Техноармагеддон

Макс Черепанов

ТЕХHОАРМАГЕДДОH

Капитан океанского лайнера

собирает пассажиров:

- Господа! У меня две новости,

хорошая и плохая...

- Давай сначала хорошую!

- Мы получили 11 оскаров...

Погибает лишь зверь, уверившийся в своей безопасности, возомнивший себя повелителем джунглей. Hастороженный не попадает в капкан, осторожный не наступает в петлю, знающий свое место не бродит у человеческих селений и тем избегает пули. Так и мы - однажды уже стояли на пороге, но тогда по обе стороны доски сидели пусть и безнравственные, циничные люди, но они умели считать позицию вперед на несколько ходов, и их не устраивало пустое поле в качестве исхода партии (это я про Карибский кризис, если кто не понял). Прошло тридцать лет, и мы расслабились. А зря, вот так-то в волчьи ямы и падают...

Другие книги автора Максим Николаевич Черепанов

Новая коллекция увлекательных и злободневных историй от лучших представителей жанра. Среди авторов сборника – признанные мастера и представители нового поколения фантастов. Фэнтези, мистика, киберпанк, постапокалипсис и альтернативная история – весь спектр и на любой вкус. Многочисленных поклонников жанра традиционно порадует новый рассказ Сергея Лукьяненко – ироничный и весьма актуальный. Фантастика и жизнь, как всегда, неразрывно связаны.

Противостояние Света и Тьмы на перекрестках пространства и времени продолжается. Дозоры несут свою вахту на широких петербургских проспектах в царской России и в тюремной зоне советских времен, в монгольских степях в годы юности Чингисхана и на узких улочках Вены наших дней…

Мы всегда и везде под присмотром Дозоров!

Помимо рассказов Сергея Лукьяненко, в сборник вошли рассказы победителей мастер-классов на конференциях Роскон 2013 и 2014 и конкурса, приуроченного к выходу романа Сергея Лукьяненко «Шестой Дозор».

Весь спектр современной российской фантастики: от социальной и научной до сказки и мистики, от космооперы до фэнтези и ужасов, от признанных мэтров до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе.

Самые свежие, самые интересные, самые необычные истории. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него?!

Фантастика — пожалуй, единственный жанр, интерес к которому неизменно силен во всем мире. Люди всегда пытались угадать будущее или просто мечтали — и в этом причина успеха фантастической литературы.

Представленные рассказы — именно русская фантастика. Многие авторы этого сборника — дебютанты, но все они — победители конкурса, организованного независимыми экспертами.

Как быть, если на свободу вырвался смертоносный вирус, превращая всех в зомби?

Что делать, если зомбиапокалипсис угрожает всей цивилизации?

Нужно ли противостоять наступающему хаосу, или лучше присоединиться к огромной армии немертвых?

Как поступишь ты?..

В сборнике представлены рассказы написанные в разных жанрах, но объединенные одной темой — Зомби.

Макс Черепанов

*--------------------------------------------------*

Это будет 1001-я банальная история о любви...

Так что у кого аллергия на это дело - не советую ;)

*--------------------------------------------------*

СЕМЬ МГHОВЕHИЙ ВЕСHЫ

"И думая, что дышат просто так,

Они внезапно попадают в такт

Такого же неровного дыханья..."

В.Высоцкий, "Баллада о любви".

Собственно, была уже почти не весна - последние числа мая. Я шел по улице, щурясь от света в лицо... Так начинается много историй, грустных и не очень, интересных и затянутых, короче - самых разнообразных. Эта будет светлой и несложной, так что устраивайтесь поудобнее, берите в левую руку бутылку холодного пива, вытягивайте ноги, расслабляйте мышцы живота и настраивайтесь на приятный лад.

Макс Черепанов

К О H Т А К Т

Вася топал по улице и сквозь зубы негромко ругался. По двум причинам: во-первых, он слегка поддал, а потому его штормило, а во-вторых, был уже вечер, и оное штормование могло очень неблагоприятно сказаться на Васином самочувствии, поскольку открытых колодцев, ям и рытвин на наших улицах всегда хватало, к тому же Вася был сторонником той теории, что их количество ближе к темноте самопроизвольно увеличивается. Поэтому чувство самосохранения требовало, чтобы Вася шел помедленнее, дабы не свернуть себе шею в очередной траншее, но то же самое чувство и толкало его вперед, потому как район этот пользовался дурной славой не сколько из-за своего пересеченного ландшафта, сколько из-за нахальной и многочисленной гопоты. Гопников Вася, как всякий относительнго благовоспитанный молодой человек, к тому же успевающий студент театралки, мягко говоря недолюбливал и встречаться с ними ни под каким видом не желал. Hалицо было противоречие между двумя довлеющими факторами, которое Вася разрешить вот так с ходу не мог, но честно пытался прийти к некому компромиссу по ходу дела. Внимательно глядя себе под ноги, он почти на бегу завернул за угол и увидел...вы будете смеяться, что он увидел.

Угроза терроризма является одним из вызовов XXI века. Уже сегодня она стала страшной реальностью и каждый день собирает свою кровавую жатву. Но что будет завтра? Через десять лет? Какие новые способы устрашения придумает террористическое Античеловечество и удастся ли спецслужбам мира противостоять им?

Популярные отечественные фантасты попытались заглянуть в будущее, представить, что ждет нас в ближайшее десятилетие. У каждого — свои ответы и решения, свой собственный мир.

Популярные книги в жанре Публицистика

«Я нашел такую перетасовку целых партий и лиц, что до сих пор не могу ориентироваться или опознаться, – не могу даже отыскать до сих пор многих моих приятелей. Некоторые из них, которых я отыскивал долу, очутились горе, на высоте недосягаемой, – некоторые, на которых я смотрел до сих пор как на своего брата-прапорщика, теперь глядят почти генералами, так что вселяют даже нечто вроде страха и робости. Вкусы переменились значительно. Что прежде претило, то уже не претит…»

«В некоем царстве, в тридесятом государстве жил-был военный госпиталь, что говорится, процветал. Больных в приходе было очень много, и больные мерли исправно и быстро, но память об них не вдруг умирала, и еще долго после смерти они продолжали жить в расходных книгах аптекаря и эконома, – даже нередко, по предписанию доктора, переводились в разряд „слабосильных“, то есть требующих для себя пищи более укрепительной – более ценной…»

«Содержание пиесы Пикара, впрочем презабавное, слишком скудно для комедии в пять актов; его было бы достаточно для водевиля или маленькой комедии в стихах; это веселая шутка, довольно игриво исполненная, но чрезвычайно растянутая сочинителем и прекрасно переведенная покойным А. И. Писаревым. Пиеса вообще была разыграна довольно удачно; молодого адвоката, вместо г. Мочалова, играл г. Ленский недурно…»

«Желая сколько-нибудь пособить объяснению некоторых малопонятных слов, выражений и названий в книге: «Урядник сокольничья пути», относящихся к соколиной охоте с хищными птицами, ныне приходящей в совершенное забвение, я предлагаю мои примечания на вышесказанную книгу и расскажу все, что знаю о соколиной охоте понаслышке от старых охотников и – как самовидец…»

«На лестные отзывы о моей книге, появившиеся в «Москвитянине», «Современнике», московских и петербургских «Ведомостях», я могу отвечать только благодарностью, но замечания охотника я должен или принять, или опровергнуть и потому спешу отвечать почтенному рецензенту-охотнику, напечатавшему в 8-м № «Москвитянина» свой благосклонный отзыв о моих «Записках ружейного охотника»: все его замечания принимаю с благодарностью, но считаю за нужное прибавить несколько объяснений и возражений…»

«Милостивый государь!

Позвольте на страницах вашего прекрасного журнала рассказать происшествие, случившееся с одним известным и почтенным охотником, Н. Т. Аксаковым, в начале сентября текущего 1858 года…»

«Милостивый государь!

С большим удовольствием прочел я в № 2 издаваемого вами „Журнала охоты“ прекрасную статью г. Константина Петрова „Охотничье метательное оружие“…»

«Восхищаться каждым проявлением „русского патриотизма“, умиляться при словах „народ“, „земство“, „православные“, кем бы и когда бы они ни были произнесены, при каждом намеке на древнюю Русь, при каждом внешнем признаке русского национального чувства и нежной симпатии к „русскому мужичку“, приходить в ярый восторг – это, казалось бы, по нашей части!..»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Макс Черепанов

Владиславу Петровичу Крапивину посвящается

Т Р О Е

"У меня есть слово,но в нем нет букв,

У меня есть лес, но нет топоров,

У меня есть время, но нет сил ждать,

И есть еще ночь, но в ней нет снов..."

В.Цой

Им было лет по 15, а может, по 20, а может вообще по 25, но факт тот, что они собрались как-то вместе. Это не в первый раз случилось, они соби рались раньше, и не раз, и в разных местах, и по разным поводам, за столом, с напитками или без - это было почти все равно, и вот сейчас собрались тоже. Наверно, в плотной череде школьных занятий выпало "окно", или отме нили лекцию, или босс не пришел сегодня на работу, но эти трое так или иначе оказались свободны. Свобода эта была временная, через пару часов им всем нужно было куда-то идти, вместе или нет - черт его знает, но идти явно не хотелось, а время проходит не совсем впустую, если треплешься, а особенно с теми, кого ты можешь назвать своими друзьями. Розовых слюней о "вечной дружбе" эти трое не распускали, и само это слово старались не произносить, словно боялись, что от слишком пристального взгляда что-то испарится. Но они были не дураки, и даже больше - очень умные ребята, а кое-кто из них даже считал себя втихомолку гением, но не особенно рас пространялся об этом, и не потому, что боялся насмешек, а просто из-за того, что справедливо полагал, что сначала неплохо было бы проявить себя.

Макс Черепанов

Т У П О С Т И

ВСТУПЛЕHИЕ

Это - особый жанр, популярный одно время в тусовках б/о, которому нет названия. Одна из челябинских тусовщиц, Магда Куза, ласково называла такие вещи "тупостями". Hа деле же совсем не так просто создать хорошую "тупость", как кому-то может показаться ( кто думает иначе - может попробовать ), и самое трудное здесь - настроиться на психоделический лад, так как "тупость" представляет собой не что иное, как размашистую шизоидную мысль, причем неоконченную. И так же трудно потом настроиться обратно. Так что осторожно надо. ;)

Макс ЧЕРЕПАНОВ

У КОНЦА ВРЕМЕН

"Людям только кажется, что они не спят,

а они спят, да еще так крепко..."

Л.Кэрролл, "Алиса в Стране Чудес"

Раннее утро начинается для Йцукенга Фывапра с пробежки. Бег - одна из его привычных радостей, и поэтому с первыми лучами солнца его гибкая фигура с удалым свистом сигает в траву с балкона особняка. Высота приличная, метра четыре, но Йцукенг никогда не ушибается, ведь он начинал с подобного прыжка свой свой день уже не одну тысячу раз. Упав на спружинившие руки, глава семейства Фывапров пару раз мягко кувыркается по склону холма, после чего переходит на бег.

Черепанов

Все эти приговорённые

Они почитают смерть за благословенный дар,

И, всё-таки, превращают жизнь в радостную суету,

Виллу с тонкой позолотой смеха,

Все эти приговорённые.

Деций Юний Ювенал

Сатира номер двенадцать

ГЛАВА ПЕРВАЯ (НОЭЛЬ ХЕСС - ПОСЛЕ)

КОГДА, НАКОНЕЦ, они нашли её и достали из воды, я знала, что мне нужно спуститься и посмотреть на неё. Это было нечто большее, чем то потное любопытство, которое окружает внезапную смерть незнакомого человека на городском тротуаре. Хотя и это тоже присутствовало. Если уж выкладывать всё начистоту, то я должна признать, что это тоже присутствовало.