Свет полной луны

Другие книги автора Катерина Ракитина

Cтихи придуманных миров, песни придуманных стран.

Антон работал в школе. Учителем рисования и черчения. Венец карьеры.

Еще он был классным руководителем 4 «А», но даже от четвероклашек своих требовал, чтобы они звали его не по имени-отчеству, а вот так, демократично: «Антон». Был вечер декабря, последний урок. Забыв про надоедливую программу, Антон предложил детишкам рисовать, что вздумается, на что достанет фантазии. Конечно, могло случиться и непредвиденное. Вон, когда темой был «Мой четвероногий друг», вредный Васька Колтышев с задней парты нарисовал диван. Это теперь так только говорится — «с парты», сто лет в классах столы. Еще с его, Антонова, не такого уж далекого детства.

Сказка про то, как белый домашний котенок обиделся на бабушку и внука и ушел от них в пираты.

Катерина Ракитина

Детям

***

В доме сегодня уборка,

частит капель из-под крана.

Мячик высунул робко

голову из-под дивана.

Веник вспомнил деревья:

громко шуршит по паркету.

В эмалированом тазике

мою планету.

Отдохните, всякие звери,

не отвлекайте ребенка.

В доме важное дело:

в доме уборка.

Очень грустная история рыцаря-поросенка...

Сами знаете кому

Хокку, танка, катрены и другие формы стихов на русском и белорусском.

1.11.97 — 26.10.01

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Илья Рейдерман – один из последних с корабля великой русской поэзии, дливших традиции золотого и серебряного века. Себя он называет поэтом-нелауреатом: несуетную жизнь в «провинции у моря» и сосредоточенную работу мысли и души он предпочёл мельканию в литературных кругах столицы. И полагает, что иначе он не смог бы написать многих своих стихотворений. В возможном выигрыше – будущий читатель, но сам «окунувшийся в неизвестность» автор – в некотором проигрыше. Его ранним произведениям сочувственно внимали Павел Антокольский, Анна Ахматова, Анастасия Цветаева, Андрей Сергеев, теперь же издатели в поисках автора предисловия к книге избранного, подготовленной к 80-летию поэта, решили дать целых три небольших отзыва – Писателя, Литературоведа, Философа. Завершает книгу большое «интервью с самим собой», в котором интересующиеся найдут сведения о творческой позиции и пути поэта. Прежде с терпящего крушение корабля бросали в море бутылку. Теперь в этой роли выступает Книга. Автор этой книги, филолог и журналист, философ и музыкальный критик, ещё в юности вместо того, чтобы увлечься чем-то авангардным, понял, что его дело – длить традицию. В его книге – множество стихотворений под эпиграфами, особенно из любимого им Мандельштама. Эпиграф – тема, а стихотворение – вариация.

«Союзпечаль» – это книга о поколении, никогда не жившем в Советском Союзе, но чувствующем его как огромное небо за плечами, как звучащую миллионами звезд вселенную, оставленную в прошлом. Это тоска о великой империи, не преодолевшей порог двадцать первого века, выбросившей на берег истории своих задыхающихся, растерянных детей.

Неведомое близко, но верим ли мы в то… В сборнике собраны не стихи, а скорее мысли в рифму… мысли о том, что скрыто в глубинах нашего подсознания, но проявляется порой в снах или видениях, что часто ускользает от нас в повседневной реальности, какие тайны хранит в себе наша память и как многогранен наш внутренний мир. То, что ускользает от взора И порой невозможно понять… Может, сон, может, тень разговора, Может, явь перевернута вспять.

Я родился двадцать пять лет назад в маленьком городке Бабаево, что в Вологодской области, как говорится, в рабочей семье: отец и мать работали токарями на заводе. Дальше всё как обычно: пошёл в обыкновенную школу, учился неровно, любимыми предметами были литература, русский язык, история – а также физкультура и автодело; точные науки до сих пор остаются для меня тёмным лесом. Всегда любил читать, - впрочем, в этом я не переменился со школьных лет. Когда мне было одиннадцать, написал своё первое стихотворение; толчком к творчеству была обыкновенная лень: нам задали сочинение о природе или, на выбор, восемь стихотворных строк на ту же тему. Конечно же, я подсчитал и нашёл, что восемь строк – это меньше, чем две страницы прозой, а, следовательно, быстрее – уж очень хотелось идти гулять. Прошло немного времени, стихи стали почти необходимым средством самовыражения. В 1996 и 2000 годах мне удалось выпустить два сборничка своих стихов, ничтожными тиражами; печатался в местных газетах.

По окончании школы в 1997 году поступил в Литературный институт на дневное отделение. Но, как это часто бывает с людьми, не доросшими до ситуации и окружения, в которых им выпало очутиться, в то время я больше валял дурака, нежели учился. В результате армия встретила меня с распростёртыми объятиями. После армии я вернулся в свой город, некоторое время работал на лесозаготовках: там платили хоть что-то, и выбирать особенно не приходилось. В 2000 году я снова поступил в Литературный институт, уже на заочное отделение, семинар Галины Ивановны Седых – где и пребываю до сего дня. В Москве публиковался в таких известных и не очень изданиях, как журнал «Литературная учёба», альманахе «Братина», поэтическом сборнике «Возрождение».

Стихотворения, представленные в этой дипломной работе все, за единственным исключением, написаны в период моего обучения на заочном отделении в 2000-2005 г.г.

Сергей Королев. Автобиография. По окончании школы в 1997 году поступил в Литературный институт на дневное отделение. Но, как это часто бывает с людьми, не доросшими до ситуации и окружения, в которых им выпало очутиться, в то время я больше валял дурака, нежели учился. В результате армия встретила меня с распростёртыми объятиями. После армии я вернулся в свой город, некоторое время работал на лесозаготовках: там платили хоть что-то, и выбирать особенно не приходилось. В 2000 году я снова поступил в Литературный институт, уже на заочное отделение, семинар Галины Ивановны Седых - где и пребываю до сего дня. В Москве публиковался в таких известных и не очень изданиях, как журнал "Литературная учёба", альманахе "Братина", поэтическом сборнике "Возрождение".

Я родился двадцать пять лет назад в маленьком городке Бабаево, что в Вологодской области, как говорится, в рабочей семье: отец и мать работали токарями на заводе. Дальше всё как обычно: пошёл в обыкновенную школу, учился неровно, любимыми предметами были литература, русский язык, история - а также физкультура и автодело; точные науки до сих пор остаются для меня тёмным лесом. Всегда любил читать, - впрочем, в этом я не переменился со школьных лет. Когда мне было одиннадцать, написал своё первое стихотворение; толчком к творчеству была обыкновенная лень: нам задали сочинение о природе или, на выбор, восемь стихотворных строк на ту же тему. Конечно же, я подсчитал и нашёл, что восемь строк - это меньше, чем две страницы прозой, а, следовательно, быстрее - уж очень хотелось идти гулять. Прошло немного времени, стихи стали почти необходимым средством самовыражения. В 1996 и 2000 годах мне удалось выпустить два сборничка своих стихов, ничтожными тиражами; печатался в местных газетах.

Раньше мы воскуряли благовония в священных рощах, мирно пасли бизонов, прыгали через костры и коллективно купались голыми в зеркальных водоемах, а потом пришли цивилизаторы, крестоносцы… белые… Знакомая песенка, да? Я далек от идеализации язычества и гневного демонизма, плохо отношусь к жертвоприношениям, сниманию скальпов и отрубанию голов, но столь напористое продвижение рациональной цивилизации, которая может похвастаться чем угодно, но не глубиной мышления и бескорыстностью веры, постоянно ставит вопрос: «С кем вы, художники слова?»

Итак, я приступаю к созданию второго тома поэзатворений. Шутка в деле… Самому не верится: по моим ритмическим текстам уже написано более ста песен. Более ста!… И все они мне дороги, как дети, а объективную оценку можете выставить лишь вы, дорогие читатели-слушатели.

В прологе поэтических сборников или в «пердисловии», как писал Довлатов, принято в свободной форме излагать концепцию книги, обстоятельства при которых складывались строки. Например, первый том «Скит поэзы» появился исключительно благодаря затворничеству в одинокой избе на Белом море (авторский сайт: http://kostjunin.ru; раздел «Произведения»). У второго тома судьба складывается не столь романтично…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

История о приключениях детишек в приснившемся городе. Охотно читают и 10-летки, и убеленные сединами старшеклассники.

Это сказка, в которой соединились три сна и заброшенная давным-давно история. Существует мир, где все, как у нас, только его жители умеют колдовать. А за теми, кто не умеет, охотится местная инквизиция, потому что отсутствие магии считается опасной заразной болезнью. В этот мир и попадает Настя. У нее, на первый взгляд, нет дара. Но ей везет, главная ведьма страны берет ее под свое покровительство

Огромное спасибо Наташе Медянской за песни, под которые эта история писалась.

Продолжение пока не планируется.

Ровно пять лет назад в московских газетах появился скорбный некролог о смерти Героя России Германа Алексеевича Угрюмова (1948–2001). Он скончался скоропостижно на территории Чеченской Республики при выполнении воинского долга. Буквально накануне в Кремле президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении Г.А. Угрюмову звания адмирала. Заместитель директора Федеральной службы безопасности, начальник Департамента по защите конституционного строя и борьбы с терроризмом, он, если можно так выразиться, родился контрразведчиком. Его боялись и ненавидели те, кого принято называть террористами, — причём как в России, так и за её пределами. Он пользовался огромным уважением у специальных служб всего мира. На одном из совещаний, когда объявили: «Угрюмов Герман Алексеевич…», Путин остановил: «Известен. То есть лично известен». Писатель, фронтовик Семён Шуртаков в рецензии на эту книгу заметил: «Как бы хорошо и справедливо было, если бы замечательный человек Герой России Герман Угрюмов был лично известен… всем гражданам России!»

Тяжелую душевную травму пережила Лесли. Незадолго до свадьбы с Симоном она страстно влюбляется в его брата, и тот отвечает ей взаимностью. Казалось бы, чего проще: разорви помолвку и будь счастлива с тем, кого любишь. Но как быть, если замужество это вынужденное и за ним — шантаж? Отказать Симону — значит отправить в тюрьму отца, проигравшего многие тысячи казенных денег. Смириться со своей участью — значит навек обречь себя на унижение и тоску. Но какой бы сложной ни оказалась нравственная коллизия, можно ли изменять любви?..