Те десять лет

В основе книги свидетельства очевидца, участника событий, общественной жизни нашей страны на рубеже 50-х и 60-х годов; того времени, которое иногда именуют «десятилетием Хрущева».

Отрывок из произведения:

11 сентября 1971 года в Москве, в Кремлевской больнице, не успев сказать близким прощальных слов, умер Никита Сергеевич Хрущев — персональный пенсионер союзного значения. В семье знали, как тяжко болел в последние месяцы Никита Сергеевич. Но смерть всегда неожиданна. Через три дня появилось в газете официальное сообщение в несколько строк, набранных самым мелким шрифтом, — подводили черту под историей жизни человека и политического деятеля, с именем которого связаны драматические события, потрясшие не только нашу страну.

Другие книги автора Алексей Иванович Аджубей

Екатерина Алексеевна Фурцева занимала высшие посты в советской государственной и партийной системе при Хрущеве и Брежневе. Она была Первым секретарем МГК КПСС, членом Президиума ЦК КПСС, министром культуры СССР. Фурцева являлась своеобразным символом Советского Союза в 1950–1970-х гг., — волевая, решительная, властная женщина, Фурцева недаром получила прозвище «Екатерина Третья».

В книге, представленной вашему вниманию, о личности и политике Екатерины Фурцевой вспоминают известные деятели той поры: Д. Т. Шепилов, Председатель КГБ СССР и заместитель Председателя Совета министров СССР при Хрущеве и Брежневе; А. И. Аджубей, главный редактор газет «Комсомольская правда» и «Известия», зять Хрущева; Н. А. Микоян, писательница и журналист, невестка знаменитого А. И. Микояна.

– …Я не писал политическую биографию Хрущева – это занятие для историков. Хорошо, что такая биография при жизни Никиты Сергеевича у нас в стране не появилась – вряд ли она была бы правдивой. Я не вступаю в спор ни с кем, ибо каждый имеет право на собственную точку зрения. Мера порядочности и ответственности тоже сугубо индивидуальна. Когда думал над тем, как выстраивать повествование о теперь уже далеких годах, мне показалось важным не столько следовать хронологическими ступенями или пытаться чертить точную схему событий, во всем их объеме и разнообразии, – да мне и не под силу такая работа, – сколько составить картину из штрихов и фактических зарисовок о людях, событиях, о радостном и горестном, не только о Хрущеве…

Алексей Аджубей, муж Рады Никитичны Хрущевой, главный редактор газет «Комсомольская правда» и «Известия». Мемуары о своем тесте и его нелегком времени Аджубей решился опубликовать только в разгар перестройки.

Книга известного российского журналиста, главного редактора «Комсомольской правды» А. И. Аджубея повествует о поездке делегации советских литераторов по США, о встречах и беседах с известными людьми, о жизни Америки 50-х годов.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

О. С. МИНОР

Это было давно...

(Воспоминания солдата революции)

Доход от продажи книги поступит в распоряжение Политического Красного Креста в Париже.

Tous droits reserves pour tous les pays.

Copyright by Anastasie Minor.

За несколько месяцев до своей смерти, по поводу предполагавшегося собрания, посвященного дорогой нам памяти члена комитета Политического Красного Креста, Татьяны Самойловны Потаповой, Осип Соломонович Минор, с присущей ему суровой категоричностью горячо убежденного человека, заявил: "Я знаю только один способ чтить память революционера и общественного деятеля, это продолжать то дело, которому он служил-".

Юрий Карлович Олеша

Из записей "Ни дня без строчки"

Однажды я как-то по-особенному прислушался к старинному изречению о том, что ни одного дня не может быть у писателя без того, чтобы не написать хоть строчку. Я решил начать придерживаться этого правила и тут же написал эту первую "строчку". Получился небольшой и, как мне показалось, вполне закопченный отрывок. Произошло это и на следующий день, и дальше день за днем я стал писать эти "строки".

Раиса Д.Орлова-Копелева

Двери открываются медленно

Rem1: Книга интересна сопоставлением русского диссидентского движения со всемирным: Лех Валенса, Сартр, пацифистское, атиядерное движение, "Международная амнистия", профсоюзы в Ираке, и т. д.

Rem2: В книге в середине текста есть обрыв, обозначенный (??).

Эта книга - исповедальный рассказ Раисы Орловой о времени, прожитом в разлуке с родиной: в 1980 г. она, лишенная советского гражданства вместе с мужем, Львом Копелевым, поселилась в Германии. Драма эмиграции, преодоление отчужденности, нащупывание почвы под ногами предстают здесь в особом, чисто духовном аспекте.

Е.А.Осьминина

Радости и скорби Ивана Шмелева

Что страх человеческий!

Душу не расстреляешь.

Ив. Шмелев. Свет Разума

Момент времени, с которого жизнь круто поворачивается и начинает течь по иному руслу... Иногда такой момент можно определить довольно точно; во всяком случае, для русского писателя Ивана Сергеевича Шмелева - это 1920 - 1921 годы. Гражданская война, Крым, красный террор, голод и еще многое, многое другое...

Михаил Андреевич Осоргин: коротко об авторе

Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878-1942)

Среди больших русских писателей, чьи книги возвращаются к нам из небытия архивов и спецхранов, имя Михаила Осоргина - одно из самых громких.

Кто-то из живших в удалении от Родины придумал довольно емкую формулу: эмигрант - это капля крови нации, взятая на анализ. В этом смысле Михаил Андреевич Осоргин (1878-1942) - капля руссейшая (употребим его же прилагательное), плоть от плоти своего Отечества, своего народа.

О ТВОРЧЕСТВЕ М. ОСОРГИНА

Г. Адамович

"Сивцев Вражек" М. Осоргина - книга, которую нельзя не заметить, от которой нельзя отделаться несколькими одобрительными или безразличными словами. Роман этот "задевает сознание", и на него хочется ответить. Это первое непосредственное впечатление от чтения.

М. Алданов в статье о "Сивцевом Вражке" очень уклончиво сказал, что ему представляется излишним "вдаваться в утомительный спор" с Осоргиным. Но, по-видимому, Алданову поспорить бы хотелось, - и если он от этого воздержался, то лишь потому, что понимал, куда спор мог бы его увлечь, в какие области, в какие дебри. Конечно, спор этот был бы не о правдивости того или иного образа, той или другой характеристики: он коснулся бы "идеологии" Осоргина. Осоргин писатель на редкость откровенный по этой части: он не прячется за своих героев, он прямо от своего лица комментирует историю, и делает это порой в форме афористически-ясной и отточенной. Да и герои его, впрочем, не претендуют на то, чтобы хоть на одну минуту заслонить автора.

Панчевский Пётр* (Панчевски Петър)

Огненные дороги

Перевод с болгарского Е. В. Рудакова

______________

* В СССР его звали Павлов Пётр Георгиевич.

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Воспоминания П. Панчевского, бывшего министра обороны НРБ, посвящены славной когорте болгарских революционеров-интернационалистов. Автор - воспитанник Советской Армии, в рядах которой он вырос от курсанта военно-инженерного училища до генерала, командира соединения инженерных войск. В книге рассказывается о восстании 1923 года в Болгарии, об участии болгарских патриотов в Великой Отечественной войне Советского Союза против гитлеровской Германии, о строительстве народной армии и социалистических преобразованиях в Болгарии в послевоенный период.

Пантелей Николай Николаевич

Записки штурмана

Андрианов П.М.: Публикуемые записки являются частью воспоминаний Николая Николаевича Пантелея. Воспоминания написаны им в 1981 году для детей и внуков и не предназначались для печати. Нами публикуется фрагмент записок, посвященный кануну войны и его первому самому тяжелому году - до июня 1942 года. Николай Николаевич Пантелей был в это время штурманом самолета-бомбардировщика СБ. Большую часть своих боевых вылетов он провел в составе "полбинского" 150-го бомбардировочного полка (впоследствии - 35-го гвардейского). Во время Битвы за Москву он совершил в составе экипажа 168 боевых вылетов. За первый год войны был трижды сбит и трижды выходил с занятой врагом территории. Представлялся к званию Героя Советского Союза. Николай Николаевич Пантелей здравствует и поныне. Пожелаем ему здоровья.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Срочно нужно бежать! Бежать, пока эти врачи-коновалы не принялись за меня всерьез. Не, ну, тут жилось относительно не плохо, ну, последние 10 лет — точно. И накормят — напоят, не тесно. Но симулировать старость стало уже опасно, просто состаренные органы могут не выдержать, а помирать не хочется. Не, помирать — вообще не приятное занятие… в моем возрасте, 700 лет, как ни как, это было бы стыдно…

Решено — завтра ночью сбегу, прутья вольеры подточил клювом, а завтра дежурить ночную смену, будет мой нелюбимый охранник, вот пусть и получит от начальства за мой побег. Его последнее развлечение плеваться в меня жеваной бумагой из трубки! Вот дурачина-переросток и напросился, но я за ним побегаю — ох он проорется!! Хотя про «побегаю» я сам себе вру, полетать, имитируя звук электрошокера, смогу, а вот побегать… конструкция у меня не та, я не страус же. Может, и не просто сымитирую, а на самом деле током его долбану, чтоб не мешал…

Аллергию по праву можно назвать бичом нашего времени – по разным данным, от нее страдает от 20 до 40% населения Земли. Настоящее издание поможет всем, кто желает избавиться от этого заболевания, значительно улучшить свое здоровье с помощью правильного питания, не прибегая к лекарственным препаратам.

Новая книга из серии «100 самых-самых» рассказывает о наиболее значительных морских сражениях от Античности и до XX века включительно. В книге показана история развития кораблестроения в России, странах Запада и Востока, представлены деяния выдающихся флотоводцев всех времен и народов.

Книга рассказывает о жизни и творческом пути выдающегося испанского архитектора рубежа XIX–XX столетий Антонио Гауди́. Сегодня имя талантливого мастера, родившегося в маленьком каталонском городке Реус, искусствоведы связывают не только с испанской культурой, но и мировой архитектурой в целом. Произведения, созданные Антонио Гауди, по праву считаются шедеврами мировой архитектуры.