Сюжет для экзотического фильма

С орбитальной станции, замаскированной под небольшую луну, поступил сигнал. На планете Лана все пришло в движение.

Кенсандра собиралась сесть в гравилет, чтобы лететь в космопорт. Сегодня стартовала космическая экспедиция, в которой участвовала и она.

Сигнал застал ее возле машины, и времени оставалось в обрез, едва хватит, чтобы спрятаться. Она отдала мысленный приказ. Легкий одноместный гравилет мгновенно стал обломком скалы, элегантный комбинезон обратился в шерсть, которая вросла в кожу. Ничем не примечательная обезьяна, нечленораздельно бормоча, полезла на ближайшее дерево.

Другие книги автора Елена Викторовна Силкина

— Я узнал, что тайрианская медицина творит чудеса: из дурнушки — красавицу, из кентавра — гуманоида! А из мужчины — женщину? То есть, я хотел сказать, наоборот, из женщины — мужчину…

В дверях резко остановился молодой человек: лицо пылает нервным румянцем, голос — как до предела натянутая струна, в глазах — готовность немедленно сделать с собой что угодно, услышав отказ.

— Да, делаем. И это, и многое другое. Входите, садитесь.

Хэгши показала на стул в метре от себя, одновременно выключая пульт. Теперь, если этот человек нечаянно и заденет какую-нибудь кнопку, ничего не произойдет, а он будет чувствовать себя на равных.

Что предпринять, если ты случайно подслушала разговор о готовящемся убийстве? Разумеется, предупредить. А уж что из этого выйдет…

Один из основных инстинктов человека — стремление к безопасности. Одно из первейших мечтаний, сознательных или неосознанных — обретение идеального убежища.

Заполучив его, человек бывает счастлив. Нет, не некоторое время, а постоянно и с перспективой, простирающейся в бесконечность. Правда, частично, то есть, относительно всего лишь одного вектора своего существования. Все прочие векторы остаются ожидать своей реализации, но они зачастую практически не важны.

В конце 90-х годов двадцатого века, в одном из районов Москвы возник кошачий бум.

Ажиотаж создавала молодая супружеская пара. Жена обожала кошек, и муж притаскивал их ей отовсюду. Жена возмущалась при виде каждого нового животного, но с восторгом хватала его в охапку, а муж её фотографировал и писал о кошках для газеты. Он был журналистом и фотокорреспондентом. Жена кормила животное, рисовала его и тоже писала о кошках для газеты. Она была журналисткой и художницей.

     Космос, подростки, первая любовь. Без приключений на другой планете тоже не обошлось. Время действия – близкое будущее.

Инопланетянин Ирруор, антропоморф-фелиноид, молодой и прекрасный, полюбил очаровательную земную девушку и похитил её. Этот поступок приводит в ярость юную землянку и мешает ей отнестись без предубеждения к похитителю. Она считает его замаскированным монстром, вроде тех, какие изображаются в фантастических фильмах и космических романах. Совместное преодоление опасностей в космосе и на других планетах постепенно устраняет её недоверие... От автора: закончена первая часть, вторая пока в процессе написания.

Если вы — звёздный пират-контрабандист, и у вас есть любимая бабушка, которая обожает сокровища, то вы будете стараться всеми силами порадовать её самой редкой добычей. Вся сложность в том, что у вас есть ещё и крайне принципиальный друг — космический полицейский…

— Куда прешь, скотина?! Чтоб тебя…

Яростный крик, перекрывший шум метрополитена, внезапно оборвался.

Сапсан слишком устал — и от недавней погони и драки не на жизнь, а на смерть, и вообще… Он очень плохо контролировал себя в данный момент; боевые навыки, давно перешедшие в инстинкты, заставили тело отреагировать помимо воли, и на чужой агрессивный выплеск энергии он автоматически ответил своим.

Девчонка, которой он только что нечаянно наступил на ногу и к тому же крепко заехал подбородком в лоб, умолкла и пошатнулась. И побрела прочь, как сомнамбула, натыкаясь на людей сначала невидящим взглядом, а потом всем телом.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Вторая книга романа почти независима от первой, и написана на стыке жанров: фантастика, приключения, эзотерика-философия-мистика, детектив. Посвящаю ИВАНУ ЕФРЕМОВУ

С точки зрения Донны Ноубл, галактика Андромеды — это что-то очень, очень далеко от дома. Но даже в двух с половиной миллионах световых лет от Земли опасности таятся на каждом шагу… Посещение галереи искусств превращается в космическую гонку с целью раскрытия секретов тайной организации.

И на пустынной планете Каррис, и на межпланетной свалке Хлам, Доктор и Донна обнаруживают, что внешность может быть обманчива, что за каждым поворотом таится враг, и что многовековой мир между людьми и машинами, возможно, подходит к концу… потому что где-то за кулисами Культ Сияющей Темноты готовится ввергнуть галактику в хаос!

Действие происходит: между сериями «Соучастники» и «Украденная Земля».

Донна Ноубл возвращается домой, чтобы поболтать со своей семьей и рассказать им все сплетни о своих путешествиях. А ее дедушка особенно вне себя от радости — он открыл новую звезду и назвал ее в честь себя. Он берет Доктора с собой в качестве своего специального гостя на церемонию наименования.

Но Доктор с подозрением относится к некоторым другим изменениям, которые он видит в небесах Земли. Особенно к той яркой звезде, вон там. Нет, не той — вон той, слева…

Население мира переводят на новый путь, новый способ мышления. Что-то приходит на Землю, древняя сила из Темных времен. Что-то могущественное, злое и всепоглощающее…

Действие происходит: между сериями «Конец путешествия» и «Конец времени».

Цветочное шоу Челси — едва ли самое захватывающее или опасное событие в календаре, или так думает Доктор. Но это Челси 426, колония будущего размером с город, парящая на облаках Сатурна, и цветы — нечто большее, чем они кажутся.

По мере того, как Доктор расследует, он начинает все больше и больше волноваться. Почему владелец магазина мистер Пембертон так странно себя ведет? И каков ужасный секрет профессора Уилберфорса?

Они близки к тому, чтобы найти ответы, когда появляется знакомый враг, и ставки внезапно поднимаются гораздо выше. У сонтаранцев есть свои собственные планы, и они здесь не для того, чтобы составлять букеты…

Дилогия "Реализованная Вероятность" (первая книга - "Пришелица Ниоткуда", вторая - "Молодые Волки возвращаются") повествует о контактах и конфликтах двух полярных миров - мира гуманистов-конфедератов и мира изуверов-имперцев. Оба главных героя, конфедератка Шейла и имперец Аррк Сет, имеют сходное происхождение - непосредственно от космопортовых крыс. Шейла, рождённая "по ту сторону закона", возвращается в лоно Конфедерации, потеряв всех близких людей. Не удовлетворённая только служением Семье Человечеств, она ищет предназначения "на стороне" - в Реализованной Вероятности, в галактической империи зла, созданной неким Автором Бестселлера с неведомой планеты. Аррк Сет, не видя другой реальности, кроме имперской, самоутверждается единственно возможным, по его мнению, путём - путём всегалактической узурпации. Шейла появляется вовремя, чтобы предотвратить галактическую войну, спасти Аррка от гибели и раскрыть перед ним иную реальность - свою. Обогащённый опытом Конфедерации, Аррк возвращается в родной мир, чтобы помочь спасти его от новой - внешней - угрозы. Задача непростая, но ещё куда труднее складываются взаимоотношения героев.

Рассказы. Всё о том же понемногу - о Семье Человечеств, о цивилизациях-опекунах и о подопечных цивилизациях, о трудностях взросления, об исторических ошибках и их исправлении, и т.п. Изредка попадается чистый прикол на тему, вообще-то мне не свойственную (который - вы сами поймёте, почтеннейшая публика, если прочитаете).

Звезды над июльской степью кажутся такими низкими, будто спущены с неба на невидимых ниточках. Земля с усталым вздохом отдает накопившийся за день жар, и звезды покачиваются в потоках теплого воздуха, разбрасывая мерцающие блики по серебристым волнам обреченного ковыля.

Почему обреченного? Семен проснулся, как от толчка, и сразу понял, что еще рано, и что он видел знакомый и любимый сон с непривычным горьковатым привкусом тревоги. Вокруг стартового стола ковыля давно нет, чтобы увидеть завораживающие серебряные волны, надо отъехать километров на двадцать, за сопки, туда никакой выхлоп не достанет. Откуда же чувство обреченности? Что не так?

Эта книга, в литературной истории «Доктор Кто» является своего рода вехой, в том смысле, что это первый опубликованный сборник рассказов. И вместо того, чтобы представить просто сборник, мы постарались сделать его ещё более необычным, объединив рассказы связующим сюжетом (некоторым читателям эта идея знакома по старым кино-ужастикам вроде «Dead of Night»). Это значит, что хотя можно окунуться в Декалог читая рассказы по отдельности, читатели, которые прочтут книгу от начала до конца, получат от этого нечто большее.

Сборник составлен под редакцией Марка Стэммерса и Стивена Джеймса Уокера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мой друг-лингвист ругался в блоге…

“Хрен — это растение. Трахают кулаком по столу. Радуга — красивое явление природы. Отодрать можно обои от стены. Голубой и розовый — это цвета. Конец — у книги, улицы, ленты и т. д. Киска — ласковое именование кошки. Играть на флейте — музицировать на деревянном духовом инструменте семейства дульцевых. Взять в рот можно мундштук тромбона или сигарету. Снимать — книгу с полки, квартиру, фильм. Сколько можно придавать словам в первую очередь пошлый смысл?”

В руках перо и меч, не беззащитен бард…

У Андрея Щукина день рождения. Он – видный учёный. Телефон разрывается от поздравлений, приходит множество писем. Неожиданно, к нему приходит незнакомец – некто Щагин, который представляется настоящим Андреем Щукиным. Он рассказывает о том, как их перепутали в роддоме, как медсестра молчала об этом долгие годы и лишь недавно рассказала правду. Щагин рос с отцом алкоголиком, поддержки особой никогда не имел, жизнь его не сложилась. И он решил прийти к тому, кто занял его место.

«В 1992 году радио Голландии организовало Всеевропейский конкурс радиопьес под девизом: „КОГДА СТЕНА РУХНУЛА“. <…>

Организаторы конкурса обратились к драматургам разных стран бывшего «Варшавского договора», чтобы их глазами увидеть меняющуюся Европу. Среди российских авторов выбор пал на меня.

Так появилась эта пьеса, которая, получив премию на конкурсе, затем многократно повторялась по радио стран Скандинавии, в Германии, в Италии, а затем прозвучала и по-русски в радиотеатре станции «Свобода» <…>

И все-таки, несмотря на успешную ее судьбу, долго раздумывал я: стоит ли печатать эту пьесу сегодня? И не потому, что она мне казалась устаревшей, а как раз – наоборот. Суперзлободневность пьесы могла показаться пересказом нынешних газетных статей и официальных диспутов.

Попытался сделать современную редакцию, но материал сопротивлялся. Поэтому оставил все, как сочинилось пять лет назад.

Поскольку понял, что за эти годы мы стали опытней и смелей, но прибавили ли мудрости – не уверен.