Танец Чёрных мантий

"Танец Чёрных мантий" (Czarne Płaszcze Tańczą), одна из частей книги Яцека Пекары "Слуга Божий" (Jacek Piekara, Sługa Boży) о приключениях инквизитора Мордимера Маддердина, которая ранее была на Либрусеке только в оригинале. Уже переведено и вскоре будет выложено продолжение — "В глазах бога" (W oczach boga).

Это первый опыт перевода для Либрусека. И первая команда переводчиков-либрусековцев. А первым всегда нелегко. Но мы старались. И если не всё получилось, не рубите сплеча. Мы будем рады любой конструктивной критике. Давайте вместе сделаем лучше. Мы приносим свои извинения автору, что, возможно, первый блин вышел комом. Но мы верим, что это только первая ласточка и русскоязычные читатели Либрусека пройдут тропами инквизитора Мордимера Маддердина и других героев Пекары от начала и до конца. Мы благодарны евген007 за его ценные советы и поддержку, которую он неизменно нам оказывал.

Команда "Чёрная метка"

Отрывок из произведения:

Из большой плетёной корзины высыпали перед нами на пол отрубленные головы. Я тщательно их пересчитал. Восемь. Именно столько, сколько и должно быть.

— Ну, этих волколаков[2] можем выкинуть из головы, — заметил сидящий рядом со мной Тадеуш Вагнер, и глянул краем глаза, оценил ли я его меткую, изящную шуточку.

Он пнул носком сапога одну из голов, та откатилась и ударилась о другую. Они сплелись свалявшимися, окровавленными бородами.

Рекомендуем почитать

Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог сопротивляющимся Ему.

Святой Павел, Письмо к Коринфянам. [1]

Скамья была узкой и неудобной. Я сидел на ней уже несколько часов, а проходящие мимо слуги и придворные епископа при виде меня издевательски усмехались. Они могли себе это позволить. Покровительство Герсарда, епископа Хез-хезрона было наилучшей гарантией безнаказанности и безопасности. Но я, Мордимер Маддердин, инквизитор Его Преосвященства не привык к такому отношению. Поэтому я сидел мрачный, как грозовая туча. Мне хотелось есть и пить. Мне хотелось спать. Я точно не хотел ожидать здесь аудиенции, я также не желал видеть епископа, ибо ничего хорошего от него мне ждать не приходилось. Вроде бы, у Герсарда вчера был приступ подагры, а когда у него начинались боли, он был способен на всё. Например на то, чтобы лишить меня лицензии, которая и так висела на волоске с тех пор, как я допросил не того человека, которого следовало. В конце концов, это не моя вина, что в мире существуют двойники. Или, хотя бы, люди очень похожие друг на друга. Вот только кузен графа Верфена, к сожалению, не пережил допроса. И у меня сейчас могли возникнуть сложности. Если у меня отберут лицензию, мир вдруг станет очень опасным местом. Так уж сложилось, что у инквизиторов обычно больше врагов, чем друзей. Конечно, меня бы покинул и ангел-хранитель, а жизнь без ангела трудно себе представить. Хотя, между нами говоря, столь же трудно себе представить жизнь под опекой ангела. Но я не только её представляю себе, я за эти годы даже успел привыкнуть к ней.

Другие книги автора Яцек Пекара

Пламя и Крест-это символы Святого Официума, учреждения, несущего в мир огонь единственной и истинной веры. Но это также и два противостоящих друг другу знака – один символизирует персидских магов огня, второй борющихся с ними правоверных христиан. Их борьба является одним из элементов сюжета нового цикла о мире, в котором Христос сошёл с креста. В первом томе вы познакомитесь с судьбой инквизитора Мордимера Маддердина, наблюдаемой глазами, среди прочих, прекрасной Катерины - матери Маддердина и Арнольда Ловефелла - его наставника и учителя, члена Внутреннего Круга Инквизиториума. Всё это будет происходить в обстановке кровавого крестьянского восстания, опустошающего Империю, в богатом доме прекрасной куртизанки, развлекающейся тёмным искусством, в мистическом логове персидского волшебника, в Академии Инквизиториума и в оплоте Святого Официума – таинственном монастыре Амшилас. С точки зрения хронологии, этот том открывает «инквизиторский цикл» Яцека Пекары. Поэтому он станет прекрасным введением в мир, созданный автором. А хорошо знающие Маддердина получат ответ на ряд вопросов. Что заставило его стать Слугой Божьим и Молотом Ведьм, и почему он имеет сверхъестественные способности? Какой тёмный секрет связал мать инквизитора с могущественным епископом Герсардом? Каково происхождение членов Внутреннего Круга Инквизиториума? Как проходит обучение в Академии? Что объединяет персидских последователей культа огня с инквизиторами? Кто такие Близнецы, сопровождающие инквизитора во время некоторых миссий, и какое им доверено задание? Любительский перевод от seregaistorik. Данный перевод выполнен исключительно для ознакомительных целей и не используется для извлечения коммерческой выгоды.

Это он, Инквизитор и Раб Божий. Человек глубокой веры. Это две мини-повести, героем и рассказчиком которых является Мордимер Маддердин, свежеиспечённый выпускник Академии Инквизиториума. «Девушки Мясника» Красивые девушки погибают от рук жестокого серийного убийцы. Разгадать тайны убийств берётся мастер Кнотте. Старому и многоопытному инквизитору помогает искренне его ненавидящий Мордимер Маддердин. «Башни до неба» Два известных архитектора соревнуются в том, кто из них построит самый совершенный собор в мире. Мордимер Маддердин будет призван, чтобы проверить, не использует ли один из них чёрную магию ради победы над соперником. Любительский перевод от seregaistorik. Данный перевод выполнен исключительно для ознакомительных целей и не используется для извлечения коммерческой выгоды.

Меня зовут Мордимер Маддердин и я являюсь инквизитором Его Преосвященства епископа Хез-хезрона. Мягкосердечным, кротким и преисполненным смирения и страха Божьего человеком, который своё призвание нашёл в утешении грешников и в наставлении их на путь, указанный Богом Всемогущим, Ангелами и святой Церковью… — если бы я писал мемуары, именно так бы им начинаться. Но я не пишу мемуаров и не думаю, что когда-нибудь начал бы это делать. Не только принимая во внимание факт, что есть такие места в душе и мыслях человека, куда заглядывать никогда нельзя, но и по причине убогой обыденности моей работы. Я лишь один из многих работников нашей Святой Матери-Церкви. Самые частые события в моей жизни это борьба с клопами и вшами в корчме «Под Быком и Жеребцом», в которой я живу благодаря любезности владельца, ветерана из-под Шенгена. А мы, пережившие эту бойню, имеем обыкновение держаться вместе и помогать друг другу, хоть бы нас и разделяла разница в профессии, происхождении или состоянии.

Сюжет разворачивается в альтернативной реальности раннего возрождения. В истории этой вселенной, в 33 году Христос не умер на кресте, а истребил своих врагов и взял власть над миром. Царство Иисуса в изменённом виде длится до современности героя, возглавляемое фанатичным духовенством и Инквизиториумом – организацией, уничтожающей любые проявления ереси. Но это также и мир фантастический. Здесь ведьмы и колдуны действительно совершают тёмные магические ритуалы, демоны прибывают из других миров, чтобы вмешиваться в жизнь людей.

В Ловцах душ мы наблюдаем нарастание конфликта между Церковью и Инквизиториумом, продолжается также подготовка молодого императора к крестовому походу против неверных. В книге будут раскрыты многие загадки и проблемы, затрагивавшиеся в предыдущих томах цикла. Какое бесценное сокровище охраняют монахи, владеющие тайным монастырём Амшилас? Кем были и почему были присланы в этот мир вампиры? Почему Папа и церковные иерархи хотят заново разжечь широкие религиозные преследования? И кто первый падёт жертвой этих гонений? Читатели узнают также ответ на самый главный из вопросов: почему Иисус Христос исчез вскоре после его триумфа, и что с Ним стало на самом деле?

Конечно, в очередной раз появится Ангел-Хранитель главного героя, на этот раз ещё более безумный, чем обычно. Инквизитор встретится теперь не только с чернокнижниками и демонами, но и с людьми, плетущими заговоры против Инквизиториума и Империи.

Любительский перевод от seregaistorik. Данный перевод выполнен исключительно для ознакомительных целей и не используется для извлечения коммерческой выгоды.

Книга о Мордимере Маддердине, инквизиторе, который не стесняется задавать вопросы и искать, чтобы раскрыть правду о мире вокруг него. Мир, полный интриг и зла. Мир, в котором людям угрожают демоны, колдуны и последователи тёмных культов. Мир, который движим силой ненависти, жадности и похоти. И в этой тёмной Вселенной Мордимер Маддердин несёт факел божественной любви... Это мир, в котором Христос сошёл с креста и жестоко покарал своих обидчиков. Мир, где слова молитвы – «и дай нам силы не простить должникам нашим». Мир, в котором Господь и Его апостолы вырезали половину Иерусалима. ЭТО ОН: Инквизитор и Раб Божий. Человек глубокой веры. Любительский перевод от seregaistorik. Данный перевод выполнен исключительно для ознакомительных целей и не используется для извлечения коммерческой выгоды.

Рассказ «Операция „Орфей“» входит в сборник Пекары «Мой друг Калигула». Автор не раз признавался, что одной из книг, навсегда поразивших его, был роман «Мастер и Маргарита», и в «Орфее» действительно звучат темы, поднятые в «МиМ».

Популярные книги в жанре Фэнтези

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Муравлев Михаил

АШУР-ГРАД

КHИГА ПЕРВАЯ

ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ

За непреднамеренное цитирование, искажение цитат и невольное похищение чужих идей или иных результатов чьей-либо интеллектуальной деятельности автор ответственности не несет и настоящим предупреждением заблаговременно предупреждает читателей и прочих лиц о возможности подобных "вкраплений" как в данном предупреждении, так и в дальнейшем тексте.

Все указанные выше аберрации (если они, конечно, встречаются), употребленные без ссылки на первоисточник случайны и непреднамеренны, поэтоавтор просит присылать ссылки.

Алекс Поволоцкий

Эльдарион Мордорский

Hовое здание Торговой Палаты Минас Итиля снаружи было выполнено в типично орочьем стиле - туфовые блоки и алюминиевый гофролист, но изнутри было весьма комфортабельным, а огромные окна позволяли даже выращивать живые деревья. Выставочный Зал был самым большим помещением, больше даже, чем Биржевой. Как и любой богатый дом в Мордоре, его украшали бонсаи - в основном четыре "обязательных": меллорн лазлугга (свободный вертикальный), изображавший меллорн на равнине, меллорн гхаарга (лесной стиль), изображавший его же в лесу, меллорн гзулга (каскадный), изображавший знаменитый меллорн Станции, и, наконец, белое дерево гиирга (наклонный стиль), бывший точной копией Белого Древа Минас Тирита, только трех футов высотой. В фонтанчиках журчала минеральная вода - Торговая Гильдия могла себе такое позволить. По залу были расставлены стенды с образцами и рекламными проспектами различных мордорских компаний, а также непременные витринки-террариумы. В этом году в моде были рептилии и насекомые из Дальнего Харада, поэтому в доброй четверти террариумов недвижно стояли палочники, почти неотличимые от засохших сучьев, и примерно столько же было лягушек ядовито-красного цвета. В еще нескольких террариумах сидели ящерицы примерно футовой длины, совершенно фантастического вида - все в гребнях и наростах, вертевшие глазами в разные стороны, причем глаза смотрели каждый в свою сторону. Время от времени служители высыпали в террариумы тараканов. Тогда ящерки медленно-медленно подползали к суетящейся еде, и с расстояния в фут стреляли языком с такой скоростью, что почти никто не успевал заметить его - только таракан мгновенно исчезал в рту. Впрочем, и "традиционных" террариумов с мордорской живностью было немало, и даже пара аквариумов-столиков стояла около бара. По залу плыл запах настоящего мордорского кофе - его варили прямо здесь на жаровне с песком и подавали с выпечкой всех стран мира.

Д.Равен

ОХОТHИК

...Дружинник перевернул труп и, поднявшись, молча посмотрел на своего командира - хмурого бородача с нашивкой хундертера на полотняной рубахе, надетой поверх кольчуги, и браслетом гроссмейстера меча на правой руке.

- Видите, что творится, господин хундертер, четвёртый это уже - снова запричитал стоявший рядом с остальными воинами староста - утром он его убил, только коров выгонять стали. Слышим - вопль ужасный на окраине, на той, что на реку выходит, и сразу стих, а за ним - сохрани господи - вой жуткий, что аж кровь в жилах стынет, как вспомнишь. Староста вытер трясущейся рукой вспотевшее лицо и быстро перекрестился. - Упокой, Боже, его душу.

Лледри Равенвольф

Мечи-близнецы

Перевод с английского: А.Вироховский

Пролог

Всегда было много предположений о месте смерти. По правде говоря, оно состоит измногих уровней: из самого нижнего, известного как Бездна, пролятого дома Ллот и ее йоколол;дальше уровень обычных преступников, чьи дрожащие, стонающие души казнятся за убийства или воровство;и наконец уровень радости, уровень тех невинных душ, которые творили добро в Реальном Мире.

Если главное действующее лицо в мире «меча и магии» — женщина, то будь у нее даже раздвоение личности, как у резановской Селии-Алиены, она, в отличие от героя-мужчины, успевает не только поражать врагов искусными выпадами меча, но и вовремя позаботиться об одежде и пропитании. Если же автор романа — женщина, значит, «ужасные опасности и страшные приключения» не заслонят самых обычных, но таких тягостных испытаний, выпадающих на долю любого человека в смутное время. Недаром сказка всегда кончается — после традиционной победы добра над злом и свадьбы героев. Потом наступают будни. Тогда-то и оказывается, что «самое большое испытание... не в том, чтобы убивать душегубов и обманывать хитрецов, а просто жить — обычной жизнью, с ее мелкими трудностями и мелкими пакостями, с ними-то сражаться будет пострашнее, чем с чудовищами».

Сказать, что Владимир Сморода, посадник старорусский, находился не в своей тарелке, значит не сказать ничего. Попробуйте-ка совладать с собой, когда вам предстоит разлука с единственным сыном. Да и Дубрава, жена посадника, успокоения в сердце мужа отнюдь не вносила.

— Све-е-етушка! — выла она. — Стри-и-ижик мой ясный! Да куда-а-а ж вас, родненького, забира-а-ают?! Да как же я без вас жи-и-ить буду!

Вокруг Дубравы металась взволнованная челядь.

Виктор Сарытхев

Поединок

Victor Vivas

Книга Таpа

Поединок

Посвящается той единственной

и неповтоpимой Альмоpен.

Глава 0 или Моя жизнь на планете Земля

- Сеpег, пpиколись, вчеpа пpошел четвеpтый уpовень в SOF'е, поиздевался над этими мужичками. Из шотгана или пистолета 45'го калибpа им pуки на фиг отpывает, только кость тоpчит...

- Как всегда с бессмеpтием? - пеpебил его тиpаду я.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Как говорится, с милым рай в шалаше, в особенности, если это пентхауз престижного дома в престижном районе, а милый – сын влиятельного бизнесмена. Для Пульхерии Дроздовской, дамы далеко не юной, это может быть последний шанс сделать шаг в светлое будущее, но убита молодая женщина и в убийстве обвиняют бывшего мужа Пульхерии, хотя в момент убийства он был с ней. Что делать: лжесвидетельствовать и выйти удачно замуж или сказать правду и потерять все? Неугомонная Пуля выбирает третий путь: найти настоящего убийцу.

Аномальная зона начиналась в нескольких километрах к югу от полузаброшенного поселка Подтесовый, в устье Енисея. Следопыт, назвавшийся Палычем, мятый мужичонка невысокого роста, остановился у сросшейся тремя стволами березы и, тревожно глядя вперед, объявил:

– Все, дальше не пойду.

– Как же так? – заволновался доцент Алексеев. – Мы же договорились.

– Не пойду, и все!

Нерадивый следопыт развернулся и направился восвояси. Алексеев было кинулся за ним следом, но сразу понял, что уговорами ничего не добьется – народишко в этих краях обитал упрямый и своевольный. Обругав в сердцах Палыча, он скинул с плеча рюкзак, покопался в его недрах и извлек на свет странную штуковину – циферблат с двумя стрелками и приделанная к нему металлическая сетка с антенной. За эту штуку он выложил почти два оклада научного сотрудника и гонорар за статью в учебнике по биохимии. Жуликоватый субъект, мастеривший подобные механизмы не внушал доверия, но отправляться в район аномалии без специального оборудования – значит, заведомо обречь себя на неудачу.

Академик Алялин совершил массовое убийство.

А началось все с научного открытия, которое поначалу не представлялось Ивану Петровичу сколько-нибудь значимым. Так бывает, когда светлый ум слишком долго занят одной проблемой. Однажды найдя решение, он не считает, что совершил прорыв в науке. Ведь для того чтобы прорыв состоялся, необходимо найти прикладное применение. И оно нашлось на удивление быстро. К счастью для Алялина, и к несчастью для многих.

Мир моды. Капризный, своенравный… Жестокий. Тот, кто жаждет покорить его, должен быть готов ко всему: зависти, злобе, ненависти. Даже тот, кто преодолеет все и добьется успеха, ни от чего не застрахован. Его имя, его слава, его успешный бизнес могут стать поводом для убийства.