Свиданья на краю эпохи

Крамаренко Виктор

Свиданья на краю эпохи

Книга стихов

БЕЛАЯ РУСЬ

Михаилу Казакову

Русь бела - и косы белые. А туманы - рушники. Зори, словно вишни спелые, Синеглазы родники.

Зеркала - озера чистые, Рощи, хлебные поля, Травы сладостно-душистые Это Родина моя.

Я взращен твоими весями, Добротой души твоей. Я живу твоими песнями, Широтой твоих полей.

По-над братскими могилами Занимается заря. Ты живи, земля родимая, Белоруссия моя.

Другие книги автора Виктор Викторович Крамаренко

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

Музыкально-литературный сборник для детей

33.

1. В алфавите много букв, В книге много строк. Нужно каждый знак и звук Помнить назубок. Перепутаешь чуть-чуть И пойдет молва, Что другая в книге суть И ни те слова.

2. Вместо Бочки будет Дочка По волнам лететь. Вместо Печки будет Речка Угольком пыхтеть. Не в маШину, а в маЛину Сядут ездоки. Не Дружиной, а Пружиной Станут казаки.

3. И нелепы будут книжки, Горькими до слез. И девчонки, и мальчишки Зададут вопрос: - Сколько букв и сколько знаков? Ну-ка повтори? В алфавите их, однако, Ровно - тридцать три.

Крамаренко Виктор

Моя улица

Книга стихов

Андрей Платонов

У Платонова "тихая" проза, Не кричащая, не зовущая. Словно нежная в поле береза, На ветру о земле поющая, Что заложено было с рождения И в эпохе лихой не утрачено, Каждой строчкой несет пробуждение, "Сеять души людей" предназначено. Не философ, а думал по-новому, Не заискивал с властью, как водится. Красота не спасет. По Платонову, Мир спасет только мать - богородица.

Крамаренко Виктор

БЕЛАЯ РУСЬ

Музыка Григория Квача

Русь бела - и косы белые.

А туманы - рушники.

И березки всюду нежные,

Синеглазы родники.

Припев:

В небе вновь любимая

Занимается заря.

Ты живи, земля родимая

Белоруссия моя.

Я взращен твоими весями,

Добротой души твоей.

Я живу твоими песнями,

Широтой твоих полей.

Припев.

Зеркала-озера чистые,

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

ВСТРЕЧИ С АНГЕЛОМ

сборник рассказов

БЕЛОЧКА

Никто не знает, когда появилась Белочка в этих краях. Сколько себя помнит, она жила здесь в старой сторожевой будке, оставленной когда-то людьми. Зимой замерзала, а летом погибала от жары, но считала свой дом уютным и хорошим. И никто не покушался на её жилище, не проникал с обманом, не просил укрыться от дождя и жестокости большого города.

Белочка была замкнутой, тихой и незаметной. Целыми днями, склонившись над мусорными кучами, выковыривая еду, бутылки и металлолом, она молча бродила по свалке по давно укоренившемуся в её жизни маршруту. Одежда и обувь, да и весь её вид мало чем отличался от грустного пейзажа свозимых сюда отходов. Даже белый бант, торчащий из неизменно перекошенного на бок берета, похож на прикорнувшую чайку, которых развелось тут превеликое множество. Взгляд Белочки постоянно устремлен вниз, за редким исключением она поднимала глаза, и то, когда удавалось звездной ночью попасть на самую высокую гору. Полчище крыс в эти ночи уходило в ближайший лес, и она могла спокойно лечь на спину и свободно разглядывать небо.

Виктор Крамаренко

Круговорот

(поэма)

Один закон движенья во Вселенной Путь по спирали, Жизнь вокруг светил. Притягивает осью неизменно Всех нас, Кто смертный грех себе простил. Кто мы Земле? Кто Солнце мирозданью? Кто - Сириус? Кто - темень и кто - свет? Простые существа? Всевышнего созданья? Нам не дано на то найти ответ...

КРУГ СОМНЕНИЙ

Когда-нибудь уйду и я, Быть может, тихим, незаметным. А утром новая заря Зажжет костер огнем рассветным. Проснутся люди и вдохнут Прозрачно-чистую прохладу, Продолжат свой житейский путь, День получая, как награду. Уйду и я когда-нибудь... Не попрощавшись, безвозвратно. В последний раз сожмется грудь И не поднимется обратно. Я, не признав своей вины, Уйду в бессрочные страданья И будут ли кому нужны Мои последние желанья?!.

Виктор Крамаренко

Любовь

(венок сонетов)

1 Мир вздрогнет от пожарищ и крови И захлебнется ею в наказанье За то, что сжег величие любви И не признал законы Мирозданья.

И мгла покроет раненую плоть, Застынут изваяньями руины, И слезы проливающий Господь Покроет рощи, горы и долины.

Уйдет туда, где мир еще живой, Где ждут его любви и воскрешенья, Где небо еще дышит синевой И на земле нет жертвоприношенья.

Уйдет туда, где за любовь в ответе И травы, и туманы на рассвете.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Д. Джекобс

Три головы в колодце

Задолго до восшествия на престол короля Артура восточной частью Англии правил король Колч.

У него была жена, но она умерла и оставила ему дочь - пятнадцатилетнюю Изабеллу, которая была необыкновенно хороша собой. Вскоре Колч узнал, что недалеко от его дворца живет очень богатая вдова, у которой тоже есть единственная дочь. Он решил жениться на богачке-вдове, несмотря на то, что она была стара, безобразна и с большим горбом на спине.

Братья Гримм

Заячья невеста

Жила-была женщина со своей дочкой, и был у нее прекрасный огород, и росла на том огороде капуста. Но повадился туда ходить зайчик и к зиме поел всю капусту. Вот и говорит мать дочке:

- Ступай на огород и прогони зайчика.

И говорит девушка зайчику:

- Прочь, прочь, зайчик, а то ты этак всю капусту поешь!

А зайчик ей и говорит:

- Девушка, иди сюда, садись ко мне на мой заячий хвостик и поедем вместе со мной в заячью избушку.

Синкен Хопп

Мыльные пузыри

Пузырики - смешной народ,

он в мыльных пузырях живет.

Нужна пузырикам всегда

простая мыльная вода.

Отец пузырика и дед,

и брат, и дочка, и сосед

все шалуны, и им не лень

из трубок выдувать весь день

большие чудо-пузыри.

Они смеются - посмотри,

подуют в трубки и тогда

умчится в небеса беда.

Не каждый день случалось так:

Юрий Яковлевич Яковлев

ПЕРЕМЕНА ПОГОДЫ

ПЕРВЫЕ ОТКРЫТИЯ

- Пойдем в лес. На лыжах.

- Погода не лыжная. Посмотри, как метет.

- Ну и пусть метет.

- Наверное, и лыжни не видно.

- Мы проложим новую. Я пойду впереди. Одевайся.

- Может быть, отложим на завтра?

- Я пойду доставать лыжи, а ты одевайся.

- Ладно.

Сын настоял на своем. Он пошел за лыжами, а отец нехотя стал натягивать ботинки. Они были жесткими, холодными и никак не налезали на толстые шерстяные носки. Потом он долго шнуровал их, словно специально тянул время: не хотел выходить на мороз.

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Семен-полосатый

Придите спросите: кто за собак? И сразу поднимется лес рук. А за кошек всего две-три руки. Может, пять. Кто любит кошек? Девчонки да старики-пенсионеры. Кроме тех, которые вообще никого не любят. Что может кошка? Ловить мышей. Только мыши перевелись, не заводятся в наших домах. Лежебоки они, эти кошки. Бродяги чердачные. Разорительницы птичьих гнезд. Что бы еще вспомнить о них? Царапины на руках и мерзкий запах на лестнице...

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Вечеринка

И решено было устроить в школе учительскую вечеринку.

Условились, в каком классе расставить столы, какой класс освободить для танцев, если, конечно, найдутся желающие танцевать. Объявились добровольцы печь пироги, делать салаты, варить картошку. Кто-то вызвался принести из дома самовар. А учитель химии - кто бы мог подумать! оказался гитаристом и клятвенно обещал прийти с гитарой. Словом, все шло на лад, если бы не маленькая загвоздка: некоторых смущало само слово "вечеринка". Говорили, что это слово мещанское, что отдает оно кабаком. Спору не было бы конца, если бы не вмешался сам Прокоп.

Полли Камерон,

американская писательница,

художница, скульптор.

История с тигром, а вернее, со счастливым концом

Перевод В.Левина.

Это история про Котёнка, вернее, про КОТЁНКА-КОТОРЫЙ-ДУМАЛ-ЧТО-ОН-ТИГР.

Его братья и сёстры (а их у него было четверо), его знакомый мальчик и знакомая девочка (а их звали Хэнк и Каролина) жили все вместе в доме с большими окнами,

а он

жил отдельно - во дворе, за домом.

Тосико Кандзава

Рассказ о том, как бабушка была колодцем

С утра стоял густой туман.

За окном ничего не видно: ни грецкого ореха, ни рощи на той стороне реки.

- Что ни говори, а сегодня пойти некуда. И лето кончается! Дети, а как насчет того, чтобы подготовиться к занятиям? - говорит мама, вытирая стол.

- Уже всё сделали, - отвечают все поспешно.

- Скажите-ка, а что с бабушкой? - Мана задала вопрос, который мучал её с утра. - Всё еще отдыхает? Не случилось ли с ней чего?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Борисович Крамер

Черно...(быль)

Я сразу должен предупредить, что никаких документов, подтверждающих написанное, у меня нет. Я надеюсь только на то, что найдутся те, кто, в случае необходимости, смогут и захотят подтвердить написанное мною. Итак...

1.

Время действия апрель-июль 1988 года. Место действия жилая (окрестности села Ораное) и рабочая (30-ти километровая) зоны ВЧ 34003 КВО.

Но сначала повестка. Вечером, после работы, она обнаружилась в почтовом ящике. Предписано: явиться на следующий день к 9.00 в комнату N... Являюсь. Дальше все происходит в темпе Чаплиновских фильмов. Убыть немедленно. (Вы не забыли: год 88!) Медкомиссия - тут же, в подвале.Челюсти есть?.. Нет?.. Годен!.. Падучей страдаете?.. Нет?.. Годен!..

Даниил Федорович КРАМИНОВ

ДОРОГА ЧЕРЕЗ НОЧЬ

Повесть

В основу повести "Дорога через ночь" положены действительные

события, разыгравшиеся в последние два года второй мировой войны в

Арденнах, где сходятся границы Бельгии, Франции, Люксембурга,

Германии и Голландии. С помощью бельгийских патриотов советские люди,

бежавшие из германских концлагерей, создали партизанскую группу,

которая выросла в бригаду и приняла активное участие в вооруженной

Андрей Кранин

Дочки-матери

Пролог...

Колючий мартовский ветер пронизывал до самого нутра. Уже не было сил стоять перед этой проклятой могилой. Церемония ещё не закончилась, но толпа уже начинала редеть. Желающих почтить память покойного было на удивление мало, если учесть, что тело, из которого в настоящий момент вылетала душа, принадлежало не увешенному сединами старцу, а совсем ещё молодому человеку юноше немногим старше 20 лет. В этом возрасте человек ещё не растерял старых друзей и не рассорился с новыми, и желающих проводить усопшего в последний путь всегда наберется предостаточно. Смерть...! Каждая из троих поежилась....И такая смерть... Заслуженная смерть. Если только смерть можно заслужить...

Владислав Крапивин

Стихи и песни

- Африка

Где-то есть на свете Африка, Желтые пески и солнышко, Желтые цветы качаются В зарослях густой травы. В этой очень желтой Африке Ходят и качают гривами Вовсе даже не сердитые Желтые большие львы.

Им узнать, наверно, хочется, Что за синим морем водится, И какие там встречаются В дальних странах чудеса. Узенькими перешейками, Горными крутыми тропами Очень разными дорогами Львы приходят к нам в леса.