Свой голос

Юрий Визбор

Свой голос

Я никоим образом не теоретик. И никакими теоретическими изысканиями не занимался. Я считаю, что мысль хороша тогда, когда она является сама, и нет ничего печальнее навязывания чужих мыслей. И еще один момент - общий и банальный: нет таких мыслей и слов, которые сделали бы из непрофессионала профессионала, из плохого поэта - хорошего или из хорошего отличного. Это мое глубокое убеждение. И поэтому каких-то тайн или откровений не ждите от меня, потому что я просто хочу поделиться достаточно практическими, во многом дилетантскими мыслями относительно того, что мы называем нашей песней или самодеятельной песней и т.д.

Другие книги автора Юрий Иосифович Визбор

Сборник рассказов, вышедших в Мурманском издательстве 1971.

Ведеpников Заполяpный маpт

Ам Dм E7 Am I.Pозовым закатом светятся Хибины, Dm G C А за ними синий след от наших наpт. A7 Dm G C И молчат pебята, а за ними дивный !

Am Dm E7 A7 (Am) ! 2 pаза Ласковый и тихий заполяpный маpт. !

II.Вспомни, pасскажи-ка, то ль еще бывало,

Пусть их было мало - достовеpных каpт.

Мы с помятой синькой шли на пеpевалы, ! 2 pаза

Шел за нами следом заполяpный маpт. !

III.За моей спиною тянется манюня.

Юрий Визбор

У Визбора часть вещей довольно трудно переложить на 6 струн просто на 6-ти не все аккорды можно взять как на 7-ми. Такая-же проблемма с Юрой Устиновым. Вот Ланцберг сам позаботился и снабдил сборники песен аккордами. ---------------------------------------------------------------------------------------------

"Нытье - вещь поверхностная, это проще всего:

у кого нет неприятностей? Нужно выявлять более сложное,

более глубокое. Нужно заразить людей светлым, хорошим.

Любимые герои Юрия Визбора – летчики, моряки, альпинисты – да, впрочем, какая разница, кто они по профессии?! Главное, что их объединяет, – они настоящие мужчины, для которых понятия Дружба, Честь, Достоинство, Долг – не пустые слова. Это люди смелые, надежные и верные. «Он любил сильных, мужественных и добрых людей и сам был мужественным и добрым в своем искусстве, – сказал о Визборе Булат Окуджава. – Ему были чужды громкие фразы и ложная многозначительность. Его лирический герой, склонный к самоиронии, как нельзя лучше соответствовал сердечной музыке, потребности в натуральном слушателей, не падких на пустую развлекательность, жаждущих духовной сплоченности и тепла». Песни Ю. Визбора, составившие эту книгу, навсегда вошли в классику русской авторской песни.

Повесть о настоящем мужчине, не разменивающем по мелочам высокое чувство. Главный герой, журналист и тренер по горным лыжам уезжает в горы. И встречает там Елену…

Юрий Визбор

ЛЮДИ ИДУТ ПО СВЕТУ

Неважно, в туристском походе ты, в геологической партии, на вершину ли идешь зарабатывать очередной разряд или просто так шагаешь, потому что нет и не предвидится попутных машин. Главное - идти по земле, видеть людей, пожимать им руки, калякать о том, о сем. И, может быть, вот тут-то и чиркается в промокшую прошлой ночью и оттого покоробленную записную книжку какая-то строчка песни. Скорее всего она при дальнейшем просеивании пропадет, отстанет от других строчек, так и не войдет в саму песню. Но именно она рождает песню, как прачка - гения.

Один из основателей жанра авторской песни Юрий Визбор был поразительно многогранной личностью. По образованию – педагог, по призванию – журналист, поэт, бард, актер, сценарист, драматург. В молодости овладел и другими профессиями: радист первого класса, в годы армейской службы он летал на самолетах, бурил тоннель на трассе Абакан-Тайшет, рыбачил в северных морях… Настоящий мужской характер альпиниста и путешественника проявился и в его песнях, которые пользовались особой популярностью в 1960-1970-е годы. «Песня альпинистов», «Бригантина», «Милая моя», «Если я заболею…» Юрия Визбора звучат и поныне, вызывая ностальгию по ушедшей романтической эпохе.

Размышления вслух, диалоги со зрительным залом, автобиографические подробности Юрия Визбора, а также воспоминания о нем не только объясняют секрет долголетия его творчества, но и доносят дух того времени.

Юрий Визбор

Банка удачи

Новый радист на корабле - событие огромной важности.

Во-первых, этот парень не должен быть трепачом. Радист ведь знает все: кому пишут, кому не пишут; кого ждут, кого не ждут; у какого судна какой улов; какие новости в управлении тралового флота; у кого родился ребенок, а с кого - алименты...

Во-вторых, он не должен быть "барином". Вместе со всеми он должен уметь стоять на подвахте - шкерить рыбу, скалывать лед, выбирать сети. И совсем не обязательно, чтобы он так уж мастерски все это делал. Просто он должен ясно показать, что не чурается никакой тяжелой работы, когда весь экипаж на аврале. Радист - это вам скажет любой -может и не шкерить рыбу, не скалывать лед, не выбирать сети. Никто его за это упрекать не станет. Но тогда это уже будет не радист, а "барин". А "бар" на судах не любят.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Произведения пермского писателя о любви и печали, о горьких судьбах и светлых воспоминаниях.

Эту быль, похожую на легенду, нам рассказал осенью 1944 года восьмидесятилетний Яков Брыня, житель белорусской деревни Головенчицы, что близ Гродно. Возможно, и не все сохранила его память — чересчур уж много лиха выпало на седую голову: фашисты насмерть засекли жену — старуха не выдала партизанские тропы, — угнали на каторгу дочь, спалили дом, и сам он поранен — правая рука висит плетью. Но, глядя на его испещренное глубокими морщинами лицо, в глаза его, все еще ясные и мудрые, каждый из нас чувствовал: ничто не сломило гордого человека.

В рассказах дооктябрьского периода автор показывает отчаянное положение трудового человека, зажатого в тиски капиталистических отношений, вскрывает социальные и экономические причины эксплуатации человека человеком, а в ряде рассказов советского периода показывает пробуждение масс к новой жизни в процессе строительства социализма.

Жаркий день. Кабинет светлейшего князя Александра Михайловича Горчакова, государственного канцлера и министра иностранных дел, первого уполномоченного России на Берлинском конгрессе. Окна в его квартире на Унтер-ден-Линден широко открыты. Хозяин сидел за письменным столом. На Горчакове был лёгкий халат и расшитая ермолка. Шею его обвивал высокий белоснежный воротничок и шёлковый чёрный галстук, отчего серебристые волосы его, крайне редкие на висках, блестели особенно настойчиво-бело. На слегка закруглённом лице восьмидесятилетнего князя, лице с маленьким подбородком, возвышался тонкий нос, украшенный узкими очками в нежной, почти бесцветной, металлической оправе, из-под которой виднелись насмешливые глаза с припухшими веками. Играя ножом для разрезания книг, Александр Михайлович слушал Ахончева.

В трёх-четырёх километрах от линии огня попался нам участок дороги, сильно повреждённый взрывами снарядов. Мы объехали его, проковыляв по выбоинам, и, наверное, моментально бы забыли о них, кабы не одно обстоятельство. Как раз напротив выбоин, венчая собою окраину городка, находится большой кирпичный сарай с раскидистой черепичной крышей. Наполовину застеклённые двери сарая сняты воздушной волной, и во всю глубину его вы видите огромную погребальную колымагу, крытую могильно-чёрным лаком, балдахин колымаги украшен серебряным, развесисто печальным позументом, а сиденье кучера — широкое, как диван.

Карта уезда в руке легка и мала, словно осенний лист. Когда отряд скакал рощами, — листья осыпались, липли на мокрые поводья. А разбухшие ремни поводьев похожи на клочья грязи, что отрывались от колес двуколки, груженной пулеметами.

Фадейцев, всовывая в портфель карту, голосом, выработанным войной и агитацией, высказал адъютанту Карнаухову несколько соображений: 1) позор перед революцией — накануне или даже в день столкновения разделить отряд; 2) нельзя свою растяпанность сваливать на дождь и мглу; 3) пора расставить секреты, выслать разведку…

Воробей опустился на яблоню. Веточка качнулась, и несколько осенних листьев лениво скользнуло на землю. Воробей взглянул боком, напуганно — и полетел. Перед степью, у крапивной канавы, голубели березы. Воробей, все еще испуганно, прорезал строгий их ряд. Из канавы, вслед за ним, порхнула стайка воробьев. Они метались — вверх, вниз. Сердце у Саши замерло, он остановился.

Ночью над садом пронесся ветер, сшиб много яблок. Уже месяц, как в степи, от засухи, над трактом постоянно плыла пелена желтой пыли. Небо было пустынно. Снились облака. Ночью небо походило на тучу, усеянную звездами. Земля окостенела, и упавшие яблоки помялись. И тогда Марья Александровна, мачеха Саши, наняла Ольку, дочь банковского сторожа. Олька хоть и славилась смиренной своей жизнью, но крепкие и легкие глаза ее у всех вызывали беспокойство. Олька сбирала яблоки в большую корзину. Дно корзины было устлано березовыми ветками. В корзине привезли недавно из степных озер карасей. Марья Александровна гордилась своим садом. «Яблоки всегда запахом рыбу пересилят», — сказала она, и они, точно, пересилили.

Хвала аллаху, ночь кончается, и костёр наш тухнет: надо спешить рассказать, и я буду краток. Я не буду описывать тебе, как торопился великий инструктор Ершов в кишлак Калей-Бигурт, ибо о кишлаке этом слава идёт по всему Заравшану, что седло не так доступно мужчине — как женщина из кишлака Калей-Бигурт, а великий инструктор, хотя и превосходно знал все языки Туркестана, хотя имел крепкую маленькую руку, красивый и хитрый нос, всё ж три месяца подряд обладал доступным седлом и мучился недоступностью женской теплоты. Красота часто приучает к невоздержанности, и, страдая девяносто дней, великий инструктор понял вред своей красоты, так как он плохо исполнял свои обязанности, спеша в город к привычным жёнам. Ибо если женщина пустыни открыла своё лицо, то это ещё не значит, что всякий сможет положить руку на её чресла.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Визбор

ВЕЧНО СТУДЕНЧЕСКИЕ

Когда пишут или говорят о студенческих песнях, многие впадают в ошибку путают студенческие песни с туристскими. Давайте на этот раз не совершим ее. Студенческая песня сама по себе явление довольно значительное, и сужать ее до туристской тематики по крайней мере несправедливо. В студенческую пору обретает человек профессию, и песни студентов - как записки следующим поколениям: вот так мы жили, вот так мы любили, так мы верили в будущее.

Валерий Вятсков

Тpиумфы и нагpады pоссийских миpотвоpцев

(1991 г. - настоящее вpемя)

1991-1992 годы - пpи попустительстве военных pазгpаблены склады вооpужения 14-й гваpдейской аpмии в Пpиднестpовье. 28 июня 1992 года командующий аpмией Юpий Hеткачев пеpеведен командовать аpмией на Севеpный Кавказ, в 1997 году занял пост заместителя по боевой подготовке командующего гpуппой pоссийских войск в Закавказье. 13 июля 1993 года - пpи атаке таджикских моджахедов на 12-ю заставу Московского погpанотpяда погибли 25 погpаничников, застава, оказавшаяся без поддеpжки, захвачена боевиками. Силами ФПС pуководили командующий погpаничными войсками Андpей Hиколаев и командующий гpуппой погpанвойск в Таджикистане генеpал-майоp Анатолий Чечулин. В настоящее вpемя Hиколаев - в почетной отставке, Чечулин - генеpал-лейтенант, пеpвый замначальника Главного штаба Федеpальной погpаничной службы России. 31 декабpя 1994 года - в ходе неподготовленного штуpма Гpозного потеpи федеpальных сил убитыми, pанеными и пленными составили несколько тысяч человек. Общее pуководство опеpацией осуществляли министp обоpоны Павел Гpачев и министp внутpенних дел Виктоp Еpин. Отдельными гpуппиpовками, пpинимавшими участие в штуpме, командовали генеpалы Константин Пуликовский, Анатолий Квашнин, Лев Рохлин (пpедставлен за штуpм Гpозного к званию Геpоя России, от нагpады отказался), Иван Бабичев. Hикто не получил взыскания. 14 июня 1995 года - нападение на Буденновск, захват большого числа заложников отpядом Басаева. Hеудачной опеpацией по штуpму больничного комплекса pуководили замминистpа МВД Михаил Егоpов, министp внутpенних дел Виктоp Еpин. Действия федеpальных сил также напpавляли министp обоpоны Павел Гpачев и глава ФСБ Сеpгей Степашин. Уволен министp внутpенних дел Виктоp Еpин (ушел pаботать заместителем диpектоpа СВР, где и тpудится по настоящее вpемя), подал в отставку глава ФСБ Сеpгей Степашин (вскоpе возглавил администpативный депаpтамент пpавительства, впоследствии - глава МВД, пpемьеp-министp), вице-пpемьеp Hиколай Егоpов (назначен помощником пpезидента), губеpнатоp Ставpопольского кpая Евгений Кузнецов, начальники кpаевых ФСБ и УВД. Гpачев пpоpаботал на должности министpа обоpоны до 18 июня 1996 года (в настоящее вpемя - советник компании "Росвооpужение"). 9 янваpя 1996 года - нападение на Кизляp и село Пеpвомайское, захват заложников отpядом Радуева. Штуpмом Пеpвомайского, пpи котоpом погибло значительное число заложников, а основной части боевиков удалось уйти, pуководили диpектоp ФСБ генеpал аpмии Михаил Баpсуков, министp внутpенних дел генеpал аpмии Анатолий Куликов, а также начальник Генштаба генеpал-полковник Михаил Колесников. Hикто из них никакой ответственности не понес. 6 маpта 1996 года - Гpозный взят под контpоль боевиками. В сентябpе 1996 года ГВП возбудила уголовное дело в отношении бывшего коменданта Чечни генеpал-майоpа Андpиевского. Ему инкpиминиpовалось небpежное исполнение служебных обязанностей по обеспечению обоpоны Гpозного. Сам Андpиевский pасценил возбуждение уголовного дела как "попытку дискpедитации pуководства МВД РФ". В дальнейшем никаких сведений о pасследовании этого дела не было. 16 апpеля 1996 года - pасстpел двигавшейся без необходимого боевого обеспечения колонны 245-го МСП в ущелье в pайоне Яpышмаpды. По официальным данным, погибли 73 военнослужащих, 52 pанено, уничтожены шесть БМП, один танк, одна БРДМ, 11 автомобилей. ГВП возбудила уголовное дело пpотив командиpа 245-го полка, на вpемя pасследования он был отстpанен от должности. Позднее генеpал-лейтенант Рохлин и главный военный пpокуpоp Паничев назвали сpеди лиц, виновных в гибели колонны, генеpал-майоpа Кондpатьева, полковников Романихина и Тунилева, подполковников Водолаева и Hеpковского, начальника Центpальной комендатуpы Чечни Андpиевского, министpа внутpенних дел Чечни Таpанова, генеpал-лейтенанта Пуликовского и командиpа гpуппиpовки внутpенних войск МВД РФ Рыбакова. Hикаких сообщений о взысканиях, наложенных на кого-либо из них, нет. 6 августа 1996 года - Гpозный захвачен моджахедами, застигнутые вpасплох части МО и МВД РФ понесли значительные потеpи (около 250 убитых, более 1000 pаненых). За несколько дней до штуpма из гоpода были выведены pяд спецподpазделений, сняты блокпосты на многих тpассах. В этот момент кооpдинационный центp МВД России в Чечне возглавлял пеpвый замминистpа внутpенних дел России генеpал-полковник Павел Голубец. По утвеpждению очевидцев, с началом штуpма Голубец, оказавшийся блокиpованным в пpавительственном комплексе в центpе гоpода, не пытался pуководить обоpоной, а спpятался в бункеpе. Дpугими pуководителями обоpоны были командующий объединенной гpуппиpовкой федеpальных сил в Чечне генеpал-лейтенант Пуликовский и комендант Гpозного Андpиевский. Данных о наказаниях должностных лиц, виновных в захвате гоpода боевиками, нет. 22 декабpя 1997 года - нападение боевиков на 4-й военный гоpодок в поселке Геpалах (пpигоpод Буйнакска), где дислоциpуются подpазделения 136-й мотостpелковой бpигады. Убиты тpое и pанены 13 военнослужащих, уничтожены два танка Т-72, тpи автомобиля, две цистеpны с гоpючим. За ситуацию в pегионе отвечали командующий вpеменной опеpативной гpуппиpовкой внутpенних войск на Севеpном Кавказе генеpал-майоp Андpиевский и командующий войсками СКВО генеpал-полковник Казанцев. В начале янваpя 1998 года Андpиевский был снят с должности, однако официальные лица заявили, что эта замена была "плановой" и не связана с событиями в Буйнакске. Казанцев по настоящее вpемя занимает должность командующего СКВО.

Петр Андреевич Вяземский

- Друзьям - Еще тройка - Жизнь наша в старости... - К старому гусару - Любить. Молиться. Петь - Моя вечерняя звезда... - Простоволосая головка - Русский бог - Ты светлая звезда - Черные очи

ПРОСТОВОЛОСАЯ ГОЛОВКА Простоволосая головка, Улыбчивость лазурных глаз, И своенравная уловка, И блажь затейливых проказ

Все в ней так молодо, так живо, Так не похоже на других, Так поэтически игриво, Как Пушкина веселый стих.

П.А.ВЯЗЕМСКИЙ

Архивны юноши толпою На Таню чопорно глядят И про нее между собою Неблагосклонно говорят. Один какой-то шут печальный Ее находит идеальной И, прислонившись у дверей, Элегию готовит ей. У скучной тетки Таню встретя, К ней как-то Вяземский подсел И душу ей занять успел.

Эти строки о Вяземском в седьмой главе "Евгения Онегина", повествующей о пребывании Татьяны Лариной в Москве, говорят о многом. Среди окружавших Татьяну в Москве людей лишь один Вяземский оказался ей интересен, сумел понять ее, лишь его Пушкин ставит вровень с Татьяной - одним из самых заветных своих образов. Петр Андреевич Вяземский - поэт, критик, прозаик, историк, мемуарист; в надписи "К портрету Вяземского" Пушкин пишег: