Тайны уральских подземелий

Рассказ о подземных сооружениях Урала,

адресуется широкому кругу читателей.

Отрывок из произведения:

Эта книга посвящена старому Уралу. Тема ее неожиданна. Она возникла на перекрестье нескольких наук — истории, археологии, архитектуры, геофизики и геологии. Подземелья… От этого слова веет тайной, загадками. И действительно, в книге, которую вам предстоит прочитать, рассказывается много интересного о подвалах знаменитой Невьянской башни, тайных ходах харитоновского дома — сегодняшнего Дворца пионеров в Свердловске.

Однако автор, справедливо отдавая дань старинным преданиям и легендам, изучает подземные сооружения как важную часть архитектуры и строительства прошлого. Действительно, без тайных выходов за стены городских укреплений, без продуманной системы водоснабжения, включавшей глубокие колодцы, спуски к родникам, крепости (в том числе и на Урале) не строились. Но Урал с его заводами и здесь внес новые черты в это интересное искусство. Здесь сооружались тоннели-водоводы, по которым устремлялась вода на колеса, приводившие в движение многочисленные механизмы в молотовых, кузнечных, плющильных, доменных цехах. Прямо к заводским поселкам подходили штольни рудников, горные выработки, существенно пополняя число подземных сооружений. О том, какое воздействие эти старинные, часто уже давно забытые шахты оказывают на нашу сегодняшнюю жизнь, свидетельствует пример пермских строителей. Столкнувшись со случаями неожиданных провалов, просадок фундаментов в районах новостроек, они заказали историкам Пермского университета специальное исследование, чтобы узнать, где находились старые рудники и шахты, оказавшиеся со временем на территории растущего города.

Другие книги автора Всеволод Михайлович Слукин

Йамары были смелым племенем. Они охотились на клифонов и убивали урмов. Но красноглазого урма, который однажды пошел по их следам, трудно было убить…

Академик надел черную шапочку, погладил седую бородку-клинышек и сказал:

— Ну, кажется, пора. Что вы придумали? Кем ему быть?

Кибернетик почесал затылок и немного неуверенно произнес:

— Все же мне кажется, что у молодого человека такой характер, что он мог бы стать Исследователем-археологом на ближайших планетах. А может быть, Космолингвистом — ведь нужно же кому-то изучать язык обитателей третьей планеты звезды сО-лнц-Е или расшифровывать сигналы, пришедшие из Туманности Хромого Пса.

Фил Олог любовно погладил прозрачную плитку, в которую были заключены тоненькие почерневшие пленочки — остатки когда-то бумажного листа. На них проступали едва заметные письмена древних.

Это была великолепная находка. Такой уже давно не знал мир. Тысячи бесценных литературных памятников пропали безвозвратно. Бумага не выдерживала времени. А древние не умели заключать свои рукописи и книги в твердые прозрачные оболочки. И тем более не умели лишать воздуха свои древлехранилища. Поэтому нет ничего удивительного, что до исследователей тридцать восьмого века дошли лишь отдельные печатные произведения начала двадцатых веков.

Немецкий ученый, изучая биологические ритмы мозга, разбудил «шестое чувство» — выработал у подопытного безошибочное внутреннее ощущение времени. Но так ли уж нужно чувство времени человечеству?

История удачного эксперимента и неудачного открытия в свидетельствах и документах.

Людей, которые прилетают работать сюда, в этот ни на что не похожий мир, поджидают неведомые и невидимые опасности. Защитить от них может простая человеческая реакция — смех…

Популярные книги в жанре История

Русский перевод «Памятника эриставов», выполненный видным исследователем средневековых грузинских письменных памятников, безвременно ушедшим из жизни Саурмагом Саргисовичем Какабадзе (1928 – 1977), впервые был опубликован в 1970 г. (Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования. Ежегодник, 1968 г. М., 1970, с. 101 – 126). Ко второму изданию перевод подготовлен в соответствии с «Правилами перевода на русский язык и издания памятников грузинской исторической литературы», утвержденными Комиссией по источникам истории Грузии при Президиуме АН ГССР (Издательство «Мецниереба», 1977). Саурмаг Какабадзе принимал деятельное участие в обсуждении означенных правил, внес ряд предложений, которые были учтены составителем, и в целом придерживался изложенных в них принципов перевода.

Опубликовано в журнале: «Континент» 2006, №128

Музыка существует в самой природе. Певческое искусство возникло из подражания птицам. Затем человек создал музыкальные инструменты, овладел техникой извлечения звука, позже научился передавать нотами мелодию, гармонию и ритм, и, наконец, записывать и сохранять само звучание.

В истории России, да и в общеевропейской истории, роль крупнейшего политика начала XVII века — боярина Федора Никитича Романова (он же патриарх Филарет), до сих пор освещена недостаточно. 

Для того, чтобы восстановить действительную картину развития европейской цивилизации, сначала необходимо прояснить, что следует подразумевать под средневековым понятием «Империя».

«Святая инквизиция» в России до 1917 года. — М., 2001, 240 с.

Наше дореволюционное прошлое далеко не всегда и не во всем было таким безоблачным и безмятежным, как представляется многим его нынешним поклонникам. Подлинная картина минувшего очень неоднозначна. Были «светочи веры», но были и религиозные преследования, о которых тоже забывать не следует.

Предлагаемая читателю книга основана на подлинных архивных документах, воспоминаниях современников, свидетельствах очевидцев. Она рассказывает о неслыханных гонениях на тех, кого называли «сектантами», но кто искренне искал свой путь к Богу. Это позволяет составить непредвзятую и далеко не благостную картину ушедших дней, отголоски которых слышны и поныне.

Булгаков Александр Григорьевич — историк–обществовед.

В книге рассказывается о подводной археологии, науке занимающейся затонувшими городами, поселениями, кораблями на дне озер, морей и океанов. Юные читатели узнают об истории подводной археологии, методах раскопок под водой, о перспективах развития этой науки.

Споры о реальности Атлантиды, легендарной земли, о которой поведал человечеству Платон, ведутся не одно столетие. Но само слово «атлантида» стало нарицательным так называем мы гипотетические земли, ныне ушедшие под воду. Какова была их роль в истории человечества?

О землях, ушедших на дно в районах древнейшего моря Тетис, остатками которого являются Средиземное, Черное. Каспийское моря, и рассказывает новая книга Александра Кондратова. открывающая трилогию, посвященную «новым атлантидам».

Для широкого круга читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Обычно перед Новым годом я пишу эдакую скептическую колонку главреда. И если есть в ней какой оптимизм, то только в заголовке. Да и то лишь в пожелательном наклонении — типа «Надо чаще встречаться» или «Ползи, улитка». Но в этом году все и так пришиблены кризисом. И я решил: опубликую-ка в этот раз добрую сказочку. Ну или святочный рассказ. При сборке романа «2048» у меня осталось несколько «веток», которые не вошли в финальный релиз книжки, потому что тянули на отдельные рассказы. Один из них, «Хайкай», вы уже могли видеть. А тот, что ниже — публикуется впервые. И именно на «Вебпланете», в качестве подарка нашим читателям.

Несколько последних дней моя голова была занята только одной мыслью: где бы найти гонг североамериканских индейцев. Я обзвонила все магазины, торгующие музыкальными инструментами, там мне любезно отвечали, что могут принять у меня заказ на рояль любого цвета, от нежно-розового до фиолетового перламутра, на китайскую цитру и даже на древнерусские гусли, но интересующий меня гонг все почему-то доставить в Москву отказались.

Тогда я пошла дальше в своих попытках приобрести жизненно необходимый для меня предмет и нашла нью-йоркский телефон Жанны, бывшей сотрудницы нашего рекламного агентства, уехавщей в прошлом году в Штаты. Она была приятно удивлена моему звонку, но когда услышала мою просьбу, то чуть не повесила трубку. Правда, Жанна перезвонила мне на следующий день и сообщила, что отправить мне гонг североамериканских индейцев почему-то нет никакой возможности. Опять вышел облом, но я не могла просто так выбросить из головы свою затею.

«...и стал подклеивать другой, что-то там про байдарку, но все вместе, подставленное одно к другому, получалось довольно нелепо, если не сказать – дико, разные ритмы, разные скорости и краски, второй образ более дробный, узкий и выплывающий, а первый – про женщину – статичный, объемный, и на фоне второго, несмотря на свою стереоскопичность, все же слишком громоздкий.».

«Когда уже ничего нельзя было сделать и это означало, что все надежды теперь бессмысленны, когда уже нельзя было сделать ничего, он подумал, что, быть может, только теперь всё и начинается, потому что всё всегда должно начинаться по ту сторону надежды. „Я мертв“, – сказал он себе. Но был ли он действительно мертв?..

…История, которая не знает, где я, которая находит того, кто ищет, находит, чтобы сама о себе рассказать.»