Так хохотал Шопенгауэр

Русская антинародная былина, она же книга для всех и ни для кого

Отрывок из произведения:

Артур Шопенгауэр — мессия, пророк, Спаситель и т. д.

Вторник, он же Ромуальд Адрианович Пуговкин, он же Александр Александрович Железов, он же Бомж и Ученик — депутат Государственной Думы, председатель РПНД, кандидат в президенты

Алеша Попович

Добрыня Никитич — крутые парни

Илья Муромец

Адик и Нап — очень крутые парни

Дюймовочка — симпатичная девушка без комплексов

Предиктор — усталый мужчина 50 лет, тайный лидер мирового масонства

Другие книги автора Александр Юрьевич Силаев

Александр СИЛАЕВ

АРМИЯ ГУТЭНТАКА

- Оформи его, Миша, - предложил Гутэнтак. - Лады. ...Сначала они шли, поддерживая друг друга хохотом. Под ногами шелестела осенняя желтомуть, в небе болталось нежаркое солнышко. Светило освещало им путь. Гутэнтак был в чернокожанной "куртке героя", Миша - так себе, в чем-то простом и белесоватом: полуплащ до колен, помятый и местами запачканный.

- Смотри, кошка, - говорил Гутэнтак, хохоча и подпрыгивая на месте.

Александр Силаев

666 способов познать Будду

Рекомендации начинающим пассионариям

На фоне нашей исконной тяги к энтропии и полного социально-политического бурелома для российского человека нет более занятной и любопытной задачи, нежели выжить. Наш родимый моральный перекосяк вновь требует этого от каждого, кто молод душой и не собирается оставлять бренный мир на откуп разномастным козлам.

Выживать, разумеется, можно по-разному. Рекомендуется, в частности, заготовка соломы на зиму, подманивание западных инвесторов, отчаянные занятия айкидо. Некоторые советуют в целях выживания прикупить банк или завести себе любимого человека. Другие настолько радикальны, что всерьез советуют наплевать на плачевные последствия и сгоряча возлюбить весь мир.

Александр СИЛАЕВ

БРАТЬЯ ВО ХРИСТЕ

Община Христовых Братьев жила в Курултайском краю три с половиной года. И прекратила свое существование, как это иногда случается, по вине женщины. Возникновение Христовых Братьев видится ясно. Сначала они были заурядными староверами, если мы согласны приписать староверам такое свойство, как заурядность. Но что бы мы не думали о них, именно староверы около трехсот лет назад стали первыми русскими поселенцами Восточного Курултая.

На фоне нашей исконней тяги к энтропии и полного социально-политического бурелома для российского человека нет более занятной и любопытной задачи, нежели выжить. Наш родимый моральный перекосяк вновь требует этого от каждого, кто молод душой и не собирается оставлять бренный мир на откуп разномастным козлам.

Выживать, разумеется, можно по-разному. Рекомендуется, в частности, заготовка соломы на зиму, подманивание западных инвесторов, отчаянные занятия айкидо. Некоторые советуют в целях выживания прикупить банк или завести себе любимого человека. Другие настолько радикальны, что всерьез советуют наплевать на плачевные последствия и сгоряча возлюбить весь мир. Разумеется, мы ничего не имеем против этих традиционных способов, но ради разнообразия хотели бы предложить старинный восточный рецепт: познать Будду. Или стать буддой, что, в принципе, то же самое.

Александр Силаев

НЕДОМУТ

1

Четверо их было, четверо, - много ли, мало? - все, как положено, в черном, по случаю как бы, для торжественности, для понтов, для того, наверное, чтоб нагнать побольше страха на человечка.

Сначала он решил не бояться, выдержал секунд пять. И все оттого, что в книгах было написано по-другому, по меньшей мере, в тех книгах, которые он читал, хранил, перечитывал...

- Налево, козел, - сказал один из них.

В произведениях Александра Силаева от смешного до ужасного — один шаг, в них переплетены ирония и гротеск. Герои ирреальны, неожиданны и этим интересны, их цель — преобразить мир. Каким образом?.. У автора на это свой оригинальный, ни на что не похожий взгляд.

Можно читать как манифест, исповедь на тему, ленту «Живого журнала», архив, дневник, что угодно. Читать можно с любого места — каждый новый кусочек никак не вытекает из предыдущего. Смысл целого, не будучи определен в той или иной его части, скорее всего лежит между ними, полагает автор. Но читатель может положить его по-своему.

Силаев Александр Юрьевич родился в 1978 году в Красноярске, где и живет. Прожил 12 лет журналистом, 5 лет — преподавателем философии, 2 года — преподавателем журналистики, 18 лет — учащимся, какое-то время — писателем. Лауреат премий — «за лучший журналистский дебют 1996 года» от Союза журналистов, литературной премии им. Виктора Астафьева, литературной премии «Дебют». Автор двух книг прозы, изданных в Москве.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Скажу прямо, без ложной гордости: человек я не примечательный. То есть, совершенно неприметный человек, ничем не выдающийся и никак себя не прославивший. Что делать, не всем же быть Хемингуэями.

Но один раз в жизни я всё-таки почувствовал свою значительность. Было это много лет назад, вскоре после того, как мы с женой приехали в Америку. Жили мы в маленькой скромной квартире в небольшом городе в Миннесоте, где я нашёл свою первую работу. В тот вечер, когда я в первый раз почувствовал свою значительность, я, как обычно, смотрел телевизор, а жена делала голубцы на завтра. И тут зазвонил телефон. Я, естественно, взял трубку и сказал "хелло". А может даже я сказал "алё", поскольку никакого англоязычного звонка не ожидал. Но трубка вдруг заговорила по-английски, этаким красивым плюшевым голосом. От неожиданности я не понял первой фразы, а вторая звучала примерно так:

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Сразу вопрос на засыпку: почему при свете дня пугать интереснее и эффективнее, чем в светлое время суток? А вы думаете, что ночью? Массовое заблуждение! Отвечаю. Вам кажется, что во мраке все выглядит зловеще и от того еще более ужаснее. Не-ет. Совсем не так. В темноте все как раз и не так трагично — доброй половины деталей не видно. А детали как раз и играют немаловажную роль в деле доведения жертвы до инфаркта.

Ну, вот представьте: идете вы ночью по городу, ни зги не видать, черно хоть глаз выколи, так как фонари не горят. На черта они вообще ночью нужны, когда добрые люди уже должны спать, а недобрым на улице делать нечего, так как добрые сидят по домам? И вдруг на вас выскакивает нечто! Ух! И что? В лучшем случае шарахнетесь от неожиданности. А вот если вы разглядите это ух в подробностях, вот тогда-то вы и проникнитесь остротой и важностью момента. Плюс можно не слабо щегольнуть талантами в области фантазии, что тоже идет в зачет. Но в данном случае народ решил обойтись минимумом.

«…Некий критик – как ни жаль, они есть на свете – сказал про мой последний роман: «Все старые вудхаусовские персонажи под новыми именами». Надеюсь, его съели медведи, как детей, посмеявшихся над Елисеем; но если он жив, он так не скажет о «Летней грозе». Я, с моим умом, перехитрил его, насовав в роман старых персонажей под старыми именами. Глупо же он себя почувствует!

Перед вами, если можно так выразиться, все те же мои марионетки. Хьюго Кармоди и Ронни Фиша вы встречали в романе «Даровые деньги», Пилбема – в «Билле Завоевателе». Остальные же – лорд Эмсворт, секретарь Бакстер, дворецкий Бидж – участвовали в книгах «Что-нибудь этакое» и «Положитесь на Псмита». Императрица, славная свинья, и та является не в первый раз – дебют ее был в рассказе «Сви-и-и-ни-оу-оу!..», который выйдет в особом томе вместе с другими рассказами о Бландингском замке; но о них я говорить не буду, они слишком хороши.

Дело в том, что с этим замком я расстаться не могу. Он меня околдовал. Я заезжаю в Шропшир, чтобы услышать последние новости. Надеюсь, что читателю это тоже интересно. Часть из них я назвал "Летняя гроза"…»

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

В коротких рассказах молодой автор касается злободневных проблем, бичует бюрократизм, показуху, стяжательство, пьянство, властолюбие, угодничество и другие негативные явления жизни.

Что может произойти, если сделать предупредительный выстрел вверх? Да что угодно!!! Прибежав домой, он, в спешке, распихал по карманам две палочки динамита и одну тротила. Мелькнула мысль — «не мало ли будет?», но больше всё равно не было. Быстренько соорудил нечто, напоминающее электрический детонатор, из старого фонаря. Аккуратно подсоединил провода детонатора к динамиту и побежал обратно. Мысль пульсировала в голове — «Вот я вам сейчас устрою!» Пробегая мимо какого-то больничного здания, Загуляев услышал звук недалёкого выстрела. «Ха, до Нового Года ещё как до Парижа раком, а они уже петарды взрывают. Вот сейчас мои петарды рванут! Мало не покажется!». Неожиданно, что-то щёлкнуло Антона по темечку, и затуманивающееся сознание выдало последнее послание: «А как же моя миссия? Не-ет, врёшь, не возьмёшь!», и пальцы судорожно стиснули кнопку фонаря… Поражает не то, с каким цинизмом был проведен теракт, не то, что само время было выбрано как раз накануне 67-го, юбилейного дня рождения, лидера „Зелёных Антиглобалистов“ Анталия Канаровича Голопагосского, даже не то, что в городе должен был пройти накануне референдум об отношении народа к вымиранию кальмара голожаберного, а то — зачем, по какой причине, и кому, нужно было взрывать районный морг?

Во второй том собрания сочинений входят книги: «Зайчики на стене. Рассказы (юмористические) Книга вторая» (1910), «Рассказы (юмористические). Книга третья» (1911), «Экспедиция в Западную Европу сатириконцев: Южакина, Сандерса, Мифасова и Крысакова», а также «Одесские рассказы» (сборник печатается полностью впервые спустя век после первой публикации).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта яркая и неожиданная книга — не книга вовсе, а театральное представление. Трагикомедия. Действующие лица — врачи, акушерки, медсестры и… пациентки. Место действия — родильный дом и больница. В этих стенах реальность комфортно уживается с эксцентричным фарсом, а смешное зачастую вызывает слезы. Здесь двадцать первый век с его нанотехнологиями еще не гарантирует отсутствие булгаковской «тьмы египетской» и шофер «скорой» неожиданно может оказаться грамотнее анестезиолога…

Что делать взрослому мужчине, если у него фимоз, и как это связано с живописью импрессионистов? Где мы бываем во время клинической смерти, и что такое ЭКО?

О забавном и грустном. О врачах и пациентах. О мужчинах и женщинах. О полной безысходности и о вечности.

Благодаря этой книге вы по-новому посмотрите на привычные вещи: врачей и пациентов, болезни и выздоровление, на проблему отцов и детей, на жизнь и смерть…

Книг о работе в Интернете для начинающих очень много. Немало книг по интернет-технологиям было выпущено и для программистов-профессионалов. Но есть ли книги про Интернет, которые были бы интересны пользователю со средним уровнем подготовки? Таких изданий на русском языке почти нет. Данная книга призвана восполнить этот пробел. В ней собраны сотни неочевидных трюков и хитрых приемов для работы в Интернете, описаны десятки полезнейших программ, даны тысячи важных советов и рекомендаций. Диапазон рассматриваемых в книге вопросов очень широк. Это и оптимизация подключения, и расширение возможности браузеров, и секреты эффективного поиска, и вопросы безопасности Можете не сомневаться: освоив эту книгу, вы будете проводить время в Интернете куда более эффективно и интересно.

Счастливая, безмятежная жизнь сорокапятилетней Алисы Смирновой закончилась в тот роковой день, когда она неожиданно увидела в зеркале прекрасную молодую девушку. Волею влюбленного в нее Повелителя Стихий героиня романа брошена в водоворот необыкновенных, захватывающих приключений.

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.