Суна-2000

Константин Бекетов

Суна-2000

Водный поход по маршруту: ст.Брусничная - оз.Суккозеро - р.Суккозерка р.Торосозерка - оз.Гимольское - р.Вотто - г.Воттоваара (417м, радиальный выход) - р.Суна - пос.Гирвас - вдп.Кивач (радиальный выход) - ст.Кондопога.

Протяженность маршрута, включая пешие радиальные выходы, около 270 км. Маршрут был пройден на байдарке Таймень-2 за 5 ходовых дней + 1 вынужденная дневка. Ниже приводится техническое описание в дневниковой форме. От большинства опубликованных ранее описаний Суны предлагаемый текст отличается дополнительной информацией о р.Вотто и горе Воттоваара, а также описанием возможного пути обноса сухого русла Суны ниже плотины в Гирвасе. В конце приведено расписание автобусов из Кондопоги по всем направлениям на лето 2000 года.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Не так давно гостями нашей «Кают-компании» стали датские путешественники Нина Расмуссен и Ялте Тин. Их имена еще мало известны советским любителям путешествий. Надо сказать, что Нина и Ялте всегда выполняют три условия во время своих поездок. Первое — путешествовать непременно всей семьей, второе — передвигаться на мотоциклах и третье — ездить на дальние расстояния и надолго. Связано это с тем, что семья датчан после каждой поездки выпускает книгу с подробным рассказом о пережитых приключениях.

— путь яхт «Надежда» и «Командор Беринг» 1988 г.

— путь пакетботов «Святой Петр» и «Святой Павел» в 1741—1742 гг.

После четырнадцати месяцев плавания к берегам Америки «Святой Петр» возвратился в Авачинскую бухту. Но это было уже другое судно... Буквально за 500 миль от Камчатки пакетбот «Святой Петр» потерпел крушение у берегов острова Беринга, и из его обломков оставшиеся в живых моряки построили небольшое парусное судно — гукор, дав ему прежнее имя пакетбота. Капитана-командора Витуса Беринга не оказалось среди прибывших. Он скончался от цинги 8 декабря 1741 года и был захоронен на острове, который был назван его именем.

Исправлять свое тело, в том числе и внедрением в него инородных предметов, человек начал очень давно. В этом деле он перепробовал множество способов — от татуировок и рубцевания до трепанации черепа. Между такими крайностями находится еще один, в меру болезненный вариант: прокалывание кожи, мышц или хрящей, расширение проколотых отверстий и вживление в них разнообразных имплантатов. Это и есть пирсинг, весьма распространенный как в древности, так и сегодня.

Принято думать, что строительство египетских пирамид осуществляли десятки тысяч людей, которые работали в каменоломнях, перемещали гигантские каменные блоки к месту сооружения, втаскивали по лесам наверх, устанавливали и скрепляли их. Но так ли это?

Выступая на Симпозиуме по археометрии, где собрались ученые разных отраслей науки, в Вашингтоне в мае прошлого года, специалист по химии полимеров Джозеф Давидович из Университета Барри нарисовал совершенно иную картину, подкрепляя свои доводы результатами научных исследований. Им был проведен химический анализ образцов камня, пошедшего на строительство трех пирамид. Сравнив их с породами, встречающимися в близлежащих известняковых каменоломнях Тураха и Мохатама, из которых, очевидно, и брали материал для этих сооружений, он обнаружил, что состав облицовочных блоков строительного камня содержит вещества, отсутствующие в каменоломнях. Зато в этом слое присутствуют тринадцать различных веществ, являвшихся, по мнению Дж. Давидовица, «геополимерами» и игравших роль связующего материала. Поэтому ученый считает, что древние египтяне строили пирамиды не из естественного камня, а из искусственно изготовленных материалов путем дробления известняка, изготовления из него строительного раствора и заливки его вместе со специальным связующим веществом в деревянную опалубку. В течение нескольких часов материал затвердевал, образуя блоки, неотличимые от природного камня. Такая технология, естественно, занимала меньше времени и требовала не так уж много рабочих рук. В пользу подобного предположения говорит микроскопия образцов пород, показывающая, что известняк из каменоломен почти полностью образован тесно «упакованными» кристаллами кальцитов, которые придают ему однородную плотность. Облицовочный же камень, находимый на месте, в составе пирамид обладает меньшей плотностью и изобилует воздушными «пузырчатыми» пустотами. Если этот камень имеет естественное происхождение, то можно предположить места, где он бы мог разрабатываться древними. Но такие разработки египтологам неизвестны.

Этому городу назначено было еще при рождении опасаться стихии. Большей своей частью он стоит на дне древнего моря, и подчас оно вновь пытается завладеть утерянной территорией. С тех пор, как «на берегу пустынных волн» вырос город, море побывало здесь более двухсот раз. Правда, до размеров катастрофы эти визиты доходили лишь трижды.

Такое, можно сказать уверенно, больше Ленинграду угрожать не будет. И не только потому, что город заметно поднялся, буквально вырос «из топи блат», и там, где тонул пушкинский Евгений, уже не утонешь при самом большом наводнении... Город стал каменным, бетонным, и не так-то легко теперь морю носить его «избы» с берега на берег. Но главное не это.

В сине-желто-зеленую, уже осеннюю тайгу вписываются и не отполированные еще стальные рельсы, и увядающий мох на камнях, и солдатские гимнастерки, и оранжевые защитные каски. Над всем этим — голубое ясное небо. Тишина... И вдруг воздух вдоль железнодорожной насыпи разрывает рев путеукладчика; резким, настойчивым посвистом вкрапливается голос локомотива... Очередные учения начались. Правда, не слышно взрывов, не видно атакующих. Все выглядит очень мирно, если не считать людей в военной форме и мощной, защитного цвета техники. Учения железнодорожных войск, в которых участвуют самые разнообразные подразделения: экскаваторщиков, шоферов, путейцев, других специалистов проходят с одной целью — освоить искусство быстро и надежно прокладывать железнодорожный путь. На войне это чаще всего временные сооружения, необходимые для снабжения линии фронта. На БАМе железнодорожные войска строят магистраль.

П лоская, ровная, сколько глаз хватает, земля. Приханкайская низина. Плавный невысокий вал кустарника вдоль грунтовой дороги. Вербы, лозняк. Заболоченные поляны. Похожие на клубы дыма округлые пышные деревья на этих полянах. Густая и при этом на редкость одноцветная зелень постепенно сменяется полями с выгоревшей травой. Горизонт просматривается на многие километры. Сизые от дали силуэты сопок, как неровные края чаши.

Земля, по которой мы едем, имеет ко мне и к Николаю, водителю машины, непосредственное отношение. Пригодной для жизни ее сделали наши деды. Шакуны, Романюты, Божки, Побегайловы, Коваленки, Костырки, Стужины и десятки других фамилий наших разветвленных семейных кланов срослись, спеклись с этой землей. В зное, в комарином гудении, в бесконечной мороси, приносимой с океана, приучая язык и ухо к «чудным» удэгейским названиям, осваивали они эту землю, поднимали целину, обкашивали болота, ставили дома.

Т емные строчки рельсов рассекают тундру и теряются далеко впереди, в белесой пустынной мгле, где, чуть заметные на фоне грязно-серого неба, громоздятся округлые горы Полярного Урала. Снег шел здесь недавно: вокруг безупречная белизна. Составы грохочущих на стыках длинных полувагонов-гондол, поднимая и увлекая за собой седые вихри, несутся на север и на юг по главному ходу тысячеверстной стальной трассы Воркута—Котлас и по ее восточному «плечу» Чум—Лабытнанги, ведущему к Обской губе. Там, за Обью, заполярный Салехард. Кажется, нет препятствий для этих как будто бесконечной длины вереницей движущихся поездов: долго стоишь на обочине пути, считая мелькающие вагоны и сбиваясь со счета. Препятствий нет, если... если не завьюжит пурга. ...Куропатки прячутся в снег. Песцам не до леммингов — полевые мыши тоже ищут укрытие в снегу. Олени сбиваются в стаде потеснее. Люди плотнее закрывают двери домов, запасают топливо, без крайней нужды стараются не выходить из жилищ — недолго и заблудиться в тундре. Пурга может длиться три, пять дней,  а иногда больше недели. Все замирает перед пургой. Все, только не движение поездов...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Густаво Адольфо Беккер

- Взгляд ее был неотступен и слезен... - Если у тебя, у синеглазой... - Заря целует голубое платье... - Как чудесно видеть, что восходит... - Когда вижу, что синие дали... - Подделываясь под явь... - Я не спал, я странствовал по краю...

* * *

Взгляд ее был неотступен и слезен, а мои губы - взмолиться готовы, но не дала ей заплакать гордыня и не сумел я промолвить ни слова.

Порознь идем; но, быть может, однажды вспомнит, что сердце рванулось и сжалось, и, как твержу себе: "Что же молчал я?" скажет: "Зачем я от слез удержалась?"

Тимур БЕКМАМБЕТОВ

"СОСЕДИ ПО ЛЕСТHИЧHОЙ ПЛОЩАДКЕ"

Интервью с режиссером "Hочного дозора"

Мы уже сообщали нашим читателям о грядущей экранизации романа Сергея Лукьяненко "Hочной Дозор" (напомним, что впервые с героями этого сериала читатели встретились на страницах нашего журнала). В январе 2003 года стартует _первый в новейшей российской истории проект по воплощению на экране произведения современного писателя-фантаста. О том, как это будет выглядеть, согласился рассказать нашему журналу режиссер будущей ленты Тимур Бекмамбетов.

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

А Т Е И С Т

- Как? вы совсем в Рекламу не верите?

- Hет, нисколько.

- Hо.. как же так? ведь Реклама суть истина и откровение! а чудеса, ею сотворенные? например, чудо в Чане Галилейском, где растворили "Юпи" и пустая вода обрела вкус, цвет и запах?

- Просто химическая реакция, не более того.

- Ди-ди-ди, разве можно так говорить!?.. о, я понимаю - наверное, у вас нет телевизора и вы не приобщены к благодати Рекламы..