Святослав (Железная заря)

Святослав (Железная заря)

Великий киевский князь Святослав был сыном Игоря Рюриковича и варяжской дочери Ольги. За свою недолгую жизнь Святослав совершил столько деяний, что историк Н.М. Карамзин назвал его "Александром Македонским нашей древней истории". Удачливый полководец, хитрый дипломат, честолюбивый правитель, Святослав снискал у своих врагов ненависть и восхищение, создав впервые в истории могучее Русское государство, с которым вынуждена была считаться вся Европа и даже Второй Рим - Византия.

Отрывок из произведения:

Река Итиль[1], огибая Булгар, несла свои воды далеко на полдень, где, разливаясь вширь, впадала в Хазарское море[2]. За рекою неведомые степи и пустыни, откуда века приводили волны кочевых народов, сметающих богатые города и страны. Великий Рейдготланд, некогда опустошённый гуннами и разбитый на множество мелких осколков, перестал существовать несколько сотен лет назад. Лишь память оставшихся потомков сохранила легенды о «славных временах Трояновых», когда цвело ремесло, а торговые гости доходили до окраин мира: от Рима и до сказочного Чина. Сгинул в лету народ готов, размётанный по земле. Его дети смешались с другими народами, забыв родной язык. Те, кто пережил нашествие и остался на земле предков, стали иными. Берега Византии часто видели паруса разбойников, называвших себя росами. Греческий Эвскинский Понт всё чаще называли Русским. Морские росы не были пахарями, они были воинами. Спускаясь по Хазарскому морю они грабили исмальтян, убивая мужчин и уводя в полон женщин и детей, чтобы потом продать на рынках Херсонеса или Царьграда.

Рекомендуем почитать

Исторический роман известного советского писателя Леонтия Иосифовича Раковского (1896–1979) о выдающемся русском военачальнике, адмирале императорского флота Федоре Ушакове. Об адмирале, не проигравшем ни одного своего сражения и хорошо понимавшем, что все победы одерживаются руками матроса – крестьянина, одетого в морскую робу.

Поэтому роман не только об адмирале Ушакове, но и о тех, кого он водил в морские сражения, – это книга о русском характере. О людях мужественных, сметливых и сердечных, беззаветно любящих Родину и готовых ради неё на любой подвиг!

Книга посвящена главному событию всемирной истории — пришествию Иисуса Христа, возникновению христианства, гонениям на первых учеников Спасителя.

Перенося читателя к началу нашей эры, произведения Т. Гедберга, М. Корелли и Ф. Фаррара показывают Римскую империю и Иудею, в недрах которых зарождалось новое учение, изменившее судьбы мира.

Загадочнейший из русских императоров — Павел I — герой этой книги. Ненавидимый царедворцами, любимец простого народа, он стал первым мучеником на троне Российской Империи.

Эта книга соприкасает читателя с исчезнувшими цивилизациями Древнего мира.

Персия, Иудея, Карфаген, легендарные цари и полководцы Дарий, Зороастр, Гамилькар встают со страниц исторических романов, вошедших в сборник.

Почти две тысячи лет прошло с тех пор, как была разрушена Иудея, древнейшее царство Востока, пал Иерусалим, величайший из городов древнего мира. Этим драматическим событиям, которые отразились на судьбе мировой истории, посвящены романы, вошедшие в сборник.

Эта книга открывает новую серию «Всемирная история в романах».

Первый выпуск посвящен величайшим трагедиям мировой цивилизации — гибели и разрушению великих империй.

Современный читатель впервые получает возможность познакомиться с романами английских писателей Л. Уоллеса и Л. Грена, рассказывающих о последних днях Византийской империи и Израильского царства.

Марк Александрович Алданов (1886–1957) родился в Киеве. В 1919 году эмигрировал во Францию, где работал инженером-химиком. Широкую известность принесли ему изданные в Берлине в 1923–1927 годах исторические романы «Девятое термидора», «Чертов мост», «Заговор», «Святая Елена, маленький остров», в которых отражены события русской и европейской истории конца XVIII — начала XIX веков.

Роман «Девятое термидора» посвящен, собственно, одному событию — свержению диктатуры якобинцев и гибели их лидера Максимилиана Робеспьера в 1801 году. Автор нашел очень изящное объяснение загадки смерти французского диктатора.

Роман «Чертов мост» рассказывает о героическом переходе русской армии через Альпы после вынужденного отступления из Северной Италии. Под руководством гениального полководца Александра Васильевича Суворова русские не только совершили этот беспримерный поход, но и способствовали возникновению нового государства в Европе — Швейцарской федерации.

Время правления Филиппа Августа на рубеже XII–XIII веков стало переломным в истории Франции. Умный и дальновидный политик, он сумел превратить свои разрозненные феодальные владения в крупное государство, одно из сильнейших в средневековой Европе. Его борьбе против внутренних и внешних противников (в первую очередь против коварного английского короля Иоанна Безземельного) посвящен роман Эрнеста Дюплесси. Автору удается сочетать историческую достоверность с увлекательным сюжетом в лучших традициях рыцарского романа, берущих начало от «Айвенго» Вальтера Скотта. Вместе с героями книги читателю предстоит участвовать в боях и осадах, турнирах и поединках, стать свидетелем коварных интриг и истинного благородства.

Другие книги автора Игорь Александрович Генералов

Лето 6480-е. После смерти Святослава Игоревича великим князем в Киеве стал его старший сын Ярополк. Княжеские бояре сводят друг с другом счёты, втягивая в междоусобицу двух князей-братьев Ярополка и Олега. Младший же сын Святослава, Владимир, опасаясь стать жертвой братоубийственной войны, бежит в Швецию, где мужает в суровых походах викингов, чтобы вернуться и отнять великое княжение у Ярополка.

Великий киевский князь Святослав был сыном Игоря Рюриковича и варяжской дочери Ольги. За свою недолгую жизнь Святослав совершил столько деяний, что историк Н.М. Карамзин назвал его "Александром Македонским нашей древней истории". Удачливый полководец, хитрый дипломат, честолюбивый правитель, Святослав снискал у своих врагов ненависть и восхищение, создав впервые в истории могучее Русское государство, с которым вынуждена была считаться вся Европа и даже Второй Рим - Византия.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Майор Хо Вьет Ка сдавал экзамен в советской бронетанковой академии. Он сидел за длинным столом рядом с высоким, плечистым капитаном-переводчиком. По сравнению с ним вьетнамец выглядел подростком — маленький, худощавый.

Требования на экзамене по теории научного коммунизма в академии высокие. С моей, экзаменатора, точки зрения, Хо Вьет Ка достался относительно легкий вопрос: «Семья при социализме». Однако отвечал майор сбивчиво, и, думаю, если бы не сформулированные переводчиком наводящие вопросы, ответ слушателя мог потянуть только на «удовлетворительно».

Даниил Лукич МОРДОВЦЕВ

ВИДЕНИЕ В ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ

================================================================

А н н о т а ц и я р е д а к ц и и: Творчество писателя и

историка Даниила Лукича Мордовцева (1830 - 1905) обширно и

разнообразно. Его многочисленные исторические сочинения, как

художественные, так и документальные, написанные, как правило, с

передовых, прогрессивных позиций, всегда с большим интересом

Николай Яковлевич МОСКВИН

Лето летающих

Повесть

Действие повести происходит в годы зарождения отечественной авиации, и юные герои ее, запускающие пока в небо змея, мечтают о летных подвигах. Повесть овеяна чувством романтики, мечты, стремлением верно служить своей родине.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. Змеевики и голубятники

2. Графин Стаканыч

3. Кресло-жаба

4. "Приходите завтра..."

5. Как голубь

Валентин ПИКУЛЬ

Коринна в России

Мне вспоминается, что поэт Байрон, послушав салонные разговоры Жермены де Сталь, упрекал ее за то, что она мало слов публикует, зато много речей произносит:

- Коринна пишет in octavo, а говорит in folio...

Байрон отчасти был прав: еще в Веймаре, где писательница гостила у Гете и Шиллера, она так замучила их своими рассуждениями, что после ее отъезда они с трудом опомнились:

- Конечно, никто из мужчин не сравнится с нею в красноречии. Но она обрушила такие каскады ораторского искусства, что теперь нам предстоит лечиться долгим молчанием.

Юрий Шимановский

Пальма и полумесяц

Сейчас никто уже не скажет точно, как выглядел Ларри Стивенс. Говорят, это был высокий человек лет тридцати с длинными белокурыми волосами, одевавшийся обычно в поношенную черную куртку. В начале пятидесятых в аэропорту Гринвилла он держал одноместный самолет, раскрашенный желтыми и черными полосами. Hеобщительный от природы, он сторонился людей и большую часть своего свободного времени отдавал воздушным прогулкам. Тихим апрельским вечером самолетик Ларри в последний раз разбежался по взлетной полосе аэропорта и, набирая высоту, скрылся в направлении гор... Вот, собственно, и все что известно об этом человеке. Что случилось потом не расскажет уже никто, хотя история не закончилась.

НИК. ШПАНОВ

КРАЙ ЗЕМЛИ

(Продолжнние)

X О Л Г О Л

1. ПЕСОК

Остров Холгол или Колгуев лежит в Баренцовом море между 68°44' и 69°32' с. ш. и 48°26' и 50°3' в. д. от Гринвича. Протяжение острова 73 км с севера на юг и 57 км с востока на запад.

Большую часть года Колгуев бывает отрезан от материка, так как сообщение с ним возможно лишь в тот период, когда льды не преграждают пути судам. При этом, вследствие особенностей движения льдов в Северном Ледовитом океане, доступ к Колгуеву бывает закрыт значительно больший промежуток времени, нежели доступ к значительно севернее расположенным островам, как например, к Новой Земле. В то время, как к Новой Земле в большинстве случаев можно свободно пройти уже в мае, Колгуев в июне зачастую бывает еще со всех сторон окружен льдом. В этом году даже еще в начале июля суда, шедшие мимо Колгуева к устью Печоры, не могли достичь цели.

НИКОЛАЙ ШПАНОВ

МУЗЫКАНТ

Рассказ

I

Полковник неодобрительно покачал головой:

- Вы попросту устали. Нужно отдохнуть.

Прохор вскинул свою тяжелую голову:

- Прошу дать мне любое задание, и вы увидите, как я устал.

Но полковник невозмутимо повторил:

- Вы устали, и я заставлю вас отдохнуть.

- Не стану я отдыхать, - упрямо повторил Прохор.

- Доложите начальнику штаба: вам приказано отдохнуть. Поезжайте в город, и раньше завтрашнего дня не возвращаться.

Морис Симашко

Искушение Фраги

Нет, он был совсем не такой... Голова - вполоборота, сжатые губы... Да, он был горд, но никогда не держал так голову. Ведь он был очень умен.

А каменная властность в очертании губ... Он знал свою власть над людьми. Но это была не та власть, от которой так презрительно и брезгливо складываются губы.

И непреклонность - полная, не признающая возражений... Разве мог быть таким поэт, который всегда мучается, сомневается? А он был настоящим поэтом. Иначе не пели бы уже двести лет его песни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Легко ли обмануть окружающих? Легко, если ты уже давно и успешно отыгрываешь свою роль, а к тебе не слишком внимательно приглядываются. А человека, который неожиданно стал тебе близким? Задача посложнее, но тоже посильная, когда тебе в помощь актерский талант, воля и цель. А того, кто дороже всех? Практически невозможно. Лицедейством тут не справиться, придется применять магию. Но если ты не знаешь, кого именно должна обвести вокруг пальца? Не потерять бы себя в этой безумной череде масок…

Что мы знаем о своём прошлом? Какую историю преподносят нам сегодня так называемые «учёные»? Какое будущее приготовила нам судьба? Эти вопросы мучают многих разумных людей, ибо они понимают, что без прошлого - нет будущего! Это понимают и наши враги. Вот почему наше прошлое так коверкают и искажают, пытаясь убедить нас в том, что до Христианизации Европы на Руси не было ни своей письменности, ни языка, ни государства, а «свет просвещения» нам принесли греческие монахи Кирилл и Мефодий «сотворившие Славянскую письменность»!

Мы не будем трогать деяния «святых угодников», не будем вдаваться в подробности их «просветительской деятельности» в Славянском Мире, и даже не станем затрагивать период Христианизации Руси. В этой книге Мы копнём немного глубже, в те времена, что сегодня принято считать «доисторическими».

Лето 1905 года. Южный Сахалин. Молодой доктор Георгий Родин вместе с братом, опальным разведчиком Борисом, в партизанском отряде штабс-капитана Гротто-Слепиковского героически сражаются против японских захватчиков.

Однако благосклонная судьба снова дает храбрецам шанс. Военный министр извлекает из-под сукна разработку Бориса – план операции «Три рубина». Вместе со специалистом технической разведки красавицей Марией Очеретиной братьям предстоит отправиться в Европу, чтобы раздобыть артефакты, способные переломить ход Русско-японской войны.

«Шинель», «Нос», «Портрет» и другие «Петербургские повести» Гоголя до сих пор поражают читателя своим разнообразием. Реализм в них тесно переплетается с фантастикой, трагизм – с озорным юмором. Читая и перечитывая их, мы невольно сострадаем жалкому чиновнику Акакию Акакиевичу, с увлечением следим за фантасмагорическими приключениями зажившего собственной жизнью носа, сбежавшего от хозяина, переживаем трагедию художника, обманувшегося в своем «гении чистой красоты», – и снова и снова открываем для себя актуальность Гоголя, как никто умевшего за частным и мелким увидеть вечное и великое.