Тайны рун. Наследники Одина

Так сложилось, что слово «руны» вызывает ассоциацию со стоячими воротничками эсэсовских черных мундиров. Это вносит изрядную путаницу в эмоциональную окраску любого разговора о священных письменах древних германцев. Это происходит не на уровне доводов разума, а где-то на уровне рефлексов, воспитанных с детства. В чем тут связь? Почему исследователь истории Третьего Рейха неминуемо сталкивается с образом северного воина, сурово глядящего на него из-за круглого щита, а тот, кто берется писать об истории рун, невольно ежится под прозрачно-голубым взглядом обитателя Вевельсбурга?

Чтобы ответить на этот вопрос, не нужно углубляться в исследование оккультных корней идеологии НСДАП или пытаться рассуждать о темной и светлой духовной энергии. Причина лежит на поверхности.

Отрывок из произведения:

Я, по чести сказать, уже и не помню, откуда пришли в мою жизнь викинги. Наверное, как у большинства советских мальчишек поколения 70-х, — из детской книжки про Кукшу из Домовичей, хрестоматийного голливудского фильма с Кирком Дугласом или из отечественного «И на камнях растут деревья». Впрочем, разница невелика, да и не это важно. Главное, что слова «Скандинавия», «Исландия», «викинги», «руны» в определенный момент превратились в волшебные, в своего рода ключ к интереснейшей сказке, действие которой происходило не где-то там, за тридевять земель, а здесь, поблизости, буквально в двух шагах. Естественно, что это увлечение требовало постоянной подпитки, а посему «на корню» сметались с прилавков все возможные издания скандинавских саг, тщательно отыскивались по учебникам и хрестоматиям все возможные упоминания о викингских временах. А уж предположение, что русы и варяги — едва ли не синонимы, а князь Игорь и князь Святослав были на деле Ингваром и Хельгенрореком просто вызывало восторг и жгучий интерес к родной истории.

Другие книги автора Сергей Владимирович Кормилицын

Книга построена на основе личных военных дневников солдата Василия Чуркина и сообщений Советского Информбюро. У читателя есть редкая возможность не прислушиваться к чужим выводам, а самостоятельно сравнить официальный взгляд на картины боев со взглядом на них из окопа, что называется, в режиме реального времени. Сводки соотнесены по датам и месту с дневниковыми записями Василия Чуркина. На этом контрасте становятся очевидными не только «полуправдивость» официальной версии, но и все ее замалчивания и откровенная ложь. И тем более ценным оказывается этот дневник, неприкрыто-правдивый рассказ о войне ее простого участника.

Орден СС до сих пор остается загадкой для большинства российских читателей. Наше сознание отягощено целой грудой исторических мифов. Мы свято верим, что «Аненербе» была зловещей организацией, практикующей черную магию, Орден СС был наследником тамплиеров, Генрих Гиммлер – сверхъестественной личностью, а Адольф Гитлер – так и вовсе медиумом или адептом, заключившим сговор с Сатаной. Но почему-то никто не спешит задавать вопросы, лежащие буквально на поверхности. Может быть, дело в том, что мы боимся получить на свои вопросы обстоятельные ответы? Что случилось со «страной господина профессора», какой была Германия в начале XX века, буквально в одночасье превратившейся в казарму? Почему немцы были так безоговорочно преданы Гитлеру? Почему генералы, почувствовав перелом в ходе войны, не сбросили Гитлера и не взялись править страной самостоятельно? Что, собственно, представлял собой «Черный орден», пронизывающий, наподобие позвоночника, все гитлеровское государство? Все это можно с легкостью объяснить мистикой. Однако разглагольствовать о Граале, копье Лонгина и эзотерических экспедициях в Тибет проще, чем пытаться найти ответы на эти вопросы. Может быть, мы попробуем?

В советской и восточно-европейской историографии темы молодежной политики Третьего Рейха всегда обходились стороной. Слишком уж бросалось в глаза сходство между практикой Третьего Рейха и реалиями молодежной политики социалистического лагеря. Не только цели, методы и инструменты идеологической обработки, при помощи которых шлифовались незрелые детские умы, но даже атрибуты Гитлер-югенда непременно ассоциировались с пионерской организацией и ВЛКСМ. Любой намек на сходство этих молодежных организаций пресекался немедленно, поэтому сегодня история Гитлер-югенда нам практически неизвестна.

Книга молодого питерского историка и журналиста Сергея Кормилицына, написанная на основе российских и зарубежных исследований, а также многочисленных материалов из немецких архивов, заполняет этот информационный вакуум.

Популярные книги в жанре История

Андре Шураки — писатель, историк, эссеист, автор трудов, посвященных истории Библии, снискавших мировую известность и получивших высокую оценку критики. Глубокое знание библейских текстов, этнографического и археологического материала позволило ему создать яркую картину повседневной жизни древнего Израиля в эпоху его расцвета — в царствование Самуила, Давида и Соломона. Издатели надеются, что знакомство с повседневными заботами людей Ветхого Завета приблизит современного читателя к пониманию духовного наследия величайшей книги человечества — Библии.

В работе автор рассказывает о исторической судьбе тюркютов после падения Первого Тюркского Каганата.

Начальник отдела военно-исторической службы армии США Эрл Зимке в своей книге рассказывает о двух широкомасштабных кампаниях, проведенных фашистской Германией на северном театре военных действий.

Первая началась в апреле 1940 года против Дании и Норвегии, а вторая велась совместно с Финляндией против Советского Союза.

Территория военных действий охватывала пространство от Северного моря до Северного Ледовитого океана и от Бергена на западном побережье Норвегии до Петрозаводска, бывшей столицы Карело-Финской Советской Социалистической Республики.

Гитлер придавал большое значение этому району и считал его краеугольным камнем будущей империи. Здесь сосредоточились две армии общей численностью более полумиллиона штыков.

Исследование проводилось на основании материалов трофейных архивов германских сухопутных войск и военно-морских сил. Широко использованы мемуары и другие письменные свидетельства немецких офицеров, принимавших участие в боевых операциях этих кампаний.

В основе повествования – тысячелетняя борьба белорусского народа за независимость со времен Полоцкого княжества до конца ХХ века.

В книге рассказывается об истории древних белорусских городов, природных богатствах государственного национального заповедника «Беловежская пуща», Березинского биосферного заповедника, белорусских национальных парков.

Здесь читатель узнает о великих белорусах – Евфросинии Полоцкой, Кирилле Туровском, Франциске Скорине, Симеоне Полоцком, Кастусе Калиновском.

Предлагаемый "Курс..." по структуре и содержанию в основном соответствует учебнику МГУ им. М.В. Ломоносова, подготовленный коллективом авторов:

Социальная философия.

Учебник. - Под редакцией проф. И.А. Гобозова. -

М.: Издатель Савин С.А., 2003 - 528 с.

Нумерация глав (лекций) соответствует нумерации глав учебника. Нумерация страниц в тексте сквозная и тексту учебника не соответствует. В приводимом нами оглавлении более подробно по сравнению с учебником представлена внутренняя структура глав (лекций).

Исследование посвящено " истории северных арабских племен в период до возникновения ислама. Впервые история северных арабских племен рассмотрена в целом, в их взаимной связи, в войне и в мире. Впервые отношения союзов арабских племен с Византией, Ираном, Химьяром были изучены в их последовательности, в зависимости от общей экономической и политической жизни Ближнего Востока. Для сравнительного и параллельного их изучения были не только вновь пересмотрены все источники, но и привлечены многие совершенно новые, до того не введенные в научный оборот документы. Это были сабейские и химьяритские эпиграфические памятники, сирийские и греческие хроники и исторические сочинения, арабские христианские и мусульманские летописи, греческие надписи, документы сирийских соборов, арабские стихотворения, греческие и сирийские жития и церковные истории.

Тщательный сравнительный анализ всех источников вместе позволил выделить и установить основные нити развития обществ и хронологическую последовательность событий.

Вместо разрозненных фактов, эпизодов из жизни отдельных княжеств для нас оказалось возможным воспроизвести общую историю северных арабских племен, показать, как постепенно происходили изменения в их отношениях с державами-гегемонами, как возникали, распадались их объединения, как ими делались попытки утвердиться у персидских и византийских границ. Существенным является и выявление культурного воздействия держав на их кочевых и полукочевых соседей."

Колокола и колокольчики для русского православного человека — не просто изделия из металла, это постоянные спутники жизни, от дня рождения до смертного часа.

Автор книги, используя различные исторические источники (летописные сведения, описи монастырей и церквей, описания несохранившихся колоколов, надписи и орнаменты на тулове и т. д.), прослеживает историю бытования колоколов на Руси (а она обильна и героическими, и драматическими фактами и легендами), знакомит с «биографиями» некоторых знаменитых русских колоколов. В поле зрения автора оказываются и иноземные их собратья, и «бытовые» колокольца. Ниточка истории колоколов протягивается в дохристианские времена — за пять веков до Рождества Христова. Читатель узнает об удивительных мастерах колокололитейного искусства, о чудо-звонарях, о талантливых зодчих, создавших непревзойденные по красоте «жилища» для благовестников — храмовые колокольни.

Н.Дубровин.

НАШИ МИСТИКИ-СЕКТАНТЫ.

Александр Федорович Лабзин и его журнал «Сионский Вестник».

I.

Отношение философии XVIII века к религии. — Французская революция и ее последствия. — Мистицизм, как противодействие неверию. — Основы и сущность его учения.

Философам и энциклопедистам XVIII века не трудно было разрушить религиозный деспотизм католического духовенства, основанный лишь на внешних формах, отживших свой век и непригодных для тогдашнего общества.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда смерть смотрит в упор, уйти от неё невозможно. И все же сотруднице частного детективного агентства, красавице Марии удаётся обмануть костлявую и выйти из очередной переделки если не невредимой, то хотя бы живой. Словно пантера, она умеет часами неподвижно сидеть в засаде, драться в кромешной тьме, переносить нечеловеческую боль. И если схватка с несколькими вооружёнными бандитами для неё обычное дело, то поединок с маньяком-убийцей, пожалуй, выдержит не всякий, так же как и «баньку по-русски», где она парится с предводительницей отпетых головорезов. Что же помогает ей оставаться во всех этих схватках победительницей? Эту тайну знает только она…

Русская армия периода Первой мировой войны в течение десятилетий подвергалась многочисленным нападкам по разным причинам: политическим и по невежеству. Тем не менее она была одной из мощнейших армий мира и внесла огромный вклад в победу стран Антанты в войне. Об организации, истории создания, обмундировании и многом другом рассказывает книга Корниша.

Текст сопровождается уникальными фотографиями. Цветные иллюстрации подготовлены на основании документов военного времени и дают точное представление об униформе русской армии во время Первой мировой войны.

Книга адресована широкому кругу читателей, увлекающихся историей Первой мировой войны и военной формы.

Доктор Кей Скарпетта, знаменитый судмедэксперт, когда-то подверглась нападению убийцы-психопата и едва не погибла. Убийца приговорен к смертной казни, и, кажется, все уже закончилось. Но это лишь видимость. Мрачные интриги, кровавые тайны, мучительные призраки прошлого не оставляют в покое ни Скарпетту, ни ее близких. Кто выйдет победителем в этой страшной игре — не известно никому...

В субботу, в последний день августа, я приступила к работе еще до зари. Поэтому я не видела, как легкий утренний туман исчез с травы, и небо снова засияло яркой лазурью.

Все утро на столах из нержавеющей стали лежали тела, а окон в морге не было.

Уик-энд накануне праздника День труда ознаменовался в городе Ричмонде залпом заревой пушки и грохотом автомобильных катастроф.

Было уже два часа дня, когда я наконец добралась до Вест-Энда. Открыв дверь своего дома, я услышала, как Берта мыла шваброй полы на кухне. Она делала уборку в доме каждую субботу и, согласно полученным накануне указаниям, не обращала внимания на звонивший телефон.