтобы решить, готов ли он вновь возобновить свою активную жизнь Джедая.

Но он считал, что не готов. И не был уверен в том, что будет вообще когда-либо готов.

Куай-Гон завернул за угол, достигнув зала Совета. Совет вызвал его, но не объяснил почему. Может быть они просто устали ждать, а может собрались так или иначе послать его на миссию.

В головном офисе галактической корпорации «Скант Ко Пирин», как всегда царила деловая обстановка. В огромном, тридцатиэтажном корпусе все занимались своим делом, надо сказать, размеренно и обстоятельно, совсем не так, как это бывает в маленьких и несолидных компаниях, где повседневная работа больше напоминает постоянную суету, а аврал стихийное бедствие.

Центральный офис корпорации целиком занимал все это грандиозное, по своей претензии на изыск здание, раскинувшее три свои огромные лапы на площади гектаров в восемнадцать. Три секции, построенные под 120 градусов к линии симметрии, на уровне десятого этажа гармонично сливались в единое целое, образуя далее цилиндрическую башню, в которой собственно и размещалось все более-менее действенное руководство.

Джейсон и Джейна родились, когда погибла Империя, и стали надеждой Новой Республики. Теперь близнецам — детям Хана Соло и принцессы Леи исполнилось по четырнадцать лет, и они зачислены в Академию джедаев Люка Скайуокера па Явине-4. Будущие герои легендарной саги начинают обучение вместе со старыми и новыми друзьями.

Во время каникул Джейсон и Джейна снова встретились со своим старым другом Зекком — сиротой, который живет на улицах их родной планеты Корускант. Зекк молод, беспечен и свободен — и никому на свете не нужен… по крайней мере, пока. А его друзья очень изменились, и не заметить этого невозможно. Они столько узнали, так повзрослели… По сравнению с ними Зекк — жалкий беспризорник.

Однако его способности заметил некто весьма могущественный. Тот, кто знает все о стыде и зависти и о том, как их можно использовать. Тот, кто знает, что темная сторона Силы особенно притягательна для тех, кому нечего терять…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анна Истомина, студентка МЭИ, блондинка с мозгами и вполне жизнерадостная особа, отправилась на летние каникулы за границу — к бабуле в белорусскую деревню. Все началось, когда она получила удар по голове, вылетев из следующего от Барановичей до Гродно автобуса, обстрелянного бандитами. Придя в себя в больнице, Аня услышала по радио репортаж о результатах проходящего в Ленинграде шахматного турнира, который — она это точно знала — состоялся в марте 1941 года! Вот тут-то ей по-настоящему стало плохо! Оказаться накануне войны в Белоруссии, на которую придется самый жестокий первый удар, — мало сказать не повезло! Но, вспомнив папину присказку: «Врагов будем бить не считая, но по очереди», она разработала план действий…

Путешествуя морем, не следует подниматься на палубу во вторую ночь плавания. Прогуливаясь там в полночь, вы рискуете натолкнутся на крайне опасного пассажира…

Рассказчик нашел смотрителя для своего коттеджа на берегу моря — это был бывший моряк Хортэр. Несколько раз наниматель, посылая смотрителю чек, получал ответ, что чек получен, в коттедже все спокойно. Но однажды ответа не было, и рассказчик сам отправился к морю узнать, в чем дело...

Едва проснувшись утром и придя в себя ото сна, она ощутила странную радость, хотя сразу не смогла припомнить от чего. Несколько минут она полежала, не шевелясь, наслаждаясь незнакомым чувством, благодарная за принесённое им непонятно откуда обволакивающее тепло. Оно защищало от противного храпа мужа, от мыслей о готовке завтрака, о том, что надо будет, наконец, вылезти из кровати и ступить на холодный линолеум. Но пора будить Кивина: он вечно просыпал в эти дни, долго одевался и завтракал, так что она диву давалась, как это ему удается не опоздать в школу. Ей совсем не хотелось укладывать сына пораньше: не хватало духу оторвать его от телика, и просто нравилось быть с ним, нравилось, что он весь вечер здесь рядом дурашливо ржет над ее остротами, не понимая их, которые ей самой-то не всегда понятны, и которые она не может растолковать сыну. «Мама, ты совсем ничего не знаешь», — хнычет он, но она не обижается: ей ведь ясно, что всего знать нельзя, и приятно, что мальчик ведет себя, как мужчина, с самоуверенным превосходством, пусть еще безвредным и беспомощным, в невежестве неизмеримо большем, чем ее собственное; впрочем, она скорее бы умерла, чем позволила ему заметить восхищение и потачку.