Телеоборзения из Е-Бурга

Сергей Кузнецов

Телеоборзения из Е-Бурга

Поперек-анализы телепрограмм от Нинель Митрофановой.

Местные "сплетники"

Чтобы жизнь простого, скромного обывателя не казалась скучной и неинтересной, чтобы всегда было о чем посудачить с соседями и коллегами по работе, и были придуманы информационные программы. Как это ни странно, но новостийные передачи являются не только лицом телеканала, но и ярким отражением его творческой потенции (или импотенции): чем интереснее коллектив, тем лучше передача, тем более в провинции, где новостей "кот наплакал".

Другие книги автора Сергей Викторович Кузнецов

Сергей Викторович Кузнецов

Покойник в отпуске. Сборник эпитафий

Моя первая книжка

САМИЗДАТ

ЕКАТЕРИНБУРГ

Все мы - покойники в отпуске.

Директива Совнаркома: отпуска

отменить!!!

Ульянов ( Ленин )

x x x

Ах, если б можно было жить

В обратном направлении,

Я б отмечал Дни Смерти

Точно Дни Рождения...

x x x

Был Серега парнем классным,

Да и жил он не напрасно:

Сергей Кузнецов

Жизнь по инерции

Не знаю...

Ой, пришла!.. Я не ждал.

Я поел чесноку.

Я не ждал - как же так?

Я не знаю...

Что же делать теперь?

Я не знаю, братва,

Я не знаю, не знаю, не знаю...

Значит, сексу не будет.

Целоваться ведь как?

Значит, сексу не будет,

Не будет, не будет...

Что же делать, братва,

Я не знаю теперь,

Я не знаю, не знаю, не знаю...

Сергей Кузнецов

Летят перелетные птицы...

Пьеса в одном действии.

Сысерть, июнь 1997 г.

Действующие лица:

НАТАХА - женщина 38 лет

ЕГОРКА - мужчина 36 лет, ее муж

МУСЬКА - женщина 35 лет

КОПЧЕНЫЙ - мужчина 31 года

ПРОВОДНИЦА

МИЛИЦИОНЕР

Поздний летний вечер. А, может, уже и ночь. Вроде бы сегодня, говорили, самый длинный в году день. Железнодорожный вокзал небольшого города с нелепым названием Курья Нога. Его серое здание тонет в сумерках. Веет прохладой. Редкие в это время пассажиры сбиваются в кучки в ожидании поезда и застывают, словно экспонаты музея мадам Тюссо. Голос диспетчера гулом разносится по окрестностям: "На третьем пути сцепка! Внимание! Сцепка на третьем пути! Вы что там, уснули?" "Уснули, уснули",- вторит ему эхо...

Сергей Кузнецов, Олег Богаев

Нет повести печальнее на свете...

Комедия в двух действиях.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

РОМА - сын Манькова

ЖЮЛИ - дочь Копылова

МАНЬКОВ

КОПЫЛОВ - главы враждующих домов

МАНЬКОВА - жена Манькова

КОПЫЛОВА - жена Копылова

РОЗА - подруга Жюли

ВАСЯ - племянник семейства Копыловых

ГОБЛИН - друг Ромы

ЛОРИК - студент-медик

УБОРЩИЦА - просто пожилая женщина, не отягощенная родственными связями

Сергей Кузнецов

Манекены - жизнь в стеклах витрин

Пьеса в двух действиях.

Екатеринбург, июль 1997 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПАВЕЛ, мужчина 32 лет

ЕКАТЕРИНА, женщина 28 лет

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ :

Витрина мебельного магазина в самом центре города Коптиловска. Прямо под вывеской "Евро-люкс" за чистым стеклом стоит совершенно новая дорогая мебель иностранного производства - спальный гарнитур, стенной шкаф с заграничной чудо-техникой, чуть дальше, в глубине - кухонный стол с табуретками и раковина для умывания.

Сергей Кузнецов

Шкура неубитого медвежатника

Комедия в одном действии.

Екатеринбург, декабрь 1996 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПЕТР - маленький, щупленький, хиленький человечек 35 лет со скошенным лбом в клетчатой рубашке с короткими длинными рукавами, или с длинными короткими ( как вам больше нравится ), в протертых джинсиках и в шлепанцах.

ВАСИЛИСА - могутная бабища 38 лет с усиками над верхней губой, одетая в цветастую блузку и черную мини-юбищу, с огромным бюстом наперевес.

Сергей Кузнецов

Пиво и квас

Пьеса в одном действии.

Екатеринбург, июль 1997 г

Действующие лица:

СТАС БЛОХИН, юноша 25 лет

ПРОЗЕРПИНА КУКОЛЬНИКОВА, девушка 23 лет

ПОКУПАТЕЛЬ

Место действия:

Третья неделя июня. Рабочий день. Стоит страшная жара. Настоящее пекло. Как в Африке. Температура в тени - 32° С. Плавится асфальт. Положение усугубляется тем, что повсюду летает тополиный пух. Он забивается в глаза и в носы пешеходам. Но горожане мужественно сохраняют на своих лицах остатки обычной чопорности. Как же, приличия должны быть соблюдены. Допустимы небольшие вольности, как то: у мужчин - расстегнутая вторая пуговица, приоткрывающая волосатую грудь и нательный крестик ( у кого он есть ), у женщин - наличие отсутствия капроновых колготок. Впрочем, и сегодня встречаются типы с мокрыми пятнами на боках, застегнутые на все пуговицы. Их приближение чувствуешь по терпкому запаху пота. Они тяжело дышат, но ни за что не допустят для себя послабления. Они блюдут мораль общества. Их доля тяжела, но они несут свой крест с честью. Впрочем, есть и другие...

Сергей Кузнецов

Епсель-мопсель

Комедия в двух действиях.

г.Плес, май 1994 г.

Действующие лица:

ИЗАБЕЛЛА ЮРЬЕВНА ЛАЗАРЕВА, она же - госпожа Лазарева, дирктор дома мод "Изабелла", женщина 36 лет, брюнетка, но может перекрасить волосы в другой цвет, рост - выше среднего, но носит туфли на высоком каблуке. Тип лица - продолговатый, глаза голубого цвета, иногда со стальным отливом, чуть вздернутый нос, чувственные ( когда-то ) губы, тонкий ( но не совсем) подбородок, морщин на коже пока нет или она умело скрывает их использованием кремов и других средств косметики. Имеет изящную фигуру, тонкую талию и красивые ноги. Одевается с безупречным вкусом. Любит носить одежду с использованием комбинации красного и черного цветов. По характеру простая, веселая и общительная, но на людях держится чуть надменно. Разведена. Имеет сына 11 лет. Выдает себя за известного модельера.

Популярные книги в жанре Современная проза

История молодежной бригады, терроризировавшей нерусское население Петербурга (основано на реальных фактах). Акции записывались на видео, которые выкладывались в интернете. Преступное ремесло не давало сбоев – благодаря уникальным способностям бригадира, а также тому, что многие жертвы были нелегалами, и такие эпизоды не попадали в милицейскую статистику. Безнаказанность породила ещё больший беспредел, бригадир стал чувствовать себя дежурным по стране и первым обязанным перед Родиной, задача которого – установить расовое единство государства. Фактически он встал на путь политического экстремизма. Ему удалось организовать массовые беспорядки в центре города в день футбольного матча с кавказской командой. Итог получился трагическим как для основы бригады, так и для многих ни в чем не повинных граждан. А получившимся общественным резонансом воспользовались ловкие коммерсанты и политики.

В новом сборнике Герман Садулаев отходит от привычного для нас образа «борца за права офисного пролетариата» и возвращается к корням, к теме лирических и поучительных воспоминаний, созвучных роману «Я — чеченец». Картинки из детства, трогательные зарисовки из жизни довоенного Шали сменяются размышлениями о мужестве и человечности, стойкости и силе духа. За иносказательной историей «споровской республики» следуют тревожные тексты о приближающемся конце света. Во всех этих рассказах есть война — надвигающаяся, бушующая или давно прошедшая, но она всегда где-то рядом, беспристрастно судит живых и мертвых, не давая нам перестать быть людьми.

Начинается все это накануне моего двадцать четвертого дня рождения. Итак, сегодня 31 марта 2005 года; вечер, мы в Гдыни, в переулке между двумя оживленными улицами, стоим прямо рядом с «Аркадией» и пьем водку. «Аркадия» — кабак, который мы недавно обнаружили: кажется, при коммунистах это был ресторан класса люкс, так, по крайней мере, утверждает моя мать. С тех пор ровным счетом ничего не изменилось. Внутри. Это уже не ресторан класса люкс, а скорее трогательный скансен. Сейчас вообще такая тенденция, ПНР в моде, радикальные интеллектуалы более-менее скрытно тоскуют по временам вынужденного скромного существования, предшествовавшего нынешнему изобилию, а молодежь коллекционирует всякие раритеты: авторучки, блокноты, галстуки, партийные билеты. И пьет водку, закусывая огурчиками, на тематических вечерах, где диджеи в костюмах социалистической эпохи крутят попурри советских песен. В Варшаве даже открыли специальный клуб, стилизованный под пээнэровское предприятие общественного питания, — впрочем, возможно не в Варшаве, а в Познани, и не клуб, а дискотеку, и не под общепит, а под дансинг. Я уже давно где-то об этом читал и мог перепутать. Хотя подозреваю, что в Варшаве, да, точно, в Варшаве. Но мы между тем в Гдыни, возле «Аркадии», которая не какая-то там стилизованная рыгаловка, а самый что ни на есть настоящий пээнэровский кабак, поделенный на две части: в одной танцуют (по четвергам там стриптиз), а в другой — пивной зал, без стриптиза, зато с дармовым хлебом со смальцем. Между двумя этими мирами общий туалет, куда ведут крутые ступеньки, застланные красной ковровой дорожкой, которая чем ниже, тем грязнее, — а внизу, за фанерным столиком, оклеенным пленкой под дерево (модель 76), сидит пани Ядя в голубой кофточке, решает кроссворды и монотонно напоминает спускающимся: «Туалет платный, пятьдесят грошей». И все безропотно платят — старшеклассники, студенты и рабочие судоверфи, никто другой в «Аркадию» не ходит.

Было 11 сентября, около 9.00 по американскому времени, когда Эразм крикнул: “Ребята, поглядите, что делается”. И они засмотрелись на самолеты, врезающиеся в небоскреб, так что Чесек забыл о цветах. Шимон нервно смеялся. Зенек какое-то время не думал о своей женщине, а Кшисек — о сыне, который больше его не стыдится. Смотрели, пока не закончилась телетрансляция. Потом дом бездомных стал жить тем, что произошло за океаном. Решено: они соединятся с семьями погибших. При помощи памятника. С директором можно договориться обо всем, что хорошо и имеет смысл, а значит, они сделают это — “построят” развалины Всемирного торгового центра.

Старик дервиш медленно продвигался по салону автобуса. Он и раньше попадался Володе на глаза — в вузгородке, на старом рынке, возле центральной мечети с тусклой лазурной керамикой восемнадцатого века. Резинка, обтягивающая тюбетейку, держала на его голове два медных колокольчика с хриплыми ржавыми голосами и исписанный вязью, покрытый целлофаном листок бумаги.

Кое-кто из пассажиров давал деньги, другие смотрели в окно на разгоравшуюся сухую осень. Володе стало не по себе. Он почему-то понял, что дервиш идет к нему и лишь для отвода глаз бормочет молитвы и собирает мятые купюры, умывая лицо омином. Поравнявшись с Володей, сел рядом. Помолчав, заговорил словно сам с собой:

Салли-с-Пушкой звали просто Салли, пока она не купила себе полуавтоматическую винтовку «Армалайт» в круглосуточном магазине оружия Брута Паркера, и не принялась палить из неё в супер-взломщика Билли Панацею. Первый, кто назвал её С-Пушкой, заработал выстрел в упор, так что копам пришлось обводить контуры тела по стенам и потолку. Все очень удивились — Салли всегда была очень милой девушкой. Кое-кто говорил, что это Билли Панацея сбил её с пути истинного.

Пришло извещение на посылку.

— От пра… от пра… прабабушки, — взвивался к потолку мой сын.

А я не обрадовался. Что-то неуклюже повернулось внутри да так и не улеглось, а точило, подсасывало. Мне совсем не хотелось идти на почту за ящичком из родной Верхней Мазы.

Послание ещё раз напомнило о моей если не чёрствости, то душевной лени. Сын тянул меня на улицу, получать, а я всё корил себя за то, что в течение года не смог выбрать несколько минут, чтобы черкнуть письмо бабушке Евдокии Ивановне, и тут же слабовольно оправдывал себя: не пишу — зачем старушке душу травить?! Представил, как принесут бабушке письмецо, как припустит она по соседям: «Прочтите, шабры дорогие, грамотку, от внука весточку». Те размеренно, как чай вприкуску пьют — читают, а бабушка растягивает кулаками морщинистые щёки, всхлипывает от радости и одиночества. Дома она пристроит конвертик на божнице, как пить дать, воткнёт в уголок, словно новый образ.

Эта книга – энциклопедия воспитания детей XIX века, где описаны реальные рекомендации, практики, настоящие дети. Здесь представлены основные методы и подходы, которые у любого современного человека вызовут лишь чувство недоумения, недоверия и даже мрачный смех, но бытовавшие в высших сословиях Америки и Великобритании той эпохи. Если современные советы не работают – настало время обратиться к мудрости предков!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Кузнецов

Житейские истории

Сборник рассказов

Фантазия ре минор.

Все говорят: нет правды на земле.

Но правды нет - и выше. Для меня

Так это ясно, как простая гамма.

Антонио Сальери.

( АС Пушкин - "Маленькие трагедии")

Наверное, только тогда начинаешь понимать и ценить жизнь, когда каждое утро просыпаешься с мыслью о смерти. Чаще всего это происходит с людьми немолодыми, которые, вопреки времени, никак не могут смириться с состоянием старости и увядания. И хотя Николай Петрович не считал себя пожилым и говорил, что свое он еще не пожил, расцвет его сил был далеко позади, а впереди оставалось не так уж и много времени. Все чаще по ночам у него болело сердце, но еще чаще болела душа, и тогда он содрогался от неизбежности конца и впадал в долгие запои.

Анна Кузнецова

Геракл, прославленный герой

Рассказ

Гатчинскому кинофестивалю посвящается

Прежде всего была гордость. Разные названия давали ей за пределами киномира: честолюбие, тщеславие... Но это была именно она: древнейшая, прославленная, всегда шагавшая впереди героя его белая тень. Героев еще не было - а эти тени уже наползали на мир, уже выхватывали друг у друга награды: деревянную кровать Пенелопы, необработанную глыбу железной руды...

Галина Кузнецова

ГРАССКИЙ ДНЕВНИК

Г. Н. Кузнецова писала автору данной заметки: "Родилась я в Киеве 10 декабря (27 ноября ст. стиля) 1900 г. Там же окончила гимназию в 1918 г.". Оставила Россию в 1920 г., осенью, по-видимому, в ноябре. Через Константинополь уехала в Прагу. "Литературная моя деятельность,- продолжает она,- началась, собственно, в Праге, где я была студенткой Французского Института (первые стихи были напечатаны в "Студенческих годах", 1922 г.). Из Праги я переехала в Париж, где познакомилась с И. А. Буниным и начала уже постоянно печататься в местных газетах и периодических изданиях, главным образом в "Современных записках". В их издательстве вышли последовательно мои книги: "Утро" (1930), "Пролог" (1933), сборник стихов "Оливковый сад" (1937), перевод романа Ф. Мориака Genitrix ("Волчица") в издательстве "Русские записки" (1938), с предисловием И. А. Бунина. В 1967 г. вышла моя книга "Грасский дневник" (Вашингтон), записи (неполные), сделанные в годы моей жизни в доме Буниных. (Письмо 8 ноября 1971 г.).

Юлия Кузнецова

Поход. Сколько чего берут на неделю и чем вообще живут

Пища

На человека в неделю достаточно трех банок тушенки, кило кило риса и гречки, грамм 300 соли и сахара. Еще не помешает взять сухариков, пакетиков этак 14. Одна пачка чая удовлетворит жажду, хотя травяной сбор не хуже. Одна бутылка водки на двух человек не зависимо от других бутылок должна использоваться только для согрева если например промокнете. Для гурманов можно взять майонез. И не забудьте взять деньги. На обратную дорогу, на дополнительные покупки и прозапас.