Свойство материи

Рассказ издавался в России также под названием "Разум вне времени".

Отрывок из произведения:

Туго затянутый ремнями в противоперегрузочном кресле космического опытного модуля, подполковник Джейк Вандергер почувствовал легкое покалывание в сердце — он знал, что вскоре его пронзит раскаленное копье боли и невольно напрягся. Таблетки, с помощью которых ему удавалось скрывать свою болезнь от врачей, наверное, перестали действовать. Прошло всего шесть часов с тех пор, как он принял очередную таблетку. Сидевший рядом капитан Лестер Тил искоса взглянул на него.

Другие книги автора Кейт Лаумер

К. Ломер, в прошлом сам профессиональный дипломат, создал удивительную историю приключений межзвездного «дипломатического аварийщика» Ретифа.

Первый секретарь посольства Маньян, уехав на время, переложил свои обязанности в отделе культурных связей на второго секретаря, Ретифа. Ему и пришлось выяснять, почему инопланетяне, широко известные как Громилы Никодемийского Скопления, «порывая с дурным прошлым и вступая в культурную жизнь Галактики», посылают на обучение на бедную и малоразвитую планетку две тысячи молодых студентов мужского пола.

Ранним утром он сидел верхом на крупном боевом коне, оглядывая поле, тянущееся до затуманенных высот, где ждали враги. Кольчужный шарф и доспехи отягощали его, была при нем и другая тяжесть, внутренняя: чувство чего-то невыполненного, какого-то забытого долга, будто он предал что-то дорогое.

– Туман рассеивается, милорд, – заговорил Трумпингтон откуда-то сбоку. – Будете атаковать?

Он посмотрел на солнце, подумал о зеленых долинах родины; в нем росло чувство, что здесь, на залитых туманом полях его ждет смерть.

— На этот раз, джентльмены, мы имеем дело с полномасштабным бедствием! — торжественно произнес заместитель министра иностранных дел Кранкхэндл. Он решительно отодвинул назад свое мощное кресло (такие специально изготавливаются для больших начальников и ставятся во главе конференц-столов), оборудованное подъемным устройством, записывающим устройством, небольшим баром с освежающими напитками и прочими штуками для полного удобства, и поднялся во весь свой солидный — шестьдесят четыре дюйма — рост, выставив вперед хорошо упитанную грудь и живот. Его значительный взгляд пробежался по рядам напряженных бюрократических физиономий. Дипломаты дышать боялись — ждали деталей относительно бедствия, слухи о котором уже перевернули с ног на голову весь Центральный Сектор Земного Дипломатического Корпуса.

В сборник произведений современного американского писателя-фантаста К. Ломера вошли романы “Гонка планет”, “Берег Динозавров”, “Миры Империума”, “Обратная сторона времени”, а также рассказы “Чума” и “Проверка на прочность”. Затерянные звездные цивилизации, загадочные параллельные миры ожидают читателей этой книги.

Оказавшись в своем номере в «Элсби Коммершл Отель», Тримейн открыл чемодан и достал небольшой набор инструментов. С помощью отвертки разобрал корпус телефона, вставил внутрь крохотный алюминиевый цилиндрик, прикрутил проволочки и поставил корпус на место. Потом по междугородной связи набрал номер в Вашингтоне и подождал полминуты, пока на другом конце не подняли трубку.

— Фред, это Тримейн. Включи жужжалку. — Скремблер заработал, и тонкое жужжание побежало по проводам из Вашингтона в Элсби и обратно. — Ну что, теперь можно разговаривать? Поселился в Элсби. Мальчики Граммонда должны держать меня в курсе дела. Но я не намерен постоянно торчать в этом чертовом отеле, скрючившись над приборами. Собираюсь прошвырнуться туда-сюда.

В соперничестве крупной корпорации и частного старателя Ретиф всегда поддержит второго.

Космический бот приземлился на планету Цун, доставив сюда дипломатическую миссию с Земли. Первым в люке показался второй секретарь посольства Джеймс Ретиф. Он спрыгнул на лазоревого цвета высокий газон и сразу же увидел одного из обитателей этой планеты. Это было существо размером с кролика с длинной ангорской шерстью темно-синего и фиолетового оттенков. Оно показалось из-за большой плиты красного гранита. Зверек уселся на свои странно устроенные задние лапы в нескольких ярдах от пришельцев. Ретиф заметил, что при появлении из люка каждого нового представителя миссии голова зверька как-то мелко подергивается. Когда на землю ступил первый секретарь посольства Маньян, его узкое лицо тут же отразило какие-то опасения. Ретиф взглянул в ту сторону, куда он смотрел, и увидел, как из-за носовой части космического бота показалось второе существо. Оно было такое же мохнатое, как и первое, только шерсть на этот раз была цвета индиго. По форме это был идеальный шар, но настолько заросший шерстью, что не представлялось возможным определить, где у зверька мордочка, а где задняя часть тела. Передвигался он высокими прыжками.

На Артезии стоял теплый осенний поддень. Лафайет O'Лири, бывший гражданин США, а нынче сэр Лафайет O'Лири, посвященный в рыцари принцессой Адоранной, развалясь, сидел в золоченом кресле в просторной библиотеке у завешенного пышными шторами высокого окна, выходившего в дворцовый сад. На нем были пурпурные бриджи, белая шелковая рубашка и туфли из телячьей кожи с золотыми пряжками. На одном пальце сверкало кольцо с огромным изумрудом, на другом красовалась серебряная печатка с изображением топора и дракона. У его локтя стоял хрустальный бокал с прохладительным. Из динамиков, расположенных на обитых гобеленами стенах, доносилась музыка Дебюсси.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Журнал «Полдень, XXI век» — это первое периодическое издание, посвященное отечественной фантастике. Оно тесно связано с именем Бориса Стругацкого, основателя и главного редактора «Полдня…», которое является гарантией качества литературного материала, публикуемого в журнале. В первую очередь журнал интересен тем, что на его страницах вы найдете не только произведения известных российских авторов, но и талантливых молодых писателей, которым сложно пробиться на книжные прилавки. Тем не менее, их произведения, безусловно, заслуживают внимания и, возможно, в будущем они станут не менее знамениты, чем братья Стругацкие, Сергей Лукьяненко или Кир Булычев, в чем им и старается помочь «Полдень, XXI век».

В номер включены фантастические произведения: Анастасия Монастырская «Девять хвостов Небесного Лиса (Ку-Ли)», Михаил Тырин «Производственный рассказ», Мария Познякова «Много знающий», Валерий Гвоздей «Охота на аллигатора», Анна Агнич «Гамбит с вулканом», Александр Сивинских «Rasputin», Юрий Погуляй «У тела снежного кита», Виталий Вавикин «Звонкие ручьи грядущего».

Мир это вдохновение. Звучит красиво, но попробуй, поверь.

Медленная масса упругого теплого воздуха, вязкого, без завихрений. Бегущие фары — красная половинка улицы, белая половинка улицы. Синие сумерки, часы на здании вокзала показывают плюс восемнадцать. Фонари вполнакала. И над всем этим — пурпур августовского заката. А с востока встает синева, присыпанная, как цветочной пыльцой, мерцанием Млечного пути…

Стою на мосту, свесившись через перила, а там внизу крыши вагонов, зеленые, полосатые. И легкий запах печного дыма. Должно быть, в одном из вагонов вовсю работает титан. Вот мягко тронулась, изогнулась, разгоняясь, вечерняя электричка.

Нет, вы не подумайте чего! Я, вообще-то, мужик не пьющий… Ну, не так, чтобы очень… Не сильно, в общем… Но, в тот день я был трезвым… Ну, почти… По-моему…

Короче говоря, какая сейчас жизнь — сами знаете. Кто не знает, пусть на улицу выйдет, или телевизор посмотрит. С работой сейчас — глухо, как в танке. Сижу я целый день, думаю — как дальше жить? И, самое главное, на какие шиши? И жена моя о том же думает. Только она у меня вслух думает. С комментариями разными. А тут ещё подружки её, чтоб их… Одна — особенно. Припрётся, весь чай выпьет и давай языком молоть — вас, говорит, сглазил кто-то. Сходи, говорит, к экстрасенсу. Он, мол, и поможет, и порчу снимет, и деньги в доме будут.

Издательство ACT предлагает вам ОЧЕРЕДНОЙ сборник повестей и рассказов «Фантастика — 2002/3».

Дмитрий Володихин, Владимир Васильев, Леонид Каганов, Александр Громов, Василий Головачев, Дмитрий Скирюк — и многие другие!

Шел двадцать второй час с тех пор, как умолк рев тормозных двигателей. Двадцать второй час инерционного полета — полета в пределах солнечной системы. А впереди было еще четыре тысячи сто семьдесят семь часов до самого главного — до возвращения. Еще четыре тысячи сто семьдесят семь часов нашему кораблю предстояло ползти с молчащими двигателями по параболической траектории. Не было на борту человека, которому этот срок не казался бы непомерным, хотя он был ничтожен по сравнению с тем, что отделяло нас от начала пути. И, не смотря на это, никто не сказал «нет», когда на экраны локаторов дальнего обзора наползло отражение огромной металлической конструкции, которую не могли создать на Земле, когда капитан принял решение. Ни один из нас не сказал «нет», когда проснулись маршевые двигатели и корабль, изменив курс, пошел на сближение. Поймите, что означало это несказанное слово для людей, два десятилетия бредивших возвращением; для нас, обгонявших свет, чье терпение и рассудок теперь, в двух шагах от дома, были отданы на растерзание черепашьей скорости инерционного полета…

О, боги! Откопал в древности роман 2002 года! Покушение на императора, заговоры, Питер, любовь, призраки и мои первые попытки выбраться за предели классических жанров!..

Рассказ вошел в сборник "День оборотня", изд.Удмуртия, Ижевск, 2000 г.

В журнале "Луч" №9-10 за 2007 год повторная публикация.

Вторая, переработанная редакция рассказа «Мишень» (1987).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Однажды просветленный Мастер Сифу путешествовал вместе с учеником Юань Шу. Времена были смутные, и путешественники никогда не знали, каких неожиданностей ждать на пути: то дождь пойдет, то солнце припечет, то разбойники ограбят, то гостеприимные крестьяне накормят до отвала. И вот наступил день, когда у них иссякли все припасы, а пополнить их было негде, ибо забрели они в места безлюдные по причине недавнего военного конфликта. До самого вечера они шли, надеясь дойти до какой-нибудь деревушки, но не дошли и остановились на ночлег у ручья. Ночь стояла холодная, костер развести невозможно: после недели дождей не осталось ни одной сухой коряги. Ужинать им было нечем, так что Мастер Сифу и его ученик Юань Шу завернулись в свои дырявые дорожные плащи и попытались уснуть. Юань Шу никак не спалось.

Худеть — дело нелегкое. Попробуйте-ка посидеть на творожке и сухом рисе, без единого хот-дога или гамбургера! Про пиццу и прочие радости жизни вообще можно не вспоминать! Нет, я так не могу. По мне, если уж есть, скажем, чипсы, то сразу целую упаковку — не бросать же начатое! Да и чипсы должны быть нормальные: солененькие, жирные, а то понаделают всякой дряни вроде прозрачных ломтиков картошки, просушенных в духовке почти без масла и с морской солью — фу, гадость!

Так получилось, что им пришлось расстаться на десять лет. Десять лет – без возможности обнять, поцеловать. Десять лет просыпаться поодиночке. Засыпать поодиночке. Десять лет пить кофе по утрам – не вместе. Не смеяться, не ссориться, не уходить из дома, не мириться, не дарить цветы, не капризничать, не ездить по воскресеньям за город, не бродить под звездами, не прижиматься ухом к большому теплому животу, не шептать восторженно: «Толкается!», не… не… не…

И вот встреча – долгожданная, случайная. Так не пора ли отдать друг другу долги, накопившиеся за десять лет?

В книге известного историка В.М. Логинова собран уникальный материал И.В. Сталине — таким, каким видел вождя его главный телохранитель Н.С. Власик.

Основу книги составляют документы, еще совсем недавно лежавшие под грифом «Секретно». К ним прежде всего нужно отнести «Записки» Власика, занимавшего с 1927 по 1952 г. пост начальника Главного управления кремлевской охраны. Кроме того, своими воспоминаниями о И.В. Сталине и Н.С. Власике делятся сотрудники правительственной охраны Г.А. Эгнаташвили и П.М. Русишвили. Они показывают жизнь Кремля в 1930-1940-е гг. как бы «изнутри», рисуют обстановку, которая сложилась тогда в нашей стране.

В приложении книги публикуются малоизвестные письма Сталина и официальные документы той поры.