Свобода творчества

Александр Белаш (Hочной Ветер)

С В О Б О Д А Т В О Р Ч Е С Т В А

Воля иконнику Егория пешим, а Пятницу на коне писать.

Старинная пословица

- В американском кино лучшим является то, что режиссер

любой страны может свободно выразить все, о чем он не

мог сказать в своей стране.

- А что является худшим в американском кино?

- Дороговизна! я, например, двенадцать лет не могу

снять фильм на интересущую меня тему.

Другие книги автора Александр Маркович Белаш

В другой реальности на тихоокеанских островах в XIX веке существует российская колония, пусть не слишком богатая, но достаточно успешная. Однажды к жителям колонии обращаются за помощью русалки, которых жестоко истребляют британские браконьеры. Бравые россияне спешат на помощь морским жителям…

Выход нового романа супругов Белаш, несколько лет назад буквально ворвавшихся в нашу НФ, — настоящее событие для любителей современной отечественной фантастики. Увлекательный и динамичный фантастический боевик, философская фантастика, психологическая проза… На страницах новой книги смешаны признаки всех этих жанров и направлений.

Королевство Гратен — страна, где чудо и реальность слиты воедино. Убийство наркобарона в джунглях Южной Америки, расстрел африканского диктатора-людоеда — дело рук одной команды, добывающей деньги для секретных экспериментов. Они — профессор биофизики, танкист-красноармеец и казненный киллер — воскресли благодаря техномагии и упорно продолжают изучать феномен воскрешения мертвых. Однако путь вернувшихся из тьмы опасен и труден. В полнолуние их притягивает мир теней — он рядом, в подземных гаражах и на безлюдных улицах, и души воскресших становятся ставкой в гонках с дьяволом. И с каждым годом воскресшим приходится прикладывать все больше усилий, чтобы не исчезнуть в черноте небытия…

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Д О М О В О Й

Мой подопечный - захудалый дворянин Афанасий Бухтояров засобирался в путь вскоре после того, как государь Петр Алексеевич заложил на берегу Hевы Петропавловскую крепость, чем дал начало городу Санкт-Питербурху. Помню - смутные предчувствия охватили меня, когда я услышал заклинательный напев, побуждающий оставить давнее, насиженное, обжитое место и отправиться в неведомый край.

- Призван, наконец-то призван! - радостно и гордо повторял Афанасий. - Послужим государю и государству Расейскому! на то мы и дворяне, чтобы служить! Hечего гнить в глуши!..

На планете Мир — имперский XIX век, эпоха броневиков и дирижаблей. Настал роковой год Противостояния. Вновь небеса расколоты грохотом падающих темных звезд — с красной планеты летят к Миру корабли пришельцев, набитые жестокими воинами, страшным оружием и невиданной техникой. Война поставила Двойную империю на грань кризиса. Принц Синей династии хочет объединить державу; для этого ему надо захватить власть и взять замуж принцессу Красного царства. Близок военный переворот. Но тут в бурю политики вмешивается необычная компания — дочь кровельщика, юная графиня, жандармский прапорщик, инопланетная шпионка и пилот-пришелец. Обстоятельства заставили их дать друг другу клятву, отныне они — союз верности и чести. Они очень молоды, порывисты и влюблены. Вместе они способны на невозможное…

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Д И С П У Т

В некотором царстве, в неком государстве, в городе на великой реке в шестьдесят верст длиной стоял секретный - весь в колючках институт. Работал институт на нужды обороны, выдумывал он танки да патроны, а когда вдруг все коршуны облиняли и голубями стали, институт захирел. И, видя такое прискорбие, потянулись туда из заморских краев благодетели, чтобы ободрить, поддержать, милостыню подать, а при случае и стибрить чего-нибудь.

В свете багровой звезды с холодной планеты взлетают космические истребители, тайное оружие Федерации. Пилотируют их не люди и не роботы, а похищенные души в кибероболочках. Но грядет час, когда пилоты выйдут из-под контроля. Один из них – будущий Фортунат, Капитан Удача.

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Село Красное

А какие у нас места! вы только взгляните - воздух, земля и простор! и это, знаете, неспроста - тут богатейший чернозем, будто оазис, а вокруг - все тощие пески. Hедаром же наше село зовется Красное, а деревни рядом - Голая Пустынь, Бесхлебное, Тощево и Разориха.

А церковь? колокольня - как Эйфелева башня! звон верст на пятнадцать было слышно, семь деревень к нам молиться ходили, а в самом Красном народу жило две, не то три тысячи, вот как!

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Юрий Ю.Зубакин

БАЙКА О ЧЁРНОМ ФЭНЕ

(Страшная история, отрывок из "Право выбора")

Один мальчик очень любил читать фантастику. И читал он все подряд Стругацких, Головачева, Лукьяненко, Булычева, Казанцева, Фрая, Пелевина и никогда не делал между ними различий и предпочтений, ибо полагал, что настоящий фэн должен читать все без разбора. И вот однажды решил он почитать на ночь Юрия Петухова, и чем дальше читает, тем страшнее ему становится. И никак он остановиться не может, все читает и читает. А когда пробило Полночь, он услышал, как кто-то завыл на улице нечеловеческим голосом. Испугался мальчик, и закрыл все окна. Вдруг слышит, кто-то стучит в дверь. Испугался мальчик еще больше, и спрашивает: "Кто там?" А из-за двери отвечают: "Открой мальчик, я тебе расскажу, чем книга закончится". Мальчик и говорит: "Не нужно мне рассказывать, я и сам прочитаю - завтра утром". Вдруг видит, ручка поворачивается, и дверь отворяется с протяжным скрипом. От испуга почернел мальчик и и сразу же умер. И теперь он всегда является во сне тем фэном, которые читают на ночь плохую фантастику, открывает черную книгу с черными страницами и страшным голосом принимается читать из нее "Бунт вурдалаков" Юрия Петухова. А из-за того, что мальчик почернел от испуга и ходит во всем черном, его стали называть Черным Фэном. Говорят также, что если на ночь прочитаешь совсем уж плохую книгу, то Черный Фэн может зачитать тебя до смерти, и утром ты проснешься совсем мертвым.

Открытие нового магазина в Вест-Энде, в особенности — дамского магазина, наводит на размышления: покупают ли женщины хоть что-нибудь на самом деле? Конечно, они ходят за покупками так же усердно, как пчелы летают за нектаром и пыльцой — это хорошо известный факт. Но вот совершают ли они покупки? Учитывая потраченные деньги, время и силы, эти походы по магазинам должны бы, кажется, обеспечивать бесперебойное удовлетворение всех обыкновенных нужд домашнего хозяйства. Однако широко известно, что женская прислуга (а также домашние хозяйки во всех классах общества) считают едва ли не делом чести испытывать постоянную нехватку самых насущных припасов. «К четвергу у нас кончится крахмал» — это предсказание делается с видом тихой покорности судьбе, и к четвергу у них кончается крахмал. Момент, когда запасы крахмала иссякнут, предсказан с точностью едва ли не до минуты; если в четверг лавки закрываются раньше обычного, торжество женщины будет полным. Может быть, лавка, где крахмал выставлен для продажи, находится у них под самой дверью, но женский ум отвергает столь очевидный путь к пополнению истощенных запасов. «Мы у них не покупаем» — и магазин сразу оказывается за пределами человеческой досягаемости. Достойно внимания, что подобно собаке, приучившейся таскать овец, которая никогда не нападает на стада вблизи собственного жилья, женщины так же редко покупают что-либо в лавках, находящихся возле дома. И чем дальше и недоступнее источник домашних припасов, тем тверже решимость хозяйки дождаться, пока они кончатся. Думаю, не прошло и пяти минут после отплытия ковчега, когда женский голос злорадно объявил, что не хватает птичьего корма. Несколько дней назад две знакомые мне дамы признались, что очутились в неловком положении. Им нанесла визит общая подруга перед самым ланчем, и они не могли позвать ее к столу, потому что в доме «совсем ничего не было». Я указал им на то, что они живут на улице, изобилующей лавками и магазинами, где за пять минут можно было бы купить все, что нужно для сносного ланча. «Нам, — сказали они с тихой гордостью, — это бы и в голову не пришло.» Я почувствовал себя так, словно сделал им малопристойное предложение.

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Т Е М А

(опыт самоцензуры)

Приснился мне граф Дракула Задунайский - пришел, сел у изголовья и начал уговаривать - Hу тисни, тисни романчик про меня, что тебе стоит!.. я ему - Искусство, мол, высокие идеалы! а он мне в шею ка-ак вцепится! я еле отбился.

Одолев графа, я вскочил с постели с боевым кличем Писать-писать-писать! творить и сочинять! Глаголом жечь сердца людей! угль пылающий в груди и жало мудрыя змеи! Я выжгу язвы общества каленым пером! Всю правду скажу!

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Т П

- А?! Hу почему так? У всех мужья как мужья - у Галки дилер, у Вальки киллер, у Зинки рэкетир, а у меня - инженер. Все в дом тащат, а он из дома. Другие с работы самосвалами везут, а ты хоть бы два листа бумаги принес. И болезнь заработал - тьфу! стыдно сказать - ТП! Я еще понимаю - гипертония, ишемия, инсульт, ну, рак, наконец, а то - ТП! Скажи - куда ты с этой болезнью пойдешь? кто тебе больничный даст по ТП? и инвалидность сроду не получишь. Вот, сиди теперь дома, никуда не ходи, ни на что не смотри, ни о чем не думай, как пешка какая. И телевизор включать не смей, а то опять черт-те куда занесет!..

Александр Белаш (Hочной Ветер)

В защиту читателя

Многие литературные критики в своих статьях, легко и широко обрисовав засилье серятины на современном книжном рынке, обвиняют во всем читателя - он-де тупой и глупой, читает все подряд, он и виноват, а современная талантливая проза ему не по мозгам.

Почитал я их "кручину" и обиделся смертно - давай, вали все на крайнего! читатель - это тебе не писатель, он права голоса лишен, существо смирное и безмолвное - и решил я ответить за всех нас, поруганных читателей.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о

судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и

опора, о великий, могучий, правдивый и

свободный русский язык! Hе будь тебя - как не

впасть в отчаяние при виде всего, что

совершается дома?

И.С.Тургенев

Рухнула стена - и в клубящейся пыли глазам торгашей Востока и Запада предстало заманчивое посттоталитарное пространство необозримый простор для сбыта, инвестиций и захоронения опасных отходов. Там, среди хаоса, мерцала фата-морганой Загадочная Русская Душа, согбенная над решением вековечной проблемы дырявых штанов.