Тайны мятеж-войны - Россия на рубеже столетий

С. Анчуков

Тайны мятеж-войны: Россия на рубеже столетий

ОГЛАВЛЕНИЕ:

От автора

ЗАМЕЧАНИЯ О "НЕИССЛЕДОВАННОЙ МЯТЕЖ-ВОЙНЕ"

Пролог - российская трагедия

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

"Перманентная война... или "война с продолжением" (русско-финский конфликт 1918-1944 гг.)

Авторское предисловие

Глава первая. Русско-финский военно-политический конфликт

"Карелию вернуть назад, но без населения"

Предыстория "зимней войны" 1939-1940 гг.

Другие книги автора Сергей Валентинович Анчуков

На рубеже VI–V столетий до н. э. греческий мудрец Гераклит говорил: «Война — отец всех, царь всех: одних она объявляет богами, других — людьми, одних творит рабами, других — свободными». Древние мыслили более образно, чем мы. Поэтому для Гераклита война — это не только фаланги, сходящиеся на поле битвы, но и борьба весны и зимы, теплых ветров с холодными, дня и ночи, мужского начала и женского. Война — начало жизни и источник рождения. Гераклит добавляет: «Гомер, молясь о том, чтобы вражда сгинула меж богами и меж людьми, сам того не ведая накликает проклятие на рождение всех живых существ».

Популярные книги в жанре История

русский историк, академик АН СССР (1920-31; член-корреспондент 1909). Окончил Петербургский университет в 1882, с 1899 профессор этого университета. П. был председателем Археографической комиссии (1918-29), директором Пушкинского дома (Института русской литературы) АН СССР (1925-29) и Библиотеки АН СССР (1925-28).

От предварительных исторических сведений до Времени великого князя Ивана III.

«Полный курс лекций по русской истории» - уникальное издание, в основу которого легли лекции, прочитанные С.Ф.Платоновым в Петербургском университете и на Бестужевских курсах. После очерков Д.И.Иловайского лекции С.Ф.Платонова стали самым подробным обобщающим изданием, в котором огромный период российской истории - от расселения славян в Европе до Великих реформ императора Александра II - был представлен ясно, образно, увлекательно. Этот курс лекций выдержал до 1917 года около 20 изданий.

В годы Второй Мировой войны люфтваффе не располагало полноценными стратегическими бомбардировщиками, аналогичными английским машинам «Lancaster» или «Halifax», а также американским В-17, В-24 или В-29.

Попытки создать немецкий стратегический бомбардировщик предпринимались во второй половине 30-х годов и закончились неудачей. Появившиеся в результате самолеты типа Do 19 или Ju 89/ Ju 90 остались на стадии прототипа или пошли в мелкую серию.

Другим кандидатом в стратегические бомбардировщики был Не 177.

О том, что «Мерримак» (переименованный вообще-то в «Вирджинию») и «Монитор» произвели революцию в военном деле знают даже в детских садиках. Все-таки напомним: полдела, что «Монитор» являлся бронированным кораблем, все дело в том, что на бронированный корабль установили впервые в истории башню с артиллерийскими орудиями, а башня могла вращаться в секторе 360 градусов. Первое сражение между броненосцами, известное как «битва при Хэмтон Роадз», произошла 9 марта 1862 г. Итоги боя привели к повальному увлечению строительством мониторов. Президент США Абрахам Линкольн, будучи человеком неизмеримо от флота далеким, тем не менее заявил, что отныне победу в морской войне смогут принести только «мониторы». Самый первый монитор под названием «Монитор» дал имя целому классу хорошо бронированных и отменно вооруженных кораблей.

В наши дни принято представлять фрегат как 44-пушечный корабль с главной батареей из тяжелых 24-фунтовых пушек. Авторы авантюрных романов любят помещать своих героев на палубу 44-пушечного французского или американского фрегата. Это беллетристика, но под ней есть определенное основание. Последний, сохранившийся до нас американский фрегат, был USS Constitution, принадлежавший именно к классу 44-пушечных фрегатов. Наиболее известный британский фрегат эпохи Наполеоновских войн — HMS Indefatigable — был одним из немногих британских фрегатов с 24-фунтовыми пушками.

О ходе самой Второй мировой войны, об операциях, победах и поражениях противоборствующих сторон написано немало как художественных, так и документальных книг. Как правило, авторы показывают Вторую мировую войну в крупных масштабах (ход войны в целом, крупнейшие сражения, наиболее примечательные бои). Если заходит речь о том, как и чем воевали, то более или менее подробно описываются танки, самолеты, артиллерийские орудия, стрелковое вооружение. При этом остаются неосвещенными вроде бы несущественные, маловажные моменты. Например, как питались советские, немецкие солдаты, как одевались. Судьбы военнопленных, отношение к ним той или другой стороны. А ведь нередко целое познается через детали, через, казалось, бы второстепенные сведения. В книге читатель узнает о планах начального периода войны всех приграничных округов, реальные документы по устройству и быту армии. Читатель сам сможет сделать выводы о степени готовности Красной Армии к войне, ее намерениях, планах.

Много лет историк Ю. Г. Веремеев, бывший военный, изучает Красную Армию, вникая во все тонкости. Результатом стал популярнейший сайт «Анатомия армии» и данная книга.

Ячменихин Константин Михайлович — кандидат исторических наук (Черниговский педагогический институт им. Т. Г. Шевченко). Статья написана для цикла Исторические Портреты и опубликована в журнале Вопросы истории, 1991,№ 12.

«Кто с мечом к нам придет — от меча и погибнет. На том стояла и стоять будет Русская Земля!» — так говорил АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ. Именно за это его люто ненавидят все враги России — за разгром европейских захватчиков на Неве и в Ледовом побоище, за победы над Западом, за исторический выбор в пользу Востока. В чем только не пытаются обвинять Александра Святого — и в «коллаборационизме», и в том, что он якобы «навел Орду на Русь», и в «предательстве родного брата ради союза с Батыем». Но всё это — бесстыжая клевета и грязная ложь!

Опровергая самые злобные наветы и мифы об Александре Ярославиче, проанализировав его политику в контексте его переломной эпохи и разгадывая тайну его трагической смерти, эта книга доказывает: Александр Невский был не только великим полководцем, но и ГЕНИЕМ ВЛАСТИ, а его безошибочный исторический выбор спас Русь от погибели и подарил Русскому народу великое будущее!

Разоблачение лжи, на которой держится современный миропорядок. Радикальный пересмотр истории не только Второй Мировой войны, но и всего XX века. Новый взгляд на величайшую трагедию от начала времен.

Эта сенсационная книга доказывает, что, вопреки официальной версии, написанной победителями, Вторая Мировая на самом деле была Великой Гражданской войной. В этой чудовищной бойне проиграла вся Европа — даже те страны, которые формально считаются одержавшими победу. И эта война не закончена до сих пор…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ирина Анциферова

Родилась в самом конце декабря, по складу своему веселая и понимающая. Учительница литературы и русского языка с большим стажем. Двое сыновей: один старший, другой младший. Ира -одна из четырех основателей Творческой Ассоциации "32-е Августа". Ее песни обладают уникальным свойством: отрывки из них иногда печатают в газетах. "...Есть у Ирины Анциферовой песня-метафора, притча. О кораблике, что "не раз выносил из беды". Призрачная, шутливая, она поразительно точно передает романтизм и одухотворенность экипажа, интеллигентность и тревожную порой кардиограмму товарищества..." [Вечерняя Москва, 13 сентября 1995г. Автор -- Лариса Белая]

Нортумбрия, 817 г , от Рождества Христова.

Бретана вся напряглась, когда влажные пальцы Эдуарда скользнули по ее белокурым волосам, а затем начали ласкать ее манящий затылок. Этого ему показалось мало, и он продвинул руку дальше, к краю тонкого шелкового платья, положив ее на бархатную кожу тела. Бретану невольно передернуло.

— Холодно, дорогая?

— Да нет, ничего, просто сквозняк. Бретана сильно опасалась, что такой ответ настроит ее отчима на желание согреть ее. Она не могла отделаться от прискорбного сознания, что даже малейшее прикосновение Эдуарда наполняет ее чувством отвращения и отчаяния.

Бедняга Йоханнес был в большом горе: отец его лежал при смерти. Они были одни в своей каморке; лампа на столе догорала; дело шло к ночи.

– Ты был мне добрым сыном, Йоханнес! – сказал больной. – Бог не оставит тебя своей милостью!

И он ласково-серьезно взглянул на Йоханнеса, глубоко вздохнул и умер, точно заснул. Йоханнес заплакал. Теперь он остался круглым сиротой: ни отца у него, ни матери, ни сестер, ни братьев! Бедняга Йоханнес! Долго стоял он на коленях перед кроватью и целовал руки умершего, заливаясь горькими слезами, но потом глаза его закрылись, голова склонилась на край постели, и он заснул.

В одной деревне жили два человека; обоих звали Клаусами, но у одного было четыре лошади, а у другого только одна; так вот, чтобы различить их, и стали звать того, у которого было четыре лошади, Большой Клаус, а того, у которого одна, Маленький Клаус. Послушаем-ка теперь, что с ними случилось; ведь это целая история!

Всю неделю, как есть, должен был Маленький Клаус пахать на своей лошадке поле Большого Клауса. Зато тот давал ему своих четырех, но только раз в неделю, по воскресеньям. Ух ты, как звонко щелкал кнутом Маленький Клаус над всей пятеркой, – сегодня ведь все лошадки были будто его собственные. Солнце сияло, колокола звонили к обедне, люди все были такие нарядные и шли с молитвенниками в руках в церковь послушать проповедь священника. Все они видели, что Маленький Клаус пашет на пяти лошадях, и он был очень доволен, пощелкивал кнутом и покрикивал: