Театральная практика (статьи, заметки, стихи)

Бертольд Брехт

Театральная практика

СОДЕРЖАНИЕ

ТЕАТРАЛЬНАЯ ПРАКТИКА

ЗАМЕТКИ К ПЬЕСЕ ЭРВИНА ШТРИТТМАТТЕРА "КАЦГРАБЕН".

Перевод В. Клюева

Политика на театре

Является ли "Кацграбен" тенденциозной пьесой?

Новосел, середняк и кулак

Декорация

Аранжировка сцены

Неожиданности

Натурализм и реализм

Детали

Кризисы

Парторг Штейнерт

Комическая реакция

Другие книги автора Бертольд Брехт

Пьеса знаменитого немецкого писателя и драматурга написана в 1939 г. Жанр пьесы сам автор определил как хронику из времен тридцатилетней войны. Главная героиня — Анна Фирлинг, торговка, известная под именем Мамаши Кураж — колесит по Европе со своим фургоном — единственным источником существования для нее и ее детей — двух взрослых сыновей и немой дочери. Кураж кормится за счет войны, но от войны же и страдает.

Бертольд Брехт

Швейк во Второй мировой воине

Перевод А. Голембы и И. Фрадкина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Швейк - торговец собаками в Праге.

Балоун - его друг, фотограф.

Анна Копецка - хозяйка трактира "У чаши".

Молодой Прохазка - ее поклонник, сын мясника.

Бретшнейдер - агент гестапо.

Буллингер - шарфюрер войск СС.

Анна - служанка.

Кати - ее подруга.

Гитлер.

Гиммлер.

Бертольт Брехт

- Год за годом - К потомкам - Легенда о мертвом солдате - Нелегкие времена - О приветливости мира - Посещение изгнанных поэтов - Сожжение книг - Сонет о жизни скверной

О ПРИВЕТЛИВОСТИ МИРА 1

На пустой земле, где ветер лют, Каждый поначалу наг и худ, Зябко ждет, когда придет черед: Женщина пеленкой обернет.

2

Не желал никто его, не звал И за ним повозки не послал, Был он не известен никому, Но мужчина руку дал ему.

Бертольд Брехт

Покупка меди

СОДЕРЖАНИЕ

"ПОКУПКА МЕДИ"

НОЧЬ ПЕРВАЯ Перевод С. Тархановой

ФРАГМЕНТЫ К ПЕРВОЙ НОЧИ

Перевод С. Тархановой

ВТОРАЯ НОЧЬ

Речь философа о времени. Перевод С. Тархановой

Тип "К" и тип "П". Перевод С. Тархановой

Уличная сцена. Перевод Е. Эткинда

О театральности фашизма. Перевод С. Тархановой

Речь актера о принципах изображения мелкого нациста. Перевод С. Тархановой

Пьеса немецкого поэта и драматурга Бертольта Брехта, в первой редакции законченная в 1945 году. Одно из наиболее последовательных воплощений теории «эпического театра». Действие происходит в Грузии, во время Великой Отечественной войны — непосредственно после вытеснения немецких войск с Кавказа. Два колхоза спорят из-за земли. Для того, что бы проиллюстрировать спор, певец Аркадий Чхеидзе показывает колхозникам спектакль-притчу из времён феодальной Грузии.

Бертольд Брехт

Карьера Артуро Уи, которой могло не быть

В сотрудничестве с М. Штеффин

Перевод Е. Эткинда

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Зазывала.

Флейк |

Карузер |

Бучер } дельцы, члены правления треста "Цветная капуста".

Малберри |

Кларк |

Шийт - владелец пароходства.

Старый Догсборо.

Догсборо-сын.

Артуро Уи - главарь гангстеров.

Эрнесто Рома - его помощник.

Бертольд Брехт

Святая Иоанна скотобоен

В сотрудничестве с Г. Борхардт, Е. Бурри, Э. Гауптман

Перевод С. Третьякова

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Иоанна Дарк, лейтенант Черных Капоров.

Маулер, мясной король.

Крайдль |

Грэхем |

Мейерс } мясозаводчики.

Леннокс |

Слифт, спекулянт.

Вдова Лаккернидла.

Глумб, рабочий.

Паулус Снайдер, майор Черных Капоров.

Марта, солдат Черных Капоров.

Бертольд Брехт

Мать

Жизнь революционерки Пелагеи Власовой из Твери

По роману Максима Горького

В сотрудничестве с З. Дудовым, Г. Эйслером, Г. Вайзенворном

Перевод С. Третьякова

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Пелагея Власова.

Павел Власов, ее сын.

Антон Рыбин |

Андрей Находка } рабочие завода Сухлинова.

Иван Весовщиков |

Маша Xалатова, молодая работница.

Полицейский.

Пристав.

Популярные книги в жанре Публицистика

Великий литературный сыщик Эраст Фандорин погиб, расследуя свое последнее дело. Об этом Борис Акунин поведал нам в романе «Азазель».

Помилуйте, скажете вы, всем известно, что «Азазель» — роман, в котором Фандорин появляется в первый раз.

Согласен. Но и в последний — тоже. В том-то и заключается мастерство писателя детективов, что подлинного убийцу вычислишь не сразу.

Что же случилось на самом деле?

Эраст Фандорин, увы, не избежал зловещих электродов «машины памяти» доктора Бланка. В лаборатории сумасшедшего профессора личность Фандорина была стерта, заменена личностью его шефа, азазелевца Ивана Францевича Бриллинга. А все, написанное со слов Фандорина автором (ибо, хотя роман пишется от третьего лица, все события видятся глазами Фандорина) — чудесное освобождение, смерть злодеев, взрыв особняка — это ложные, наведенные машинкой сумасшедшего профессора воспоминания. То есть взрыв флигеля был, но служил он совсем другой цели — «Азазель» заметал следы.

Не в насмешку, как это сделал в старину знаменитый Эразм Роттердамский, а искренне и от всей души начинаю я свое похвальное слово глупости. И в этом новая книга Бердяева во многом поможет мне. Он мог бы, если б захотел, назвать ее, по примеру своего давно умершего коллеги, похвалой глупости, ибо задача ее — вызов здравому смыслу. Правда, в ней собраны статьи за шесть лет, так что, собственно говоря, полного единства задачи нет и быть не может. Шесть лет — огромный срок, и даже не только такой писатель, как Бердяев, но и всякий другой в большей или меньшей степени изменяется за столь продолжительное время. Книга начинается давно написанной статьей «Борьба за идеализм», в которой автор держится еще строго кантовской точки зрения, как известно, допускающей и здравый смысл, и все сопутствующие ему добродетели. Затем постепенно автор эволюционирует и в конце книги уже открыто объявляет войну здравому смыслу, противопоставляя ему, однако, не Глупость, как то делается обыкновенно, а Большой Разум. Конечно, можно и так выразиться, можно Глупость назвать Большим Разумом и это, если угодно, имеет свой глубокий смысл, точнее — глубокую ядовитость. Ибо, что может быть обидней и унизительней для здравого смысла, чем присвоение Глупости почетного титула Большого Разума? Ведь до сих пор здравый смысл считался отцом и ближайшим другом всяких разумов, больших и малых. Теперь же Бердяев, пренебрегая родословными и исторически сложившейся геральдикой, возводит «противоположность здравого смысла», т. е. Глупость, в сан Большого Разума. Несомненно великая дерзость, но Бердяев — писатель дерзкий по преимуществу, и в этом, по моему мнению, его лучшее качество. Я сказал бы, что в его дерзости — его дарование, его философский и литературный талант. Как только она покидает его, иссякает источник его вдохновения, ему нечего сказать, он перестает быть самим собою. Но я забежал несколько вперед. Вернемся к его эволюции, вернее, к эволюции его идей.

Сократ сравнивал поэтов с оракулами. Откуда-то они добывают истину, но ни сами они не понимают значения своих истин, и не умеют их объяснить другим. Сократ остановился на этом в своем сравнении поэтов с оракулами и, может быть, говоря вообще, он был прав: может быть, на этом кончается сходство поэтов с оракулами. Но иной раз берет соблазн - хочется продолжить сравнение. Правда, поэт - поэту рознь, и что можно сказать о Пушкине, того не применишь к Лермонтову и, тем менее, к кому-либо из современных поэтов. И наоборот, особенности и отличительные черты современного поэта так своеобразны, что иной раз кажется, что нельзя и Пушкина и, скажем, Федора Сологуба отнести под общим названием поэта к одному и тому же разряду людей. Если Пушкин поэт, то, стало быть, Сологуб что-то другое, лучшее или худшее - все равно, - но иной породы. Я, конечно, не хочу здесь подымать вопроса о правах на почетное звание поэта, умалять достоинства современников и прославлять заслугу стариков. Но факт остается фактом: мы живем и творим по-иному, до такой степени по-иному, что если бы случилось Сологубу родиться таким, как он сейчас, на 80-100 лет раньше, - никто бы не стал слушать его, разве потехи и забавы ради.

Всеобщий интерес к литературе научно-фантастического жанра, непомерные тиражи ее изданий и спрос на нее, как в библиотеках, так и в книготорговле, очень характерны для нашего времени. Случилось, так, что научная фантастика, долго считавшаяся второсортной литературой, не подвергавшаяся серьезному изучению критиками и литературоведами и не находившая места в толстых и массовых журналах, как бы затмила другие виды беллетристики и привлекла широчайшую читательскую аудиторию.

Путин задумал поставить перед Домом правительства памятник Петру Столыпину. Для этой цели он предложил членам своего кабинета сделать отчисления от зарплат. Видимо, таким образом мысли и чувства, душевная теплота и нравственные побуждения членов кабинета вольются в бронзовый памятник.

Премьер-министру Путину импонируют идеи и философия царского премьер-министра Столыпина, который обнародовал грандиозный план преобразования страны для избавления России от надвигавшейся на неё революции. Идеи Петра Столыпина были далеко не единственными, которые обсуждала тогда русская общественность. Ещё живы были идеалы народничества, исходя из которых виноватая перед народом интеллигенция шла в гущу крестьян и там проповедовала бунт. Проповедь, которая в практике эсеров привела к кровавому террору.

Выступление В. С. Нефедова, кандидата физико-математических наук, ведущего научного сотрудника Всесоюзного НИИ экспериментальной физики на "круглом столе" "Ядерный щит и национальная идея". Напечатано в журнале "Наш современник" 1991г.

Крым обетованный

Александр Проханов

Политика Севастополь Крым Общество

Я только что из Крыма. Там не смолкают разговоры о киевских диверсантах, которые стремились прорваться на территорию полуострова, обстреляли военный пост, убили русских военных, но были захвачены, как тати в ночи. Об этом — разговоры в такси, в ресторанах, на улицах и даже на пляжах. Хотя по-прежнему море великолепно, пески драгоценно-белые, и раскалённые пляжи полны смуглых, пропитанных солнцем и морской солью курортников.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бертольд Брехт

Современники: друзья и враги

СОДЕРЖАНИЕ

Овация в честь Шоу. Перевод И Млечиной

О Стефане Георге. Перевод М. Вершиншой

Письмо редактору. Перевод И. Млечиной

Пятидесятилетнему Георгу Кайзеру. Перевод В. Клюева

Письмо Фейхтвангеру. Перевод И. Млечиной

Эпитафия Горькому. Перевод А. Голембы

Письмо драматургу Одетсу. Перевод И. Фрадкина

На смерть борца за мир. Перевод А. Голембы

Бертольд Брехт

Общие вопросы эстетики

СОДЕРЖАНИЕ

Вопросы читающего рабочего. Перевод И. Фрадкина

Письмо Томброку Перевод М. Подляшук

Широта и многообразие реалистического метода. Перевод Н. Португалова

и И. Ревзина

Реалистическая критика. Перевод Е. Эткинда

Народность и реализм. Перевод Е. Михелевич

Народная литература. Перевод И. Фрадкина

Лирическому поэту не нужно бояться разума. Перевод Е. Эткинда

Бертольд Брехт

О себе, и своем творчестве

СОДЕРЖАНИЕ

Из письма Герберту Иерингу. Перевод И. Фрадкина

Единственный зритель для моих пьес. Перевод В. Клюева

Мои работы для театра. Перевод В. Клюева

Перечитывая мои первые пьесы. Перевод Е. Эткинда

Предисловие к пьесе "Что тот солдат, что этот". Перевод В. Клюева

Оформление сцены в "Трехгрошовой опере". Перевод И. Млечиной

Примечания к опере "Расцвет и падение города Махагони". Перевод Е. Михелевич

Произведение входит в антологию «Русская фантастика — 2011»