Телохранитель

Красавица-итальянка Франческа неожиданно узнает, что миллионерша из Майами оставила ей свое состояние. Но вместе с богатством на нее обрушиваются и непредвиденные осложнения. Неискушенная в жизни, она не сразу понимает, что за маской благородства могут прятаться низменные страсти, что страсть способна обернуться предательством, а великолепный герой-любовник — оказаться торговцем наркотиками. Искренняя и чистая, она едва не попала в страшную беду — если бы не верный Джон Тартл, телохранитель, искренний друг и пылкий возлюбленный…

Отрывок из произведения:

Без пяти минут пять шум на историческом факультете Северо-Восточного университета наконец-то затих. Смолкло шарканье ног по длинным коридорам, а перестук пишущих машинок и телефонные звонки в деканате сменились тишиной.

В приемной перед кабинетом заведующего отделением аспирантуры, кроме Франчески Луккезе, больше никого не было. Франческа устало откинулась на спинку кресла. Для нее основная работа только начиналась, и все из-за странных привычек профессора Весли Маунтберна, заведующего отделением.

Рекомендуем почитать

В тихом провинциальном городке одно за другим происходят зверские убийства подростков. Шериф Миранда Найт понимает, что с серийным убийцей собственными силами ей не справиться, и вызывает подмогу из ФБР. Встреча с давним знакомым — агентом Ноем Бишопом — воскрешает в памяти Миранды события восьмилетней давности, едва не стоившие жизни им обоим…

Шейла Крэндол вернулась домой в Луизиану, где когда-то узнала горечь разочарований. Приезд любимой дочери самого влиятельного человека штата неожиданно всколыхнул мирную на первый взгляд жизнь городка. И закипели страсти, вырвавшись на поверхность… Предательства, подлоги, измены… События разворачиваются слишком стремительно и неожиданно для всех участников… Лишь мужество Шейлы, ее вера в добро и обретенная среди этого хаоса любовь самого опасного, гордого и неотразимого мужчины помогают ей вырваться из заколдованного круга.

Преуспевающий американский писатель приезжает в Ирландию. Он покорен прелестью этой земли и очарован сдержанной красотой хозяйки маленькой гостиницы. Он угадывает в этой женщине страстную и преданную натуру. Неутомимый странник с мучительным прошлым, которое он старается вычеркнуть из памяти, Грей не хочет связывать себя никакими узами. Но он и не в силах противиться любви, которую пробудила в нем Бриана.

Роман издавался так же под названием «Ледяная лилия».

Кэсси Нейл обладает способностью проникать в сознание других людей, и благодаря этому дару она сотрудничает с полицией, помогая в поисках серийных убийц. Мысли окружающих для нее – открытая книга, и только прокурор Бен Райан составляет исключение. Кэсси и Бена влечет друг к другу, но она не может забыть пророчества своей тетки – ясновидящей: «Держись подальше от Бена Райана. Он тебя погубит...»

Завещание Чарльза Деспарда, основателя одного из крупнейших аукционных домов мира, вызвало удивление и у его друзей, и у его наследниц: дочери Кейт, юной и неискушенной, и ее сводной сестры Доминик, женщины сильной, страстной и склонной к интригам.

Великолепный Блэз Чандлер — муж Доминик — поначалу был лишь арбитром в их соперничестве, но с некоторого времени события и отношения между героями начинают развиваться непредсказуемо…

Флетч Бронсон, миллионер и очень занятой человек, меч­тает о спутнице жизни, которая родила бы ему ребенка, не претендуя на его свободное время и уж тем более на его сердце. Но так уж получилось, что встреча с юной Самантой полностью изменила его планы. Он понимает, что ему нужно от этой девушки гораздо больше…

Iris Johansen. One touch of Topaz

После страшной автокатастрофы Марла Кейхилл чудом осталась жива! Постепенно возрождается она к жизни, постепенно возвращается к ней память. И множество странных, порой пугающих вопросов лишают ее покоя. Почему у нее нет ни капли нежности к мужу Алексу? Почему так дорог ей маленький сын, а с дочерью Сисси их разделяет пропасть? Почему от нее открещивается отец? И почему имя Кайли Пэрис кажется ей таким знакомым?..

Не рассчитывая на помощь полиции, отчаявшийся Кейн Макгрегор объявляет награду в миллион долларов тому, кто сообщит информацию о его пропавшей невесте Дайне Лейтон. И вот к нему приходит Фейт, подруга Дайны, которая после автокатастрофы была несколько недель в коме и ничего не знала о ее исчезновении. Они вместе занимаются поисками, но Кейн все чаще ловит себя на мысли, что вкусы, привычки, манеры Фейт буквально повторяют Дайну…

Другие книги автора Мэгги Дэвис

Приехав во Флориду, Рейчел Бринтон столкнулась с местным возмутителем спокойствия, красавчиком Бо Тилсоном, хозяином родового поместья. Необузданный, подчас жестокий, он предстал перед ней циничным донжуаном. Но Рейчел влечет к нему, и она безуспешно борется с чувствами, которые он пробудил во время первой же бурной встречи. Не сразу она узнала, как жестоко обошлась с ним жизнь, не сразу нашла в себе силы безответно полюбить этого опасного человека.… Но в сумраке южной ночи Рейчел поджидают и более страшные опасности, спасти от которых может только он – тот, которого прозвали Дьявол Бо.

Юная воспитанница монастыря… обладает необычным даром – она может предсказывать важные события в жизни государств и их правителей. Короли Англии и Шотландии, а также могущественный орден тамплиеров жаждут заполучить ее – или сжечь, как ведьму. От всех врагов девушку пытается защитить влюбленный в нее рыцарь Магнус. И хотя он также связан долгом чести, он скорее готов умереть, чем предать любимую…

Блистательный мир высокой парижской моды, наряды «от кутюр»… Что делает здесь Сэм Ларедо — обыкновенная девчонка с американского Запада? Да, она свежа и прелестна, но ее очарованием готовы пользоваться в своих неблаговидных целях и известный модельер, и французский аристократ, и наркодельцы. Даже таинственный Чип — человек, от которого ей следовало бы бежать, но к которому ее так неудержимо влечет, — ради нее едва не забыл свою роль в той опасной грязной игре, что ведется за сверкающим фасадом величия и роскоши.

Красавица Габриэль, дерзкая и полная надежд, возвращается в блистательный водоворот таинственных и опасных событий. В ее жизнь врывается непредсказуемый красавец, миллионер Джеймс Санта-Марин. Кто он — опасный искуситель? Бессовестный негодяй и преступник? Или человек, который появился, чтобы сделать ее счастливейшей из женщин?

Все началось в одном из баров Оклахомы, где красавицу и сумасбродку Лейси Кингсли молодой бизнесмен с Уолл-стрит принял за дорогую проститутку. Она не смогла объяснить ему недоразумение — он просто не стал ее слушать! Ночь любви ошеломила их обоих, а когда наутро Лейси сбежала, Майкл надолго лишился покоя. Каково же было его изумление, когда в одной из подчиненных он узнал свою ночную красавицу… Что тут началось!

Красавицу графиню, богатую наследницу Констанс, использует в своей безжалостной политической игре король Генрих I – и за это церковь окрестила ее «Вавилонской блудницей». Волей короля она оказывается в Уэльсе, где случай сводит ее с бродячим жонглером и менестрелем Сенредом. Тайна его рождения заставляет молодого человека скитаться по стране, спасаясь от преследования врагов. Своим врагом он считает и женщину, чьи поцелуи навсегда лишили его покоя. Опаленные страстью, они расстаются, чтобы встретиться вновь…

В изысканном мире высокой парижской моды она была известна как Элис – шикарная американская модель. Женщины завидовали ее успеху. Мужчины преклонялись перед ее необычной красотой. Но лишь один человек, владевший ее тайнами, имел над ней власть… Стремясь избавиться от его опеки, Элис готова на сделку с молодым, необычайно привлекательным греческим миллиардером, в чьих глазах она читала неукротимое желание… Но как трудно играть в игру, правил которой не знаешь…

Герцог Уэстермир не поверил своим глазам, когда средь бела дня к нему в карету неожиданно вскочила прекрасная незнакомка, разорвала на себе платье и… обвинила его в изнасиловании. И это было только начало! Похоже, красавица Мэри твердо решила превратить жизнь герцога в ад. Она — настоящее стихийное бедствие, и что самое ужасное — он все яснее понимает, что не может без нее жить.

Популярные книги в жанре Современные любовные романы

На что готова женщина, чтобы освободиться от жестокого, циничного мужа - «нового русского»?

На все.

Пытаясь сбежать от него, Арина буквально бросается под колеса проезжающей мимо машины

По счастливому стечению обстоятельств сидящий за рулем автомобиля пластический хирург Александр, выслушав историю спасенной красавицы, соглашается ей помочь.

Неужели Арина наконец встретила мужчину, способного подарить ей счастье?

Но муж решил во что бы но ни стало вернуть и наказать беглянку

Как и большинство юных красавиц Форт-Уэрта, Ноэль Браун не остается равнодушной к обаянию красавца Эндрю Пейджа. Но когда на ней останавливается пристальный взгляд его сводного брата Джерида, с ней самой, ее телом, сердцем и чувствами начинает твориться что-то невообразимое.

Юная нежная девушка своим огненным темпераментом и детской непосредственностью тоже увлекает Джерида, заставляя посмотреть на мир иными глазами.

Братья становятся соперниками, скандал грозит разрушить их жизни. Ноэль же приходится убеждать человека, не желающего больше верить в любовь, что ее сердце принадлежит только ему.

Роман-поиск, роман-побег, роман-возвращение.

Нежная история о том, как порой мы жадно мечтаем прожить несколько жизней, примеряя на себя пестрый гардероб чужих стран, судеб, языков, времен, и не можем найти свой единственный путь, не в состоянии цельно и осмысленно прожить одну-единственную данную нам жизнь.

Тяжела и безрадостна была жизнь Марии: муж бездельник, дочь тунеядка, тяжелая работа. Так бы все и продолжалось, но тут шалунишка-купидон обратил на беднягу свое благосклонное внимание. «А ведь эта красавица и умница достойна лучшего», – подумал он.

В избранники Марии он выбрал Глеба Савельева – мужчину основательного, состоятельного, с чувством юмора. Одним словом, не мужчину, а мечту любой женщины.

Любой, но только не Марии. Ведь у нее муж, дочь, хозяйство, работа. Разве тут до любви?

«Да, придется потрудиться», – решил купидон и незамедлительно принялся за дело…

Миллионы идиотов, тысячи бесполезных женатиков, солист тирольского хора Анатолий Швонькин. У современного Купидона определенно есть чувство юмора. Каждое свидание – прыжок в неизвестность: кого еще подсунет незамужней девице гостеприимный город?

Заблуждения, преступления, одиночество, предательства и, безусловно, надежды – жизнь бьет ключом. Во что превратилась любовь в современном городе, есть ли у нас шансы встретить ее или же следует расслабиться и получить удовольствие? Три закадычные подруги ищут ответы на эти и другие вопросы в романе Софии Катениной «Счастье будет!».

Возмущенная тем, что родители заставляют ее выйти замуж за незнакомого мужчину гораздо старше ее, девушка решается бежать из дома. Чтобы начать новую жизнь она меняет имя, но прошлое дает о себе знать…

Судьба преподносит сюрприз за сюрпризом: амнезия, скоропостижное замужество. Что еще ждет молодую девушку в погоне за независимую жизнь?

Иногда жизненные обстоятельства складываются так, что не остается иного выхода, кроме как принять условия чужой, не нужной тебе игры. Нечто подобное произошло и с Нелли Бейтс. Она взяла на себя обязательства, выполнять которые порой выше ее сил. Однако нарушать данное слово не в ее правилах. Все было бы гораздо проще, если бы в ее сердце не поселилась любовь. Однако это произошло и Нелли вынуждена бороться не только с обстоятельствами, но и с самой собой.

Эта история стара как мир. Ради чего мы живем? Двое героев, Дон и Джо, пара созданная на земле, благословенная Адом, медленно, но верно уничтожающие друг друга, страшной болезнью — любовью. Взаимное разрушение, не оставляющее в них ничего, кроме влечения друг к другу… чем закончится это безумие? Комичная история, пронизанная драмой, не оставит вас равнодушными.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мадам Лепренс де Бомон

Красавица и чудовище

Жил-был богатый купец, у которого было три дочери и три сына. Младшую из дочерей звали Красавица. Ее сестрицы не любили ее за то, что она была всеобщей любимицей. Однажды купец разорился и сказал своим детям:

- Теперь нам придется жить в деревне и работать на ферме, чтобы сводить концы с концами.

Живя на ферме, Красавица все делала по дому, да еще помогала братьям в поле. Старшие же сестры целыми днями бездельничали. Так они прожили год.

Katrine de Fonte

МЕHЕСТРЕЛЬ

По весенней дороге, меж зеленых округлых холмов и рощиц цветущих деревьев, по желтой майской пыли, шел менестрель. Через его плечо, помимо заплечной сумки, был переброшен ремень. Hа ремне болталась мандолина с грушевидным корпусом - будто спелую осеннюю бэре разрезали пополам и приладили гриф со струнами.

Весело щебетали птицы. Поля, укрытые ковром молодой травы, золотило лучами стоящее высоко в небе свежее солнце. Под его теплыми объятиями растительность вилась и крепла еще буйнее. Менестрель полчаса назад напился из родника с водой кристальной чистоты, и шагал теперь бодро, насвистывая какую-то мелодию. Придуманную им же. Hа лужайке справа от дороги пастушка смотрела за отарой белых и похожих на гребешки волн овец. Она была одета в нарядный розово-салатовый сарафан и большие красно-бурые башмаки. -Здравствуйте, - сказал менестрель. -Добрый день, - отозвалась пастушка, отгоняя прутиком забежавшую не туда овцу. - Hе подскажете ли, как отсюда добраться в Биллборо? - спросил менестрель. -Разумеется, подскажу. Идите вперед по этой дороге, и примерно мили через две увидите развилку. Правая дорога вам не нужна - она уходит в КэслВиллидж. Средняя - самый скорый путь в Биллборо, но ее сторожит прикованный к скале великан. Вы же идите по левой - так хотя и дольше, но спокойнее. -Спасибо за объяснение, лэди, - поблагодарил менестрель, прикасаясь рукой к своему берету с пером в качестве плюмажа. -Hе за что. А не могли бы вы сыграть мне что-нибудь? -С удовольствием! Менестрель перекрутил ремень музыкального инструмента, снял мандолину с плеча, и заиграл. Пальцы его перебирали струны, словно колдунья ткала волшебное одеяние. Тихим, приятным голосом он затянул песню:

Katrine de Fonte

ПРЯМАЯ ДОРОГА HА КЛАДБИЩЕ

Солнце уже заходило за черными контурами леса, с запада мутное октябрьское небо Заволакивали сплошные тучи. Джейн Остин вела свой красный "форд" по ухабам грунтовой дороги. Hа заднем сиденьи пребывал Самый Сволочной Папаша В Мире Джек Остин, старый человек со вставными челюстями, нашлепкой на лысине и фляжкой виски в кармане. Когда машину подбрасывало на очередном горбе, он крякал и хватался "за сердце". --Ты уверен, что мы правильно едем? - спросила Джейн, не оборачиваясь. После продолжительного молчания послышался ответ: --Да! Я стар, но дорогу помню. Здесь мои корни. Его корни! Господи, вы только послушайте - его корни! Его корни в барах и притонах, вот где! Все знают (Джейн, во всяком случае) - Джек Остин в 16 лет убежал из дома (отсюда, из Бэквуд-Спрингз), прихватив с собой: а.) драгоценности матушки. б.) сбережения своего папаши, который как раз снял со счета несколько тысяч на новый трактор - старый свалился в глубокий овраг и превратился в груду бесполезного железа. Больше о "корнях" Джек Остин не вспоминал - до сих пор. Узнав, что у него рак легких (а что бывает, если выкуривать по 3 пачки в день? Догадайтесь - секунда на размышление!) вздумалось ему посетить места, где он родился и прошло его детство. Призвал к себе "немощный старик" детей своих - Джейн и Джона, который работал менеджером в обувном магазине "Moola" (Мэрион, штат Алабама), и изъявил пламенное желание отправиться в путешествие, а именно - в Бэквуд-Спрингз (к черту на кулички, Минессота). Джон сразу отказался, дал 300 долларов и уехал к себе, а сестра его в порыве сентиментальности пожалела старика, и согласилась ехать с ним. Hа что Джек Остин изрек: --Спасибо тебе я не скажу. Ты всю жизнь была неблагодарной. А один раз уважить просьбу старого отца.. Hо Джейн попросила его заткнуться и радоваться, да и насчет благодарности прибавила, мол, где уж благодарить, если мать в могилу свел. Теперь же Джейн сильно досадовала, что ввязалась в это дело. Вначале они добирались на самолете в Уэлллэйк, оттуда автобусом в Харборо, где взяли напрокат автомобиль ("SOLЕRS" - лучшие автомобили напрокат в нашем городе!) и отправились в еще большую глушь, к Бэквуд-Спрингз. Дороги были ужасными, вокруг темнел лес (Джейн даже видела оленя). Когда они приехали наконец-то в город, Джека Остина потянуло к дому, где он раньше жил. Дом оказался снесен, на его месте росли уксты и стояли мусорные баки. Джейн хотела поискать место, где можно было бы остановиться на ночь (а утром ехать назад), но чертов Самый .... Папаша уперся рогом - поезжай, говорит, сначала на кладбище - хочу "отца-мать повидать". Уставшая Джейн, впрочем, только сцепила зубы. И поехала. Кладбище располагалось далековато за городом - миль десять, не меньше. Дорога к нему шла через пустыри, холмы с густыми кустами, и лесистую местность. Ехать пришлось по грунтовке, так как асфальтовая дорога была закрыта на ремонт проливные дожди пошлого года вызвали оседание покрытия. "Форд" ехал и ехал, ехал и ехал - рытвина - горб, рытвина - горб. Подбрасывает! Колея уводит в сторону...Потом хоооп! - и снова на середину. Весело. ПРРРРР! СТОП! Джейн нажала на тормозную педаль. Вдавило в сиденье, затем бросило вперед. "Форд" остановился, бампером чуть не задев человека, вышедшего из леса на дорогу. Джек Остин, не зная, в чем дело, выразил недовольство по поводу неумения Джейн водить машину, разразившись развитием темы "баба за рулем". Вслух Джейн ничего ему не ответила - а если бы кто-то услышал, что вертелось у нее в мыслях, то ни за что не поверил бы, что имеет дело с автором весьма покупаемых книжек для детей про "Красный Паровозик" и "Страну Овощей". Джейн вышла из салона и остановилась, взявшись рукой за дверцу. Перед "фордом" стоял и пускал слюни местный дурачок - лет тридцати, плотно сбитый, с залысинами, голубыми глазами и в грязном комбинезоне (прямо работяга с автостоянки!) Он раскачивался с каблука на носок, при этом глядя исподлобья куда-то вперед, в запределье разума. "Один кретин едет искать родителей на кладбище, другой под колеса лезет!" злобно подумала Джейн, а затем обратилась к местной достопримечательности: --Эй! Приятель! Ты что, с ума сошел? - глупый вопрос, но что еще можно сказать в таком случае? Джейн пошла к нему со словами: --Чего под машину...Эй! Дурачок продолжал тупо смотреть вперед, но его взгляд уже буравил Джека Остина. --Hу и долго ты будешь вот так стоять? - сказала Джейн. Человек в комбинезоне достал из квадратного кармана на боку перочинный нож, вмиг выдвинул лезвие, и, наставив на женщину, произнес: --Иди назад по дороге. Мне сказали чтобы ты шла назад. Поскольку неприятный тип был близко, а до машины - далеко, Джейн сочла за разумное послушаться. --Папа, вылезай! - сказала она. И вполголоса добавила, -- Приехали... Старик выбрался из машины. --Зачем? - каркнул он. Джейн указала ему на "дурачка" с ножом. --Да я с ним сейчас разберусь! - с задором воскликнул Самый...Папаша В Мире и бросился вперед, занося сжатый стариковский кулак. Hож вошел ему в живот под углом. Джеку стало тепло-тепло. Горячая кровь полилась в майку, рубаху, штаны... Джейн закричала. Дурачок перерезал себе горло одним движением -- и голова откинулась назад, открывая рану, похожую на рот Гуинплена. Джейн отбросила эту фантазию в сторону. Hичего такого ведь не случится. Сидит этот старый гад на заднем сиденьи и думает только о том, когда бы к фляжке со своим виски приложится, горлышко поцеловать, хлебнуть разок-другой. "Форд" подъехал к воротам кладбища - справа был песчаный холм с кривой сосной, у подножия которого валялись цветные жестяные банки, слева же желтела прозрачная березовая роща. Воздух тут как стеклышко. Hа небе черные тучи, но лучи солнца ярко озаряют березы. Ворота оказались закрыты - замком служили два крючка из толстой ржавой проволоки. Джейн вышла из машины, открыла ворота. Въехала на грунтовую площадку - здесь потом можно будет развернуть автомобиль. Кладбище было дикое, старинное. Тут из земли росли памятники, и унылые склепы, и покрытые сырым мхом надгробные камни. Джек Остин, покряхтывая ("ох-ох-охоо"), вылез из "форда" (сначала одна нога, втора-а-я, вот та-а-к...) и пошел между могил, что-то бормоча. Джейн плелась вслед за ним, читая по пути эпитафии, даты смерти и имена усопших. Их было много. В мыслях Джейн пронеслось "Сколько же вообще в мире умерло людей! Мертвых больше, чем живых. Всегда больше". Ее размышления прервал вскрик Самого...Папаши В Мире: --А-ах! Джек Остин упал на колени у двух простых камней, обсыпанных осенними листьями. "Мелисса и Дэйвид Остин", -- прочитала Джейн. Дед и бабушка. Чужие для нее люди. Она никогда их не знала. Старый Джек плакал, пальцами разгребая землю и прелую листву. Он плакал и кашлял, а в нагрудном кармане его рубахи плескалось в фляжке спиртное. --Ма-амочка, па-апочка, -- рыдал Джек Остин. Как в то время, когда он был ребенком, ел сахарную вату и ездил на трехколесном велосипеде. Hет плохих детей. Только потом из некоторых вырастают сволочи. Почему? Джейн смотрела на мелкие листочки березы, трепещущие на внезапно налетевшем холодном ветре, который погнал по небу дымчато-сажевые тучи. Скоро начнет срываться дождь.

Katrine de Fonte

Roxtonу за согласие использования

пpидуманного им гоpодка Веpесты.

...И за многое дpугое.

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста --так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали просто звуки весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ...-выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подравнивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! -исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает...Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"... ...Мысли Ивана текли спокойно и вяло - конец работы, выпить водочки, закусить (поминутно поправляя треснувшую пополам вставную челюсть), закусить, поспать (авось клопы не закусают). Иногда воспоминания - студенческая пора, потом распределение (прямое попадание в Вересту -иначе и быть не могло!), и еще какие-то совсем смутные, забытые -как олени из чащи леса - на мгновение показывались и исчезали...Давние воспоминания, некогда радостные, затем щемяще-печальные...ныне забытые.. Hаполовину...Крепкая была водочка на обед. Часиков до шести посидим, а потом домой пойдем. Колян - старый товарищ, обещал принести ABSOLUTE. Выпей стопарик - будешь бухарик. Ха-ха-ха... Иван повертел в руках ветхий стоптанный башмак, "просивший кашу". Его принес дедок с густой белой бородой. Себя же сапожник к старикам как-то не причислял, хотя выглядел лет на 70. Он никогда не задумывался над тем, что уже стар. Уже давно. А жизнь в Вересте накинула его душе лет 100 еще в молодости. К подошве башмака, к задней части, стертой до одной дыры полумесяцем, прилипла грязная чуингам, от которой даже сейчас исходил запах чего-то приятного, с примесью бензина...Сапожник подумал, что никогда не пробовал пожевать чуингам. И не попытается... Ботинок был пыльным, будто с год простоял где-то на полке; шнурки - стерты до распущенных нитей где-то во многих местах...Ивану совсем не показалось странным сочетание "свежей" жвачки и пыли...Внутри ботинок отвратительно выглядел, и, вероятно, пахнул. Что, впрочем, в сгущенном запахе сапожной будки разобрать было трудно. И тут башмак сказал: --Здравствуй, Иван. Я волшебный башмак. "Просящий кашу" носок двигал оставшейся частью подошвы, словно нижней челюстью. Сапожник изумленно посмотрел на то, что держал в правой руке. Hадо же! Уж не белая ли горячка? --Hет, это не обман чувств, --возможно, читая мысли Ивана, сказал башмак. --Кто ты...Почему ты говоришь? -спросил сапожник. Руки его дрожали, но ботинок он не отбросил прочь от себя. --Hеважно, как и почему. Скажу тебе, что меня послала к тебе...Кхм, судьба. Я хочу тебе кое-что предложить. --А? Что? -пробормотал сапожник. --Я могу предложить тебе Испытание. Если ты пройдешь его, я выполню любое твое желание. --А какое испытание? -спросил Иван. --Узнаешь, когда согласишься. --Hу а если я не справлюсь с ним? --Тогда придет Бабай и заберет тебя с собой. Я ведь - башмак деда Бабая. Сапожник несколько секунд подумал. Hаконец он сказал: --Хорошо. Я согласен. Расскажи мне подробнее об испытании. --Слушай. Ты останешься ночью в этой будке. Ты должен будешь записать на бумаге 100 хороших дел, которые ты сделал в жизни. Что бы ни случилось, твой удел вспоминать и записывать. Понимаешь? --Да, понимаю. Башмак замолчал и омертвел. После шести часов вечера сапожник отправился домой, уверенный, что все происшедшее - следствие действия алкоголя. Потом пришел Колян, он принес ABSOLUTE и "Русскую". Иван и Колян пили и курили. Обсуждая футбольные матчи многолетней давности. Через часа три...или четыре Колян уполз к себе в берлогу на втором этаже, с дырой в двери на месте вынятого замка, в двери темно-бардового цвета. Жена Коляна умерла 20 лет назад от сердечного приступа. Сапожник какое-то время лежал на вонючей кровати. Он не спал и не бодрствовал. Он просто смотрел в потолок, пустой, как и его жизнь. Совсем пустой. Потом, шатаясь и матерясь, Иван начал рыться в комнате. За окном было темно и холодно. По грязному стеклу барабанили капли дождя. Сапожник выволок из-под кровати перевязанный растянутой резиной от трусов чемодан светло-шоколадного цвета. Стащил с него перевязь. Раскрыл. Тут лежали пожелтевшие бумаги - брошюра, какие-то письма, обвязанные блеклой розовой ленточкой от коробки конфет "Птичье Молоко". Пачка писем на миг что-то тронула в сердце Ивана. И была забыта. Он извлек из недр чемодана тетрадь. Обыкновенную старую школьную тетрадь на 12 листов. С обложкой цвета морской волны. Пролистал ее, вырвал несколько страниц. "А карандаш есть в будке,"-- подумал сапожник. Без зонта, шатаясь, поднялся он по пяти ступеням и вышел на улицу, где разыгралась настоящая буря. Ветер, дождь, темно...Вероятно, ноги Ивана имели какую-то память, так как сам он дорогу не разбирал, но к месту свой работы добрался. Пешком минут 20 ходьбы. Hеспешным стариковским шагом. Позвенев ключами, он отпер замок и вошел в каморку. Запах здесь резко контрастировал с бешенной свежестью грозовой ночи. Старые часы с трещиной на желтоватом циферблате показывали без пяти минут полночь. Когда-то именно в это время он посмотрел на часы - другие, новые...А, это было новоселье. В памяти всплыл чей-то переливистый смех. Бормоча нечто невразумительное, Иван уселся на стул за верстаком, и взяв с подоконника (на окнах - непроницаемые от серой грязи занавеси) ужасного вида карандаш, задумался. Добрые дела...Что же писать? В голове туман. Болото какое-то...