Таможенный досмотр

Таможенный досмотр

Рано утром, как обычно, примерно в четверть девятого, я вышел из своей квартиры на Харью, недалеко от Ратушной площади, чтобы как раз в 9.30 успеть в управление. Я не спеша шел мимо Ратуши, мимо маленьких кафе, мимо огромной гостиницы “Виру”, разглядывая давно уже ставшие привычными детали улиц, мостовых, тротуаров, домов — так, будто я, старый москвич, шел сейчас не по Таллину, а по одному из арбатских переулков. Стоял конец августа, и было солнечно, но, судя по довольно холодному сейчас воздуху, жара уже прошла и не вернется до следующего сезона. Но все равно, если в августе несколько дней подряд стоит солнце, это, по нашим меркам, идеальная погода.

Другие книги автора Анатолий Сергеевич Ромов

Российский авианесущий крейсер продан Ирану на металлолом. В своих трюмах он тайно везет сверхновое оружие ценой в миллиард долларов. Уголовные авторитеты, рейнджеры — наемники, коррумпированные чиновники, словно стая акул кружат вокруг лакомой добычи. Убийства, пиратские нападения, кровь и предательство мрачным шлейфом тянутся за кораблем. И всему этому беспределу противостоит один человек — агент Главного разведывательного управления.

Расследование убийства выводит сотрудников КГБ на след преступной группы, переплавляющей за границу ценные произведения ювелирного искусства. Поединок с опытными и хитрыми преступниками оказывается для чекистов серьезным испытанием.

Пятерых раненых участников глубокого разведрейда, располагающих данными большой важности, необходимо срочно перебросить в тыл, в Приморье. Во время полета наш «Дуглас» обстрелял блуждающий японский ночной истребитель. Самолет благополучно сел на Ляодунском полуострове, в нескольких сотнях метров от «Хокуман-отеля» – место отдыха высшего состава командования японской армии.

В центре повести «В чужих не стрелять» действия военных разведчиков накануне Первой мировой войны.

За какой-то час тайфун накрыл остров плотными, тяжелыми тучами. Вечер наступил раньше обычного, это было заметно сразу. Сумерки сгустились уже к трем часам, а низкое сахалинское небо, казалось, совсем легло на крыши домов. Было что-то гнетущее в надсадном вое ветра, в снегопаде, в размытых контурах человеческих фигур.

И даже когда совсем стемнело, на фоне окон и витрин в свете уцелевших фонарей было видно, как валит снег. Лохматые, взъерошенные снежинки шли сплошной массой. Сугробы набухали, затопляли улицы, подбираясь к подоконникам нижних этажей. То, что мягкой тяжестью валилось сверху, вряд ли можно было назвать снегом — словом, за которым с детства видится что-то праздничное. Шел совсем не тот снег, который так украшает новогодние улицы, ресницы и так красиво ложится на провода, крыши, заборы. Это была уже стихия.

Итак, есть треугольник: банкир — бандит — красавица. При таком раскладе без трупа не обойтись. Однако труп бесследно исчезнувшего банкира-американца найти не удается. Зато вскоре частный сыщик Павел Молчанов обнаруживает труп отечественного бандита по кличке Бурун. С красавицей тоже проблемы: ее все время пытаются похитить. Сплошные загадки. Но есть тот, кто знает ответы, тот невидимка, который дирижирует всеми этими преступлениями…

На I, IV страницах обложки рисунки Геннадия НОВОЖИЛОВА к роману «В ЧУЖИХ НЕ СТРЕЛЯТЬ».

На II странице обложки рисунок Геннадия ФИЛАТОВА к рассказу «СЛОВЕСНЫЙ ПОРТРЕТ».

На III странице обложки рисунок Юрия МАКАРОВА к фантастическому рассказу «УТРО АВТОРА».

Новое произведение известного автора детективов А. Ромова — роман «Алмазы шаха» — изобилует критическими ситуациями для его героев. Этот роман, написанный динамично и увлекательно, читается, что называется, на одном дыхании.

Книга рассчитана на массового читателя.

В сборник входят повести «Бесспорной версии нет», «Условия договора» и роман «Совсем другая тень». В первой из них рассказывается о раскрытии работниками прокуратуры и милиции преступной группы рэкетиров, действующей в Москве. В центре второй скромный заместитель начальника районного УВД, волей случая столкнувшийся с «антикварной мафией», действующей в Грузии. В романе «Совсем другая тень» московские работники прокуратуры вступают в борьбу, завязавшуюся вокруг особо опасного преступления.

Все повести в полном варианте публикуются впервые.

Для массового читателя.

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Тоненькая змейка в черную и желтую полоску отчаянно извивалась в руках Стефана, пытаясь его укусить, однако пасть ее была крепко зажата сильными пальцами мужчины. Стефан – светловолосый молодой человек с восхитительным загаром, орлиным носом и тонкими чертами лица – легко ступал по белому песку острова Ило-Брос. Рептилию он держал как можно дальше от себя – укус коралловой гадюки несет почти мгновенную смерть. Здесь это особенно опасно: до главного острова архипелага езды катером полчаса, но врачей там нет, а ближайшая клиника находится в Нумеа. Даже если вызвать по радио авиатакси, это займет столько времени, что можно успеть десять раз отдать концы.

Первая капля дождя расплылась на плече Малко, когда он вышел на трап новенького ДС-10. Через какую-то долю секунды хлынул настоящий тропический ливень, в несколько мгновений насквозь промочив его рубашку. Когда он спустился по стальным ступенькам, его уже можно было выжимать. Целые потоки низвергались с угрожающе низкого свинцового неба, теплая сероватая пелена окутала все вокруг. Капли воды, коснувшись раскаленного бетона, тотчас превращались в пар, и аэродром походил на огромную сауну. Малко предупреждали, что в июне в Уагадугу,[1]

Три огромные электронные вычислительные машины, издающие слабое гудение, мигали всеми световыми индикаторами. Каждая из них имела тридцать футов в длину и десять в высоту. За стальной стеной тянулись электронные кабели толщиной в несколько футов. ЭВМ работали непрерывно, двадцать четыре часа в сутки. Перед каждой из них у металлической лицевой стороны стоял стол оператора, казавшийся просто крошечным по сравнению с этой махиной. Клавиатура управления каждой из трех ЭВМ была столь же сложна, как и приборная доска воздушного «боинга».

Сеньор Орландо Леаль Гомес захлопнул тяжелую дверцу голубого «линкольна», пересек тротуар и остановился, чтобы полюбоваться своим отражением в витрине «Скотч-клуба». В канун Рождества сеньор был очень доволен своим элегантным туалетом.

По его мнению, ярко-красный смокинг прекрасно гармонировал с полосатыми брюками, но наибольшее удовольствие ему доставляли туфли из черной крокодиловой кожи пополам с синей замшей. Это маленькое чудо обошлось ему в триста боливаров... Канареечно-желтую рубашку с кружевным жабо удачно оттенял торчащий из нагрудного кармана черный платок в белый горошек. Хотя жена не советовала надевать к смокингу часы, он не нашел в себе мужества расстаться с громадным, как будильник, «ролексом», украшавшим его правое запястье.

Раздавшаяся со стороны проспекта Монивонг длинная автоматная очередь разорвала тишину. Велорикша не обратил на это никакого внимания и продолжал лениво катиться под кронами деревьев бульвара Даун Пень. Малко инстинктивно напрягся и приготовился выскочить из коляски. Уже несколько недель, как красные кхмеры взяли дурную привычку обстреливать ракетами Пномпень или засылать в город диверсионные группы, которые, дав наугад несколько автоматных очередей, скрывались затем в топких берегах Меконга.

В тот вечер работы на «Мельнице» было хоть отбавляй. По крайней мере так мне показалось. Но Дорис сказала, что ничего особенного, а ей, конечно, лучше знать. Я хоть и хозяин, но бываю на «Мельнице» довольно редко.

У Чарли в тот вечер был отгул, вот я и решил немного пособить Дорис. Часов в десять появилась леди Джанет. На ней был светло-зеленый брючный костюм. Зеленое здорово сочеталось с ее коротко подстриженными каштановыми волосами. Она села на свое обычное место в конце стойки, я поставил два стакана и открыл бутылку кларета.

Питер О`Доннел (р. 1920) — современный английский писатель, признанный мастер остросюжетного романа. Большим успехом у читателей разных стран пользуется его сериал о приключениях бывшей главы международной организации контрабандистов Модести Блез и ее верного друга Вилли Гарвина. В романе «Серебряная воительница», в которых герои вновь включаются в рискованную игру, выиграть в которой им позволяют неистощимая изобретательность, выдержка и благородство.

В принципе, Мишутка был вполне себе пригожей игрушкой. Но вот кожа — да: кожа серая была. Откуда он взялся такой? Из какого Мосторга?

Впрочем, Мосторг был известен. Ведь нам всем, если как следует покопаться у нас внутри, известно нечто безмерно важное, но неизменно представляющееся полной безделицей остальным. Нет, Ваня, конечно, его и таким любил. (Ваня — это так, на минуточку, мальчик-хозяин.)

Возможно, что даже напротив — плюшевая серая шёрстка, в первую очередь, и обуславливала любовь Вани к Мишутке, то есть, цвет плюша, в плане разжигания детской страсти к объектам собственного воображения, был наиболее выгодным Мишуткиным наследственным признаком. Чувствую, назревает вопрос, и отвечаю немедленно «да»! Да, несмотря на то, что Мишутку, да и не его одного, конечно, всегда с лёгкостью можно было потрогать, а то и переложить из коробки с игрушками на антресоль или и вовсе уложить с собою в постель, — нет… Всё-таки он был лишь одним из многих атрибутов Ваниного внутреннего мира. Хотя и (примерно раз в две-три недели) атрибутом любимым. То есть, прямо скажем, творя Мишуткину душу (с точки зрения любого уважающего себя дяди Коли — воображаемую), Ваня, естественно не размышляя об этом в подобных терминах, занимался созданием объектов (до некоторой степени независимых) в рамках своего дошкольного сознания. То есть был наш Ваня натурально немного-немало локальный Господь. И ведь правда! Душу Мишутки творил он буквально из ничего. В качестве «ничего» в его случае выступал серый плюш, свёрнутый в причудливой форме, напоминающей медвежонка. Для пущего сходства к тому месту, которое более всего напоминало медвежью голову были пришиты круглые маленькие пластмасски, напоминающие, в свою очередь, глазки и носик. На пластмасске, символизирующей носик, имелось два углубления, по всей вероятности, призванных напоминать ноздри.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Не всегда зло приходит в мир в обличии чудовищ, придуманных фантастами. Оно может прийти и в образе хрупкой маленькой женщины, лишь взгляд которой невольно поражает своим холодом. «Сильные люди никогда не стареют», — говорит героине наставница и тюремщица ее души Хильда. И чтобы порвать страшную цепь — от валькирий Валгаллы до голубоглазых валькирий Третьего Рейха, — смотрящим в Черное Зеркало еще долго предстоит оставаться молодыми и хранить силы для борьбы.

Как магнитом притягивая к себе всевозможные беды, несчастья и смерти, герой романа Игорь Бирюков и не догадывается, что является только песчинкой, случайно попавшей в чудовищный вихрь, и совсем не он главное действующее лицо той жуткой мистерии, которую видит в черном зеркале.

На крупнейшем чикагском химическом заводе запускают новое производство. Никто не знает, что будет производить этот гигант, только рабочих предупреждают о предельной внимательности и осторожности…

Если сравнить между собой тексты Священных Писаний, принадлежащие разным временам и разным культурам, можно обнаружить поразительные совпадения: все Священные Писания, несмотря на различия, по существу учат одному и тому же!

Причина у совпадений должна быть. Но какая?

Проанализировав имеющиеся в нашем распоряжении свидетельства очевидцев Откровения, автор книги выделил в них элементы, в той или иной степени присущие каждому откровению, и убедился, что каждое отдельное явление откровения представляет собой что-то вроде «оттиска» абсолютного Знания, запечатлеваемого в человеческом сознании.

Вот и ответ: причина сходства основного содержания Писаний — в их едином источнике.

В океан упал секретный американский спутник, на борту которого находится новейшее оборудование, предназначенное для подавления российской навигационной системы ГЛОНАСС. Руководство ВМС срочно отправляет туда группу боевых пловцов под руководством подполковника Орехова. Миссия группы – поднять со дна океана обломки спутника и доставить их в Россию. На месте катастрофы группа Орехова сталкивается с «морским котиком» Стивом Томпсоном – лучшим пловцом ВМФ США. Удивительно, но Томпсон совершенно не пытается противостоять российским десантникам, более того, он предлагает им помощь…