Свеча на ветру

Сергей Калабухин

С В Е Ч А H А В Е Т Р У

- Прекрасно,мальчик! Ты становишься настоящим мастером. Вот только...Старик отошел от картины ученика, сел в кресло у пульсирующего жаром камина. - Я же много раз говорил тебе: пиши только то, что ты сам видел, хорошо знаешь. Гибкий безусый юноша осторожно поставил на стол подсвечник, порывисто опустился на одно колено перед стариком. - Hо, учитель, твои рассказы о далекой стране, где нет богатых и бедных, где все люди свободны и счастливы, где нет войн, голода и болезней, живут во мне.Я вижу цветущие города, смеющиеся лица детей и женщин, плывущих в солнечном небе на летающих кораблях! - Мальчик, без фантазии нет гения. Тебе всего пятнадцать лет, ты еще очень юн, но я ясно вижу твое будущее. Тебя ждет великая слава. - Старик подбросил полено в пылающий камин. - Пиши пейзажи, натюрморты, стражников у ворот, нищих пилигримов, торговцев, портреты. Помни, мы живем в страшном мире. Я бы давно сгорел на костре, если б не жадность и тщеславие епископа. Каждый месяц я дарю ему одно из своих полотен. Hо если люди узнают, о чем я тебе рассказываю, если увидят эту твою картину, даже епископ не спасет нас от костра. - Эй, колдун, отворяй! - Забарабанили в дверь. Ученик мягко скользнул к окну. - Сандрелли, придворный живописец! - Открой. - Старик встал, сорвал с подрамника картину ученика и бросил в камин. Огонь мгновенно слизал с холста счастливые улыбки и смех летящих меж облаков людей. Громыхая сырыми ботфортами, в мастерскую вошел закутанный в короткий черный плащ высокий полный человек. - Ты еще жив, старый колдун? - Прорычал вместо приветствия Сандрелли. Сняв широкополую шляпу с поникшими от дождя перьями, он бросил ее ученику, задевая длинной шпагой за подрамники, прошел к камину и сел в кресло хозяина. - Вы промокли, сеньор, - склонился перед гостем старик. - Эй, мальчик, вина! - Hекогда мне пить твою кислятину, - раздраженно подергал кошачьими усами Сандрелли. - Ты сделал то, что мне надо? - Да, сеньор, с божьей помощью ваш слуга сделал проект нового дворца для герцога. Ученик развернул на столе эскизы дворца. Маленькие темные глазки гостя зажглись, пухлые щеки затряслись. Hе сдержав возглас изумления и восторга, Сандрелли вскочил с кресла и склонился над столом. Старик придвинул поближе свечи, чтобы ни одна линия не осталась незамеченной и не оцененной заказчиком. - Ты не колдун, старик, ты - сам дьявол! - Сандрелли бросил на стол туго набитый монетами мешочек, спрятал эскизы на груди и выбежал под дождь, забыв укрыть свои свисающие до плеч кудри шляпой. Старик стряхнул с кресла натекшую с плаща гостя воду и сел у огня. Ученик запер дверь и опустился на пол у ног старика. - Учитель, я не понимаю, почему ты меняешь свои прекрасные картины на бездарную мазню? - Спросил юноша, разбивая кочергой в мерцающую пыль остатки сгоревшего холста. - Запомни, мальчик, важно не имя художника, стоящее на картине, а сама картина. Пусть епископ берет мои полотна и подписывает своим именем. Меня это не волнует. Зато его уродливые творения не омрачат ничей взор, не подадут дурной пример. Пусть образцом будут мои картины и проекты, а не мазня епископа или Сандрелли. Слышишь? К нам опять стучит гость, открой. Ученик ввел невысокого изможденного мужчину со свернутым холстом в руках. С обвисших полей размокшей шляпы на потемневшую от влаги куртку струилась вода . - Проходи сюда, к огню, обсушись, - предложил старик. - Кто ты? Хочешь обменять свою картину на одну из моих? Ученик подтолкнул робкого гостя. Оставляя мокрые следы, тот подошел к камину, положил рулон холста на стол и протянул к огню покрасневшие руки. - Да, - хрипло каркнул гость. - Я не могу продать свою картину. Мне нечего есть, негде жить. Вчера я продал кисти и краски, чтобы заплатить за кусок хлеба и ночлег. Старик то отступал назад, то подходил вплотную к холсту, чуть ли не обнюхивая его. Hаконец положил руку на плечо гостя. - Как твое имя? - Джузеппе. - Я не возьму твою картину, Джузеппе. - Бог отступился от меня, дьяволу я тоже не нужен. Что же мне теперь делать? Старик взял гостя под руку и ввел в соседнюю комнату. Ученик зажег свечи. Блики огня заплясали на развешенных по стенам картинах. - Смотри, Джузеппе, - сказал старик. Оставив гостя одного, они вернулись в мастерскую. Старик сел в свое кресло. Отблески огня в камине окрасили алым цветом его изрезанное морщинами лицо, озарили седину длинных густых волос и мохнатых бровей. Ученик молча встал перед дымящимся паром холстом. - Мальчик, принеси мне глоток вина. Сегодняшний день надо отметить. - Чем же он хорош, учитель? С утра льет дождь.К тому же ты сам не раз говорил мне, что вино губит художника. - Ты прав, ничего не надо. Готовься в дорогу, малыш, как только прекратятся дожди, ты отправишься в Рим. Полуночным лунатиком в мастерскую вошел Джузеппе. - Мальчик, дай нашему гостю кисти и краски. Теперь он знает, чего не хватает его картине. - Мгновенье поколебавшись, Джузеппе решительно подошел к своему просохшему холсту и твердой рукой нанес несколько мазков. Мальчик одобрительно кивнул и развернул картину так, чтобы учитель заново оценил работу гостя. - Иди к герцогу, скажи ему, что старый колдун отказался купить твою картину. Мальчик, возьми мешок Сандрелли, отсыпь Джузеппе половину.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Пречесный Павел

ЗАГОВОР ТЕHЕЙ

5

байки с-под подпpостpанства

- Есик, битте... Hу надо же что-то делать!

- Заткнись!

- Есик, ну пpидумай чего-нибудь. Тут же не дpанг нах остен, союзников у тебя нет.

- Тоже мне союзничек нашёлся. Лавpентий! Тьфу ты, опять забыл... Слушай, ты, плюгавый! Заткнись, или базаpь с этим коpотышкой толстым. Вы меня с этим гpеком напаpу совсем достали. Лучше сидите тихо, а не то...

ВАСИЛЬ РАЙКОВ

ВСТРЕЧА ВО ВРЕМЕНИ

Перевод Л. Хлыновой

- Ларс, помоги! Не могу выбраться отсюда.

Стоян Мавриков рубил лиану в руку толщиной.

- Сейчас! Не в силах упустить такой захватывающий кадр: инженер Мавриков в борьбе с девственной природой Восточной Бирмы!

Раздался треск кинокамеры, и немного погодя из зарослей появился плотный, коротко подстриженный мужчина. Остановившись на достаточном от тесака инженера расстоянии, он с улыбкой наблюдал за его схваткой с лианами.

Андрей Романов

ПЛАНЕТА ОБЕТОВАННАЯ

ГЛАВА 1

Какой сегодня выдался багровый закат. Словно кровью из перерезанной вены перепачканы небеса. Ржавые облака, похожие на куски окровавленной ваты, набухшие от выпитой влаги, лениво тянутся вдаль, растворяясь в приближающихся сумерках. Утомленное солнце медленно опускается за горизонт, роняя последние капли лучей на покатые крыши домов, торчащие шпили башен, и наполняя душу черной меланхолией.

Игорь Росоховатский

Сигом и Диктатор

1. СТАРИК

Он сидел в глухой аллее парка и читал газету. Рядом на скамейке стояла раскрытая хозяйственная сумка, из которой выглядывал замороженный цыпленок. Воздух был почти неподвижен, в нем парили пушинки...

В аллее появился высокий молодой человек с крупными, слишком правильными чертами лица, такие обычно не запоминаются. Увидев старика, он подошел и сел на скамейку. Заглянул в газету. Старик обрадовался возможному собеседнику, поспешно сказал:

Эдуард Русаков

ОТРАЖЕНИЕ ЗОТОВА

Жирный боров подловил меня в суровую минуту: после контрольного рецензирования рукопись мне вернули, из плана выкинули и остался я на бобах. Никаких ближайших перспектив, в кармане пусто, дети кушать просят, жена хмурится. Ну, жену с детьми я отправил на месяц в деревню, к теще кормится парным молочком. А сам скучаю, томлюсь. И тут является мой сосед, удачливый романист Зотов, и говорит, басисто похохатывая:

Клиффорд САЙМАК

НА ЗЕМЛЮ ЗА ВДОХНОВЕНИЕМ

Филберт заблудился. К тому же он был напуган. Это обстоятельство настораживало само по себе, потому что Филберт был роботом, а роботам эмоции неведомы.

Некоторое время Филберт обдумывал создавшееся положение, пытаясь разобраться в своих чувствах. Однако логики в них он так и не усмотрел.

Вокруг простиралась мертвая пустыня - все, что осталось от Старой Земли. Высоко над головой в иссиня-черном небе тускло светило кирпичное Солнце - атмосфера почти исчезла, и звезды сверкали нестерпимо ярким блеском. Хилая растительность, тщетно цепляющаяся за жизнь в мире, где жизни почти не было, казалось, сжималась от страха перед чувством врожденной бесплодности своих усилий.

Савченко Владимир

Тени Чернобыля в повести "Черные звезды" (1960)

Тени Три-майл Айленда и Чернобыля в "Черных звездах"

Приоритетные данные повести; первые публикации:

- М., журн. "Знание - сила", N12 1957, тир. 90 тыс.экз (отрывок)

- Киев, журн. "Знання та праця" (укр.), NN 3-12 1958, тир. 45 тыс.экз.> Переводы на 5 языков. Суммарный тираж ок. полумиллиона экз.

- М., Детгиз РСФСР, альманах "Мир приключений", 1959, тир. 90 тыс.экз.

Марина Саввиных

ГЛИНЯНЫЙ ПЯТИГРАННИК

(этюды о женской непоследовательности)

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАРИСА

1.

ПРИАМ. Спустившись в книгохранилище, я обнаружил там Кассандру. Она сидела на полу, заваленном свитками и табличками, и что-то читала, до того углубившись в свое занятие, что мой приход долго оставался ею не замеченным.

Семейный архив. Точно! Она-таки добралась до него. Не могу сказать, что ее любопытство, в общем-то похвальное, меня утешило и порадовало. Догадываюсь, что она ищет. Если в жизни на что-то и можно положиться, то только не на благоразумие слуг ... И ведь ерунда большей частью... Бред! А дети растут в атмосфере тщательно скрываемых тайн. Бедняжка Кассандра! Что она там найдет, кроме долговых расписок, счетов да унылых произведений юридического крючкотворства?

Оставить отзыв