Свеча

Александр Каменецкий

СВЕЧА

Людочкино утро началось с неприятностей. Во-первых, противно ныл правый бок, и это был придаток. Во-вторых, скисло молоко из пакета, которое Людочка купила вчера вечером; очень интересно, когда оно успело скиснуть, если на дворе минус десять. Эти две неприятности означали, что сегодня работа не заладится, стало быть, следует ожидать неприятностей новых. Людочка достала из холодильника свечку "вагилака", погрела ее дыханием и с большой неохотой заправила куда следует, затем полежала минут десять, пытаясь собрать остатки дремоты, однако подумав о скисшем молоке и о том, что останется без завтрака (с утра Людочка привыкла есть мюсли с горячим молоком), горестно вздохнула и принялась звонить по телефону.

Популярные книги в жанре Современная проза

Инга Абеле — прозаик, поэт, драматург. Родилась в 1972 году в Риге. Окончила Латвийскую академию культуры (отделение драматургии). На латышском языке вышли книги: сборник рассказов «Akas maja» («Дом колодца»), сборник стихов «Nakts pragmatike» («Ночной прагматик»), роман «Uguns nemodina» («Огонь не пробуждает»), сборник пьес «Lugas» («Пьесы»). Три пьесы — «Tumsie briezi» («Темные олени»), «Dzelzzale» («Железная трава»), «Jasmins» («Жасмин») поставлены в Латвии и в нескольких европейских странах.

Некий ничем особо не примечательный гражданин — Елисей Никанорович Нистратов, в силу сложившихся обстоятельств, оказывается втянут в странную историю. Сначала он, совершенно случайно, попадает в салон к старику-магу, апробирующему на нем гипноз, затем по указанию его получает в руки сумку с хранящимися в ней крыльями и загадочным кирпичом сознания. Встречается с таинственным молодым человеком по имени Эль Хай и его собакой-оборотнем Бергом и вообще попадает в весьма удивительные переделки…

…А тем временем в небе над Москвой пропадают самолеты, останкинская башня превращается в источающую непотребности аорту, люди пьющие водку оборачиваются самыми натуральными свиньями, а звезды эстрады несут со сцены черт знает что…

Все эти безобразия расследует майор Вифлеем Агнесович Загробулько, тайно влюбленный в практикантку Веру Лисичкину, но только что освободившийся уголовник Богдан Мамедов тоже уже в Москве. И у него есть цель!..

Небо над Москвой бороздят ангелы, миллионы крыс атакуют автовокзалы столицы и во всей этой неразберихе явно прослеживаются троица главных действующих лиц. Что они хотят показать этому обществу, зачем они изменяют реальность? И при всем этом троица настолько фантастична, что понять, откуда они взялись, сможет лишь тот, кто дочитает роман до конца…

За всей иронией, фантастичностью и комизмом описываемых в романе событий, читатель обязательно увидит драматическую ноту, обличающую пороки и глупость нашего нынешнего времени. Его фальшивые ценности и знаки будут нещадно уничтожены невероятными героями, но восторжествует ли добро над злом и глупостью и куда их приведет дорога, которой они идут?..

Начав читать данное произведение, неподготовленный читатель даже не подозревает в какие дебри уведет его эта книга…

Немолодой учитель страстно влюбляется в юную художницу, приехавшую в небольшой английский городок, чтобы написать портрет бывшего директора школы. Но у влюбленного учителя есть властная и не желающая с ним расставаться жена и двое детей. А для юной художницы вовсе не любовь, а ее искусство стоит на первом жизненном плане. Как всегда в новом романе Мердок соединяются драматизм, юмор и предчувствие надвигающей беды, вскрываются опасные глубины человеческих страстей.

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Недавно Садыка-киши хоронили, теперь — эта женщина. Выходит, бузбулакцы могут запросто умирать в Баку? Странно… А впрочем, что же тут странного? Человек- это человек, он смертен, смерть может застать его где угодно. Наверное, если поискать, и в Берлине отыщутся могилы бузбулакцев. Про старые времена и говорить нечего: Мекка, Багдад, Кербела… В те времена бузбулакцы нередко совершали паломничество в святые места, и вполне возможно, что кто-нибудь из них, заболев в странствии чем-нибудь вроде холеры, и скончался там, на чужбине.

Книга в 1973 году отмечена I премией на литературном конкурсе, посвященном 30-летию Польской рабочей партии (1942–1972). В ней рассказывается, как в сложных условиях оккупации польские патриоты организовывали подпольные группы, позже объединившиеся в Польскую рабочую партию, как эти люди отважно боролись с фашистами и погибали во имя лучшего будущего своей родины.

Датой "второго рождения" города Череповца называют 1948 год — начало строительства здесь крупнейшего металлургического завода. И, конечно, справедливо. Расстраивает только, что при этом иногда принижают его прошлое. Думается, современность не нуждается в возвеличивании за счет попрания памяти предков — деяния наших современников говорят сами за себя.

"В августе 1955 года взвилось красное знамя над первой череповецкой домной, и из "печки" хлынул огненный поток чугуна. В феврале 1956 года стала давать продукцию мощная коксовая батарея. В мае 1958-го пошла мартеновская сталь. В феврале 1959 года был прокатан слиток. Это ли не подвиг — всего за сорок два месяца привести в действие полный металлургический цикл!" — писала одна из газет.

Моня явно нервничал. Он никак не мог предположить, что безобидная поездка за хлебом окажется вооруженным ограблением заправочной станции. Даже в кошмарном сне, он не мог представить, что у его новых друзей с собой окажется волына. И что они реально нацелены на конкретные насильственные действия.

— Босоножку скинь, мало ли вдруг у этого клоуна там под кассой базука заныкана. Хороший австрал — мёртвый австрал, только ты по беспределу не шмаляй, так, если он вдруг мудрить начнёт, — Серёня по-отечески поучал Грека.

Оставить отзыв