Те, кто против нас

Опубликовав полемическую статью в научном журнале, историк Олег Нестеров даже не предполагал, что тем самым вовлекает себя в яростную борьбу двух тайных противоборствующих сил, члены которых — могучие суггесторы и телепаты, результат дальнейшей эволюции человека. Для «хищников» простые люди служат лишь пищей, и на Нестерова, обладающего опасной информацией, объявляется беспощадная охота. Теперь он может рассчитывать только на свои силы — и, возможно, на помощь стороны, противостоящей «хищникам»…

Отрывок из произведения:

— Грибов нынче — прорва, — сказал сержант со странным и оттого непонятным Нестерову возбуждением. — Ты что, не слышишь, Нестеров?

— Слышу, — послушно пробормотал тот в поднятый воротник куртки, а потом повернул голову и повторил погромче: — Слышу.

Посреди круглого, усеянного веснушками лица сержанта-конвоира торчал вздернутый кверху нос. Простая, добродушная морда, заранее не вызывающая опасений. Доверия у Нестерова она также не вызывала, но причиной тому была исключительно форменная одежда и должность спутника. Доверять охранникам, или, как полагалось их называть, вертухаям, было нельзя, и Нестеров осознал эту простую истину очень быстро.

Рекомендуем почитать

Февраль 1942 года. Москва занята фашистами и разрушена до основания. Обломки кремлевских башен, Мавзолея, храмов и дворцов сброшены в Москву-реку. Однако сопротивление захватчикам продолжается. Рота красноармейцев под командованием лейтенанта Калинина получает приказ захватить высоту Черноскальная. Выполняя приказ, бойцы попадают в лес, не отмеченный на картах, и погружаются в языческий ужас. Зверь просыпается в человеке, в сугробах таятся монстры, мертвые возвращаются, а на небо восходит черная луна. Всё это лишь этапы извечной битвы между древними славянскими богами, Светлобогом и Чернобогом, ставка в которой — изменение хода человеческой истории…

Путешествуя по Америке, писатель Уолтер Хиллбери попадает в городок Моухей — райское место среди девственной природы. Здесь чистый воздух и прозрачная вода, красивые женщины и сильные мужчины. Здесь ценятся настоящая дружба, соседская взаимовыручка, самодельное виски и деревенские танцы. Однако над городком висит страшная тайна. Тьма выходит на улицы в сезон дождей, тьма перемещается в неведомо кем прорытых под холмами подземных тоннелях, тьма наполняет дома жителей города. Уолтеру Хиллбери предстоит столкнуться с этой тьмой лицом к лицу, ибо покинуть Моухей невозможно…

Другие книги автора Борис Антонович Руденко

«Наука и жизнь» № 8, 2012.

Сборно-разборный чабанский дом-юрту можно увидеть в предгорьях Средней Азии, на юге Сибири, на Алтае, в Башкирии, Бурятии, Монголии…

…Род был небольшой. Шесть тяжело нагруженных верблюдов мерно шагали за конём проводника каравана. За ними на невысоких, но крепких и выносливых степных лошадках ехали женщины с маленькими детьми. Мужчины с подростками, тоже верхом, сопровождали сбившуюся плотным гуртом отару. Несколько пастушьих собак помогали им, немедленно пресекая попытки молодых барашков вырваться из общей массы. День клонился к закату, порывы холодного ветра поднимали столбики пыли, бросали в лицо колючие снежинки начинавшегося снегопада.

Опасаясь ареста, олигарх принимает предложение изобретателя «машины времени» отправиться в будущее…

© SoN

…Они остались живы. Все трое. Только третий этого не знал. Третий лежал на полу авиетки, на надувном матрасике, запрокинув кверху неподвижное лицо.

Кроман нагнулся, осторожно приподнял его голову и подложил под затылок скатанную валиком куртку. Затем, сильно прихрамывая, опираясь рукой о стенку, вернулся в кресло и вновь принялся осторожно массировать поврежденное колено.

— Станция, Станция, я Разведчик-два, совершил аварийную посадку в лимане Лапранди, около десяти километров на юго-восток от Игольного мыса… Станция… — безостановочно и монотонно бормотал в микрофон Гусев.

На I, II, IV страницах обложки и на стр. 2 рисунки Сергея РАДИМОВА к фантастической повести «КАРИАТИДА».

На III странице обложки и на стр. 61 рисунки Генриха КОМАРОВА к повести «ДО ВЕСНЫ ЕЩЕ ДАЛЕКО».

Эта тюрьма не оставляет заключенным ни малейшей надежды на бегство, а от властей не требует никаких средств на содержание узников. Ведь это - целая планета.

Бензобак его “пятнашки” был пуст уже вторую неделю: лимиты по льготным ценам на бензин для граждан с первого числа снова сократили вдвое. По иностранным кредитам страна расплачивалась нефтью. Последнюю десятилитровую канистру дешевого бензина Дорохов хранил на балконе на случай экстренной поездки в деревню к родителям. Дорохов коснулся рукой запылившегося бока машина и вышел со двора на улицу. В этот час и день, да и во все последующие вплоть до начала месяца, мостовые оставались свободными от транспорта. На своих колесах передвигались только городские чиновники, заезжие иностранцы да бандиты. Первая категория получала бензин по спецрасценкам, а две последующие ценами не интересовались никогда. Улица была почти пуста и от прохожих, однако четверо нищих, трое из которых работали под беженцев из Таджикистана, как всегда стояли на своих местах.

Борис Руденко

Экзотический вариант

Случилось так, что мечта Георгия сбылась. Георгий обменял квартиру в гремящем выхлопами сотен машин пыльном центре на такую же в районе окраинных новостроек.

Задрав босые ноги на спинку кровати, Георгий наслаждался покоем. Внизу желтела земля, сухая и глинистая, расчлененная узкими полосками асфальта, вся в давленых следах самосвалов, вывозивших последний строительный мусор. Скоро в нее закопают деревья и цветы, и под окнами Георгия запоют птицы.

Клайд был стар, но маяк - много старше. Поколения семьи Клайда зажигали сигнальный огонь в ночи. А когда наступал черед, смотритель передавал свою обязанность следующему по старшинству в семье - младшему брату или сыну. И так далее. Ключи от маячной башни Клайд получил от отца сорок семь лет назад и с того дня каждый вечер поднимался по каменным ступеням спиральной лестницы в фонарную комнату, чтобы зажечь лампу и послать световой луч в океан.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Ещё один рассказ. Закончен осенью прошлого года. Где и как его публиковать, не знаю. Нет ни сил, ни времени этим заниматься. Лучше я ещё один рассказ напишу. А этот — читайте.

«Тополевая сережка мохнатой гусеницей скользнула по лицу, оставив пушинку на самом кончике потного носа. Вцепившись в ветви покрепче, Грэг оглушительно чихнул, и в этот момент раздался звонок. Грэг скосил глаза: сквозь ткань нагрудного кармана подмигивал оранжевый огонек официального вызова. Чертыхнувшись, Грэг пристроился в развилке двух толстых веток и вытащил телефон…»

«Сказать, что Джока был взбешен, значит – не сказать ничего. Его, сына владетеля и самого будущего владетеля, даже не спросили! Как назло, это случилось накануне заветной ночи, когда его назовут законным наследником, когда он станет полноправным совладельцем Нижних Мхов. Отчего, скрипнул зубами юноша, отец не сказал ни слова против, когда жрецы обрекли Элину в Дар владетелю Трех Холмов?

– Почему? – потребовал он ответа, когда жрецы удалились в гостевые покои.

Отец был не один. Джока не знал имени этой женщины и не стремился узнать. Голова ее была обрита, и все тело от макушки до пяток светилось золотом…»

…Следующая свидетельница заявила, что Эдвин Лоллард был способен читать, не шевеля при этом губами, писать печатными буквами и рассказывать длинные стихотворения наизусть. Обвинение заявило, что, хотя сообщенная свидетельницей информация и не относится к делу напрямую, она выявляет антисоциальные склонности в характере обвиняемого, приведшие его в дальнейшем к совершению преступления, за которое он теперь и предстал перед судом…

Не знаю, из какого металла отлиты эти плитки — то ли бронза, то ли ещё какой сплав. У них насыщенный плотный цвет, они массивны и крепки, и это правильно, потому что каждая плитка — это жизнь. Вот, например, Рикхен Вайль, урождённая Пинкуз, депортирована и сгинула — понизу бронзового квадрата три вопросительных знака. Конечно, это означает смерть. Тротуары окрест университета выложены серыми каменными плитами, и металлические памятки всегда живут внутри такой плиты — по три, пять, девять штук. Они попадаются через каждые двадцать-тридцать шагов. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь из прохожих склонялся к высеченным в металле именам, но я нередко читаю их, потому что эти люди своею смертью оплатили моё право здесь жить (неплохо), учиться (нехотя) и получать стипендию (немалую). На этот раз я задержалась у входа в лавку. Из-за витрины звал уютный свет, там было вкусно, опрятно и чисто, оттуда крались запахи жаркого и колбас, а у входа, прямо напротив двери из земли молча смотрели памятки. Оказывается, когда-то в этом подъезде жило семейство Зеелиг — Бруно и Лина, родители, а также Манфред, Герд и Хорст, сыновья — и некая Эльфриде Аппель. От них остались шесть коричневых квадратиков, и на каждом с освежающей честностью высечено «убит» или «убита». Я прочла это слово целых шесть раз. Шестеро соотечественников, соседей, сограждан, людей, убитых жителями этой страны. Добро пожаловать в Моор.

«Это письмо было написано ко мне моим несчастным другом, Александром Атанатосом, через несколько дней после его чудесного спасения, в ответ на мои настоятельные просьбы – описать те поразительные сцены, единственным живым свидетелем которых остался он. Письмо было перехвачено агентами Временного Правительства и уничтожено как вредное и безнравственное сочинение. Только после трагической смерти моего друга, когда мне были доставлены оставшиеся после него вещи, я нашел среди его бумаг черновую этого рассказа, а позднее узнал и о судьбе самого письма…»

Сборник лучших научно-фантастических произведений советских и зарубежных писателей о роли спорта в жизни общества и каждого человека, об использовании достижений науки и техники для реализации скрытых физических возможностей человека, о вырождении спорта в эксплуататорском обществе.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Содержание:

Ванслова Е. Г. Спорт с научно-фантастических высот

Константин Ковалев. Чиканутый

Джордж Байрам. Чудо-лошадь(перевод с англ. Марина Ковалева)

Найджел Болчин. Она смошенничала(перевод с англ. М. Бирман)

Ант Скаландис. Последний спринтер

Вячеслав Куприянов. Соревнования толп

Тимоти Зан. Пешечный гамбит(перевод с англ. Виктор Вебер)

Леонид Панасенко. Побежденному — лавры

Герберт Франке. Зрелище(перевод с нем. Нина Литвинец)

Кир Булычев. Коварный план

Вид Печьяк. Дэн Шусс побеждает(перевод со словенск. Елена Сагалович)

Олдржих Соботка. Ариэль(перевод с чешск. Ирина Гусева)

Кейт Лаумер. Запечатанные инструкции(перевод с англ. Михаил Гилинский)

Василий Головачев. Волейбол-3000

Мак Рейнольдс. Гладиатор(перевод с англ. Михаил Гилинский)

Алексей Плудек. Отречение лорда Вилланина(перевод с чешск. Тамара Осадченко)

Валерий Перехватов. Теннисная баталия со счастливым концом

Уильям Гаррисон. Ролербол(перевод с англ. Нина Емельянникова)

Владимир Михановский. Шахимат

Ярослав Петр. Ахиллесовы мышцы(перевод с чешск. Тамара Осадченко)

Гюнтер Теске. Талантливый футболист(перевод с нем. Ирина Кивель)

А. и К. Штайнмюллер. Облака нежнее, чем дыханье(перевод с нем. Нина Литвинец)

Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин. Бег на один километр

Альберто Леманн. Онироспорт (перевод с итал. Лев Вершинин)

Маурисио Хосе Шварц. Война детей(перевод с испанск. Ростислав Рыбкин)

Эдуард Соркин. Спортивная злость

Джордж Алек Эффинджер. В чужом облике(перевод с англ. Нина Емельянникова)

Джеймс Типтри-младший. «…тебе мы, Терра, навсегда верны» (перевод с англ. Ростислав Рыбкин)

Энцо Стриано. ПБ 7-71  (перевод с итал. Лев Вершинин)

Роберт Хайнлайн. Угроза с Земли (перевод с англ. Наталья Изосимова)

Адам Холланек. Очко(перевод с польск. Михаил Пухов)

Евгений Филимонов. Ралли «Конская голова»

Составитель: Ростислав Леонидович Рыбкин

Из отчета полевой экспедиции по изучению внеземных обычаев и законов, подготовленного для Совета по реорганизации правительства и реформированию законодательства Земли.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Реджина Финч мечтала работать в библиотеке — ей казалось, что ничего интереснее быть не может, и она была безумно счастлива, что ее мечта сбылась. Но в первый же рабочий день она стала свидетелем возмутительной сцены: двое молодых людей страстно предавались любви в одной из комнат Нью-Йоркской публичной библиотеки. Негодование Реджины было велико, но она не могла не заметить, как красив и сексуален молодой человек. Она была бы удивлена, узнав, что ее ждет: совсем скоро красавец мачо, осквернивший святая святых, станет ее бойфрендом…

22 июня 1941 года.

Этот день навсегда обозначен в отечественных календарях черным траурным цветом.

Это — одна из самых страшных дат в нашей истории.

Это — день величайшей военной катастрофы.

Как такое могло случиться? Почему врагу удалось застать СССР врасплох? Почему немецкой авиации позволили в первый же день войны безнаказанно расстрелять на аэродромах сотни наших самолетов, а многочисленные дивизии РККА были смяты и разгромлены в считаные недели? Как случилось, что колоссальная военная машина Советского государства дала сбой в самый ответственный момент?

Подробная, по часам и минутам, хроника трагических событий 22 июня 1941 года и анализ причин разгрома, воспоминания ветеранов и свидетельства очевидцев трагедии — в первом совместном проекте самых популярных отечественных историков Артема Драбкина и Алексея Исаева.

Наш мир огромен и прекрасен. Но отнюдь не одинок в сложном мироздании, исполненном опасных сюрпризов. В этом приходится воочию убедиться обычному, казалось бы, человеку - нашему соотечественнику Олегу Латригину. Случайность или чья-то воля толкают его в кипящий котёл извечных распрей меж древними магами-вердами из разных миров. Он - один из них, и переплетён его путь незримыми нитями со всей историей рода вердов. Миры, имена, эпохи, великие свершения и страшные падения, радости и горести сплетаются в прихотливый узор судьбы. И вынужден набирающий силу повелитель стихий вступать в противоборство всё с новыми и новыми врагами, для коих даже судьба мироздания - не более чем ставка в хитрой игре...

На что ты готов, колдун, ради Великой Цели?

Терять лучших друзей? Умирать посреди бескрайнего Хаоса? Задолжать свою жизнь Демонам Ночи? Штурмовать армейский вычислительный центр с огурцом вместо ствола в кобуре? Лечь под «огненное колесо» в миллион мегатонн? Держать курс в самое пекло? Прорубаться голыми руками сквозь взвод космического десанта? Разменивать возлюбленную, как банкноту в табачном ларьке?

На что ты готов, колдун?

…И главное — какова она, твоя Великая Цель?

«…Арденнская федерация охватывает, по меньшей мере, пятьсот обитаемых миров. Межпланетное (точнее, меж-мировое) сообщение было изобретено триста пятьдесят лет назад. На сегодняшний день сектор пространства, занимаемый Федерацией, характеризуется…» Колдун, ты готов?