Тайны прошлого

Старая библейская история о сотворении мира хранит множество секретов. Дерево, посаженное в Эдемском саду и дающее вечную жизнь, может быть не просто легендой.

Если так, то страна, получившая вечность, может стать непобедимой. СССР принимает решение отправить лучших из своих людей на поиски дерева жизни, не зная, что вход в Парадиз охраняют не только силы света, но и демоны мрака во главе с древним жрецом Сипталехом.

Это первая книга из трилогии увлекательного романа, который обязательно захватит вас, если вы любите художественную литературу. Динамичное развитие событий будет держать вас в напряжении, и несколько бессонных ночей вам обеспечены.

Отрывок из произведения:

Жаркий вечер казался бесконечным. Хотя солнце уже скрылось за горизонтом, небо еще полыхало алыми цветами.

Дни становились еще жарче и не было никакой пощады для тех, кто оставив свой дом, приехал в страну песков и засухи. Пожилой седоусый путник сидел на раскаленном песке и пытался выдавить из железной фляги еще хотя бы пару капель воды. Хотя он уже практически ничего не хотел: ни есть, ни пить, и даже то ради чего он сюда отправился с группой исследователей казалось ему большой нелепостью. Единственным его желанием было уснуть и проснуться в родной Англии. Там, где нет песчаных бурь, а лишь родные сердцу густые туманы.

Популярные книги в жанре Ужасы

Мистика, трава, перестрелки и вопросы без ответов. Продолжение цикла рассказов о Хэше Магнуме

Еще до того, как взошло солнце, барон уже два нескончаемых часа расхаживал по своим гобеленовым покоям. Время от времени он останавливался у открытого окна и бросал взгляд с головокружительной высоты на раскинувшуюся внизу землю. В эти мгновения суровая улыбка озаряла его угрюмое чело, и, бормоча себе под нос «сгодится» с приглушенным акцентом, он снова продолжал свою одинокую прогулку.

Воссияло яркое солнце и осветило темный мир светом дня, но надменный барон продолжал мерить шагами свои покои, только шаг его стал торопливее и нетерпеливее, чем раньше, и не однажды он застывал в неподвижности, обеспокоенно и чутко прислушиваясь, затем разворачивался с разочарованным видом, и по челу его пробегала мрачная тень. Вдруг пронзительно завизжала труба, висевшая у ворот замка; барон услышал ее и, яростно колотя себя в грудь сжатыми кулаками, пробормотал горьким шепотом: «Час близится, я должен собраться с духом для решительных действий». Затем, бросившись в мягкое кресло, он поспешно опрокинул в себя содержимое большого кубка с вином, который стоял на столе, и тщетно попытался принять невозмутимый вид. Дверь неожиданно распахнулась, и слуга торжественно объявил: «Синьор Блоуски!»

Я повторяю вам, джентльмены, что ваше расследование совершенно бессмысленно. Вы можете держать меня здесь сколько угодно, посадить в тюрьму или казнить, если вам так уж нужна жертва для того, что вы ошибочно называете правосудием, но к тому, что я уже сказал, мне больше нечего добавить. Все, что я помню, было изложено мной с абсолютной искренностью. Я ничего не исказил и не скрыл, и если что-то и осталось непонятным, то лишь потому, что разум мой до сих пор еще покрыт черным облаком страха из-за тех ужасов, которые мне довелось пережить. И должен сказать вам, что подобный кошмар затуманил бы память любого самого здравомыслящего человека…

«У мертвых свои магистрали. Проложенные в тех неприветливых пустырях, что начинаются за пределами нашей жизни, они заполнены потоками уходящих душ. Их тревожный гул можно услышать в глубоких изъянах мироздания — он доносится из выбоин и трещин, оставленных жестокостью, насилием и пороком. Их лихорадочную сутолоку можно мельком увидеть, когда сердце готово разорваться на части, — именно тогда взору открывается то, чему положено быть тайным». Эта цитата как нельзя более точно передает суть знаменитых сборников Клайва Баркера, объединенных общим названием «Книги крови» и ставших классикой не только мистики, но и литературы в целом.

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

«Дом был полон пурпурных занавесей. Тяжелых портьер цвета старого вина и запекшейся крови. Как в чертовом «Твин-Пиксе» — была там такая комната, выходя из которой, снова в нее попадаешь. Тут, впрочем, комнаты были разные, их было множество. Целый лабиринт».

На встречу к писателю едет преданный почитатель, который просто живет в его романах…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любительское рыболовство поплавочной удочкой, хотя и претерпело изменения в техническом вооружении снасти, все же ограничено традиционными методами и приемами, существовавшими еще в далеком прошлом.

В брошюре рассказывается, как изготовить поплавочную (проводочную) удочку принципиально новой конструкции, которая не только намного увеличивает возможности любителя-рыболова, но и делает рыбалку еще более интересной и увлекательной.

Рассчитано на широкий круг читателей – любителей рыбной ловли.

Стояло теплое летнее утро.

Столичный космопорт жил своей беспокойной и размеренной жизнью, и все было так же, как и пять лет назад, когда отсюда уезжал учиться на родину двадцатилетний Иван Петров.

И вот он вернулся.

Советником Чрезвычайного Посла по торговле и экономическим связям к своему отцу — бессменному и незаменимому, но уже давно просившемуся домой и порядком уставшему от чужой столичной жизни, не совсем старому и еще молодящемуся, блистательному и загадочному м-ру Петроффу, с четкой перспективой заменить его через пару лет на этом посту.

Эту историю в звучных стихах описал поэт Акакий Церетели. Но он не знал, чем она закончилась. И мне захотелось довести ее до конца так, как я слышал в народных пересказах, и так, как она мне представилась.

…Молодой абхазский адвокат князь Сафар сидел за столиком в прибрежной кофейне, покуривая и почитывая местную газету, нервно обсуждавшую радужные возможности крестьянских реформ Александра Второго. Дело происходило в Мухусе.

Был теплый осенний день. Молодой адвокат был одет в легкую черкеску с начищенными газырями, на ногах у него были мягкие и не менее начищенные азиатские сапоги. Сафар был хорош собой, у него было узкое породистое лицо, густая шевелюра и надменный бархатистый взгляд, который, как он знал, очень нравился женщинам и заставлял осторожничать многих мужчин. А так как человек почти все время имеет дело с мужчиной или с женщиной, Сафар почти всегда держал свой взгляд в состоянии бдительной надменности. Недалеко от него за сдвинутыми столиками кутили турецкие матросы, ловцы дельфинов. Сафара раздражал и дельфиний запах, долетавший до него от них, и то, что они ловили дельфинов у берегов Абхазии. Это было неприятно с патриотической точки зрения, но запретить было нельзя. Как юрист, Сафар знал, что такого закона нет. И напрасно! Впрочем, если бы и был такой закон, ловили бы дельфинов контрабандой.

В книге по фильму «Основной инстинкт» есть всё, что привлекает внимание взыскательного читателя: великолепно построенная интрига, удивительные приключения прекрасно выписанных персонажей, эротические сцены свиданий героев, охваченных всепоглощающей страстью. Роман получил восторженное признание, как и одноименный фильм, который стал подлинной сенсацией в мире кино.