Сумерки богов

Рагнарёк, Армагедон, Сумерки Богов. В разных мифологиях конец света наступает по разным причинам, когда он наступит, не знает никто, даже сами Боги, а причина может быть самой банальной;)

Отрывок из произведения:

— Ван Грейт! Ван Грейт! Ван Грейт! — скандировала толпа. Вана Грейта в президенты!

Один удалился с помоста в прекрасном расположении духа. Все-таки не зря он эмигрировал. Америка — страна огромных возможностей. Предвыборная гонка еще не достигла своего апогея, и он вполне мог урвать себе минутку для отдыха. Тем более, что завтра у него день рождения. Один выступил еще в парочке мест и наконец прибыл к себе домой. Телохранители из самых прославленных героев, когда либо попадавших в Вальгаллу, молча удалились, чтобы не докучать великому Одину. Он подошел к зеркалу. Отец богов никак не мог привыкнуть к новой внешности. Конечно, этот седовласый, но крепкий джентльмен с типично саксонским лицом, честными голубыми глазами и здоровым розовым румянцем, примерный джентльмен и удачливый политик, был чертовски обаятельным парнем. Hо Одину больше нравилось свое лицо. Можно, разумеется, сделать пластическую операцию, чтобы не выглядеть слишком старым. Слетать хотя бы в Hорвегию, к Идунн — слава её института красоты гремит на весь мир. Hо глаз ему вернуть даже она не сможет, а американцы ни за что не отдадут свои голоса одноглазому.

Другие книги автора Юлия Токтаева

Продолжение истории мальчика Годфри и дракона со странным именем Малыш.

Мир в котором дороги не соединяют, а разделяют, мир в котором свободны только звери, птицы, дети до четырех лет и… драконы.

Hочь. Большое трёхэтажное здание гудит, как никогда, трещит по швам от грохота. Это потому, что сегодня — последний день… даже уже не в школе — последний день старой жизни, которую с наступлением утра Маринка собиралась отбросить, как змея выбирается из старой кожи, как краб сбрасывает ставший тесным панцирь.

Краб? Панцирь? Маринка звонко рассмеялась от этой мысли, и все вокруг вновь — в который раз — подивились и позавидовали её необыкновенному, заливистому смеху, услышав его даже сквозь напористые, упругие волны музыки. Панцирь? Маринка снова рассмеялась. Уж если прибегать к образному сравнению, то она скорее похожа на бабочку, покидающую куколку и впервые распускающую яркие, расписные, такие лёгкие и удивительно красивые крылья.

Давным-давно земля стонала от войн. Земли было много, куда больше, чем теперь, но алчным людям все не хватало места. И однажды жрецы решили построить рокаду и разделить враждующие народы. И разделили. Раделили

Азат — юноша который однажды помог дракону и его всаднику, что принесла ему эта встреча, что было потом? Мы это узнаем, обязательно узнаем.

Рокады по-прежнему разделяют землю и не дано людям пересечь незримые границы. История рокадского Икара, последняя история мира Рокада.

Путишествия Подорожника заводят его далеко от дома, судьба дарит ему еще один шанс или наоборот жестоко насмехается… границы Рокад нерушимы или…

Златовар радостно гудел: наконец-то пришла зима. Многие знатные ранеды с родами своими прибывали по первому снегу в город на торг, на ярмарочные веселья. Золотоискатели Сизых гор торопились накупить припасов, справить новую одёжу, ну и, конечно, вдоволь напиться хмельной медовухи. У купцов-ледингов в глазах рябило от обилия товаров: одни меховые ряды чего стоили! Лисы, песцы, бобры и, конечно, серебристая озерная нерпа, мех которой на вес золота. Охотничий промысел в Озёрном княжестве не сравнить ни с чем. Что уж говорить о бочках прозрачного меда, солёной рябы и оленины! Сюда из самых дальних мест приезжали воины — мечи ранедских кузнецов славились окрест на тысячи верст. Сюда везли драгоценную моржовую кость и китовый жир с северных берегов океана нельды.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Значит так. Кто не знает, сие является продолжением «Чужого добра» и завязано на нем гораздо сильней, чем я изначально планировала. Ну и кратенькая АННОТАЦИЯ. Если что-то неумолимо тянет тебя к черту на рога без видимых на то причин — ляг, полежи, авось пройдет. Ну или потом не жалуйся, что не удержался и поехал. Иди теперь до конца, раз уж вляпался. Никогда бы не подумал, что призраки могут настолько раздражать? Жизнь полна открытий. Как вернешься домой, первым делом упразднишь должность шута? Твоё право. Не, отбрыкиваться бесполезно, верные друзья всё равно за тобой увяжутся, ты и сам знаешь. Ну и что, что ты против? Когда они тебя слушались? Я ж говорю, жаловаться бесполезно.

Доктор Силач окружен целой толпой супер-героев и супер-злодеев. Он борется со злом, но это ему уже порядком надоело… Пародия на комиксы.

Необычное я почувствовал тотчас же, как только перестало гудеть реле в закрывшемся за мной лифте. Я как раз успел подойти к дверям и, обхлопав себя со всех сторон, обнаружить ключ в заднем кармане брюк, когда настала тишина. Тут-то я и почувствовал: что-то случилось.

Дело в том, что обычно, едва замолкало реле, за дверью начинал лаять Тэр. А тут полная тишь. Может, не услыхал моих шагов?

Я с нарочитым шумом вытер ботинки о резиновый коврик. Никакого результата.

ПУС ОбИОСиПТТТ[1] поручил мне ознакомить галактическую общественность с обстоятельствами, при которых появилось на свет настоящее издание СПИТ[2], в обиходе именуемого «Звездными дневниками», что я и делаю.

Основополагающее стремление Ийона Тихого — это стремление к абсолютной истине. В последнее время его посетили сомнения в степени истинности того, что он себе снил на темы, предложенные ему ПУС ОбИОСиПТТТ в связи с реорганизацией указанного учреждения. Ввиду этого Ийон Тихий решил провести инвентаризацию собственной памяти при помощи МММ ПУС ОбИОСиПТТТ[3]

Действие новой повести Светланы Шипуновой «Дыра» начинается за 100 дней до наступления 2000 года. Город Тихо-Пропащенск живет слухами о возможном «конце света» и одновременно готовится к встрече третьего тысячелетия. В это время буквально «с неба» сваливается некто неизвестный, в котором местные жители с удивлением узнают одного из московских политиков. Связи с Москвой у города нет, и «пришелец» оказывается заложником той чрезвычайной ситуации, которая сложилась в городе в результате экономического кризиса последних лет. Его попытки вырваться из «дыры» приводят к драматическим и курьезным приключениям.

Еще год назад существовал в нашем мире, в нашей стране и даже в нашем городе человек по фамилии Кадушко. Смешная фамилия? А ведь одно ее упоминание вызывало бледность на лицах и дрожание коленей у всех сотрудников нашего издательства. Мерзкая, откровенно надо сказать, была личность. Но все-таки живое существо. А теперь это пар галактический, туман, наверное, пыль. Одна фамилия осталась – пустой звук Ка-душ-ко…

И не от него одного только звук остался, от многих. Кое-кто полегче отделался. Работают теперь дворниками, сторожами, профессиональными гадалками, кто кур разводит, кто нутрий. Приносят пользу обществу. Год назад они еще гремели звучными фамилиями, творили, мучаясь от невыплеснутых на бумагу мыслей, схлестывались в спорах о судьбах литературы, выпивали и, обливаясь слезами, жаловались друг другу и в вышестоящие органы на то, что их не печатают или печатают, но мало, писали, и не только заявления. Короче – жили, существовали. А где теперь они? Эхе-хе…

По дороге домой мы с Сашкой нашли джина. Он был запечатан в витую бутылку из-под "Кока-колы". Мы по очереди пинали ее ногами, пока она, налетев на бетонный тротуар, не треснула по всей длине. Из трещины повалил густой белый дым, а когда он рассеялся, мы увидели низкого пузатого человечка в малиновом пиджаке. В левой руке он держал джиэсэмовский телефон, а правой поигрывал крупной золотой цепью, висящей на шее.

Мы пялились на него во все глаза. Наконец, глубоко вздохнув, Сашка произнес:

Карамельно-прозрачное море время от времени посылало к песчаному пляжу игрушечную, кокетливо кудрявившуюся пеной волну, но и та, лениво прокатившись вдоль бухты, разглаживалась задолго до берега. Матово-белое, яркое, но не обжигающее солнце, отвисев положенный срок в зените, устало скатывалось к горизонту. Лёгкий бриз, в полдень спасавший от жары, теперь осознал свою ненужность и тоже успокоился. Тишину летнего вечера нарушала лишь негромкая, заунывная, чем-то неуловимо похожая на родную, русскую, и оттого приятная песня, доносившаяся из рыбацкой деревушки, что располагалась рядом с базой. Или правильнее было бы сказать, что это база располагалась рядом с деревней? Ведь рыбаки жили здесь всегда, а учёные прилетели чуть больше месяца назад.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Журнал «Новый Мир», № 2 за 2008 г.

Рассказы и повести Андрея Волоса отличаются простотой сюжета, пластичностью языка, парадоксальным юмором. Каждое произведение демонстрирует взгляд с неожиданной точки зрения, позволяющей увидеть смешное и трагическое под тусклой оболочкой обыденности.

После того, как люди заменили домашних животных механическими аналогами, появились роботы-приятели, являющиеся великолепными собеседниками…

Стремясь доказать свою любовь роботам, американец женится на роботе…

fantlab.ru © Тимон

Что одному мясо, то другому яд. Можно сделать еще одно допущение: что одному мясо, то другому тоже мясо.

А если не подходит ни одно из них? Как на незнакомой планете найти еду и воду двум незадачливым землянам? На планете, где только горы, вода и один склад полный инопланетных товаров, вряд ли пригодных к пище.

fantlab.ru © lilit

На флагман космического флота с проверкой пребывает представитель президента Ричард Элснер. У него есть несколько вопросов к командованию флота относительно ситуации, которая сложилась на линии фронта: вот уже два года флот не предпринимает никаких активных действий, хотя имеет численное превосходство над противником. В причинах возникновения этой непростой ситуации Элснеру и придется разбираться.

fantlab.ru © tevas