Судьба и жизнь, Воспоминания (Часть 3)

Лев Гумилевский

Судьба и жизнь. Воспоминания

Часть третья

I

Говорят, что душа человека еще сорок дней после его смерти не покидает дома, где он жил. Это очень древнее и очень прочное поверье. В основе его лежит реальное физиологическое состояние - настроенность механизмов коры головного мозга на восприятие определенных, привычных раздражений. В этом состоянии ощущение невидимого присутствия умершего где-то рядом, сзади, в соседней комнате - совершенно непреоборимо, безразлично - верим ли в раздельность души и тела, в загробное существование или не верим...

Другие книги автора Лев Иванович Гумилевский

Сборник составили произведения, которые не издавались в течение долгих десятилетий и стали библиографической редкостью, однако в свое время они не только вызвали широкий общественный интерес, но выход их в свет явился настоящей сенсацией для читающей публики. Роман Льва Гумилевского «Собачий переулок» посвящён теме «свободной любви», имевшей распространение в среде советской молодёжи в 1920-е годы. «Голод» С. Семенова — рассказ о жизни в голодающем Петрограде в годы Гражданской войны. «Шоколад» А. Тарасова-Родионова — произведение о «красном терроре» в годы Гражданской войны.

Первое издание книги Льва Гумилевского «Русские инженеры» вышло в свет несколько лет назад. За это время советская историческая наука обогатилась рядом ценных исследований как общего характера, так и специальными монографиями, посвященными различным областям науки и техники, а также отдельным выдающимся ученым, инженерам и изобретателям.

Тем не менее книга Л. Гумилевского, одна из первых популяризировавшая достижения русской науки и техники, не утратила своего значения, и новое издание ее представляется весьма своевременным и полезным.

«Кровь ангела» — первый том уникальной антологии мистическо-агитационной фантастики эпохи Первой мировой войны. Подавляющее большинство произведений, относящейся к этой забытой и неисследованной ветви фантастической литературы, переиздается впервые. Читатель найдет здесь истории о роковых предчувствиях, таинственных замках, призраках на поле боя, чудесном спасении и возмездии, написанные как безымянными пропагандистами, так и известными литераторами.

Биография Рудольфа Дизеля, немецкого инженера и изобретателя, создателя дизельного двигателя.

Книга Льва Гумилевского «Создатели двигателей» в увлекательной форме знакомит юного читателя с историей возникновения, создания и развития всех современных двигателей. Очень хорошо в ней показаны психология изобретателя и конструктора, особенности его мышления.

Вызывая интерес к технике, книга как бы говорит юному читателю, что в техническом творчестве нельзя рассчитывать на счастливый случай, на удачу, на какие-то врожденные качества, что отдельными случаями может воспользоваться, понять их и, прежде всего, просто заметить только тот, кто упорен и настойчив в достижении поставленной цели.

В антологию включены фантастические произведения рассказывающие о географических открытиях, совершенных в высоких широтах обоих полушарий нашей планеты.

Открывается книга серьезной утопической повестью Леонида Денисова. Несмотря на прорвавшийся в пятой главе религиозный экстаз, описание природы Крайнего севера и Ледовитого океана великолепны и уникальны по силе эмоционального воздействия на читателя.

Далее следует небольшая повесть, реконструирующая последние дни полета аэростата шведского исследователя Арктики Андре Соломона Августа и дальнейшую судьбу его и его товарищей.

В книгу также включены несколько рассказов, собранных по страницам периодических изданий и мало известных читателю.

Содержание:

* Леонид Денисов.На Северном полюсе(повесть)

* Н. Жураковский.Тайна полярного моря(повесть)

* Лев Гумилевский.Страна гипербореев(рассказ)

* З. Троев.Страна огненных лучей(рассказ)

* Константин Волков.Тайна безымённого острова(рассказ)

* Михаил Евгеньевич Скороходов.Тайна острова Ваули(повесть)

* Игорь Забелин.Тени оазиса(рассказ)

* Борис Ляпунов.Белое пятно(очерк)

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863–1945). Геохимик и минералог в начале своего пути, В. И Вернадский в дальнейшем создал целостную картину развития нашей планеты, увязав в своей теории данные геологии с наукой о жизни и человеке. Настоящее издание посвящено 125-летию со дня рождения всемирно известного ученого.

Книга Льва Гумилевского «Создатели двигателей» в увлекательной форме знакомит юного читателя с историей возникновения, создания и развития всех современных двигателей. Очень хорошо в ней показаны психология изобретателя и конструктора, особенности его мышления.

Вызывая интерес к технике, книга как бы говорит юному читателю, что в техническом творчестве нельзя рассчитывать на счастливый случай, на удачу, на какие-то врожденные качества, что отдельными случаями может воспользоваться, понять их и, прежде всего, просто заметить только тот, кто упорен и настойчив в достижении поставленной цели.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

В книге дано целостное представление о мировоззрении и жизненном пути оригинального американского мыслителя XIX в., философа-романтика и писателя Генри Торо, творчество которого оказало существенное влияние на развитие американской культуры и мировоззрение ряда крупных мыслителей других стран.

Для широкого круга читателей.

В № 2 журнала «Звезда» за 1998 год помещена статья Л. С. Салямона «Пушкин: „Эпиграмму припишут мне…“». По поводу эпиграммы «На Александра I» и послания «Ты и я».

Статья эта требует специального разбора по нескольким причинам.

На долю немецкого физика еврейского происхождения Петера Прингсхайма выпали нелегкие испытания, он оказался узником концлагерей обеих мировых войн, потрясших человечество в неспокойном двадцатом веке. Выжить Петеру помогли друзья, высоко ценившие его человеческую верность и невероятную честность. К таким друзьям Прингсхайма можно с полным основанием отнести и Томаса Манна, и Альберта Эйнштейна, и Джеймса Франка… Одиссея Петера Прингсхайма закрученностью сюжета и масштабностью действующих лиц напоминает античные трагедии. И все же это захватывающее документальное повествование о недавнем прошлом.

Портрет американского писателя, автора «производственных бестселлеров» Артура Хейли с точки зрения советского писателя.

Литературный портрет одного из лучших австралийских писателей —  Аллана Маршалла, который видится автору прежде всего как защитник всех слабых, угнетенных, будь то загнанное зверье, искалеченное дерево, плачущий ребенок или австралийский абориген с ночью в темно-влажных глазах.

Друзья отвезли рассказчика в Нормандию, в старинный город Онфлер, в гости к поэту и прозаику Грегуару Бренену, которого в Нормандии все зовут «Воробей» — по заглавию автобиографического романа.

Художественная биография великого композитора И. С. Баха.

Нигерия… Вы никогда не задумывались о том, сколько криминала на самом деле происходит в этом опасном государстве Западной Африки? Похищения, терроризм, убийства и пытки. Систематически боевики берут в заложники иностранных граждан с целью получения выкупа. Это – главный способ их заработка. С каждым годом людей пропадает все больше, а шансов спастись все меньше. Автор книги Сергей Медалин пробыл в плену 2 месяца. Как ему удалось остаться в живых и совершить побег, а главное, сохранить рассудок?

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай Гумилев

КРАСОТА МОРНИ

Драма из ирландской жизни в четырех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Куммал, вождь фениев. Дайра, фений, юноша-прозорливец. Тадж, друид. Конн, король. Фрейкмор, отец Куммала. Лухет, друг Конна. Морни, дочь Таджа. Райриу, мать Морни. Ясновидящая. Богиня Этайна. Бог Мидер. Фанн, Либан - волшебные девушки-птицы. Фении, воины короля.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Горное ущелье.

Праздник Фианны. В разгар его является Тадж. Его просят уйти, указывая на замкнутый характер Фианны. Он спорит. Обращаются к Куммалу, причем выясняется, что тот жених Морни. Он становится на сторону Фианны. Тадж с угрозами уходит. Фении хвастают. Дайра грустен. Куммал зовет его вместе похитить Морни.

Николай Гумилев

Путешествие в страну эфира

I

Старый доктор говорил: "Наркотики не на всех действуют одинаково; один умрет от грана кокаина, другой съест пять гран и точно чашку черного кофе выпьет. Я знал одну даму, которая грезила во время хлороформирования и видела поистине удивительные вещи; другие попросту засыпают. Правда, бывают и постоянные эффекты, например, сияющие озера курильщиков опиума, но в общем тут, очевидно, таится целая наука, доныне лишь подозреваемая, палеонтология де Кювье, что ли. Вот вы, молодежь, могли бы послужить человечеству и стать отличным пушечным мясом в руках опытного исследователя. Главное материалы, материалы", - и он поднял к лицу запачканный чем-то синий палец. Странный это был доктор. Мы позвали его случайно прекратить истерику Инны, не потому, чтоб не могли сделать это сами, а просто нам надоело обычное зрелище мокрых полотенец, смятых подушек, и захотелось быть в стороне от всего этого. Он вошел степенно, помахивая очень приличной седой бородкой, и сразу вылечил Инну, дав ей понюхать какое-то кисловатое снадобье. Потом не отказался от чашки кофе, расселся и принялся болтать, задирая нос несколько больше, чем позволяла его старость. Мне это было безразлично, но Мезенцов, любивший хорошие манеры, бесился. С несколько утрированной любезностью он осведомился, не результатом ли подобных опытов является та синяя краска, которой замазаны руки и костюм доктора. - Да, - важно ответил тот, - я последнее время много работал над свойствами эфира. - Но, - настаивал Мезенцов, - насколько мне известно, эфир жидкость летучая, и она давно успела бы испариться, так как, тут он посмотрел на часы, - мы имеем счастье наслаждаться, вашим обществом уже около двух часов. - Но ведь я же все время твержу вам, - нетерпеливо воскликнул доктор, - что науке почти ничего неизвестно о действиях наркотиков на организм. Только я кое-что в этом смыслю, я! И могу заверить вас, мой добрый юноша, - Мезенцова, которому было уже тридцать, передернуло, - могу заверить вас, что, если вы купите в любом аптекарском магазине склянку эфира, вы увидите вещь гораздо удивительнее синего цвета моих рук, который, кстати сказать, вас совсем не касается. На гривенник эфира, господа, и эта чудесная турецкая шаль на барышне покажется вам грязной тряпкой по сравнению с тем, что вы узнаете. Он сухо раскланялся, и я вышел его проводить. Возвращаясь, я услышал Инну, которая своим томным и, как всегда после истерики, слегка хриплым голосом выговаривала Мезенцову: - Зачем вы его так, он в самом деле умен. - Но я, честное слово, не согласен служить пушечным мясом в руках человека, который не умеет даже умыться как следует, оправдывался Мезенцов. - Я всецело на вашей стороне, Инна, - вступился я, - и думаю что нам придется прибегнуть к чему-нибудь такому, если мы не хотим, чтобы наша милая тройка распалась. Бодлера мы выучили наизусть, от надушенных папирос нас тошнит, и даже самый легкий флирт никак не может наладиться. - Не правда ли, милый Грант, не правда ли? -как-то сразу оживилась Инна. - Вы принесете ко мне эфиру, и мы все вместе будем его нюхать. И Мезенцов будет... конечно. - Но это же вредно! - ворчал тот. - Под глазами пойдут круги, будут дрожать руки... - А у вас так не дрожат руки? - совсем озлилась Инна. Попробуйте, поднимите стакан с водой! Ага, не смеете, так скажете, не дрожат?! Мезенцов обиженно отошел к окну. - Я завтра не могу, - сказал я. - А я послезавтра, - отозвался Мезенцов. - Господи, какие скучные! - воскликнула Инна. - Эта ваша вечная занятость совсем не изящна. Ведь не чиновники же вы, наконец! Слушайте, вот мое последнее слово: в субботу, ровно в восемь, не спорьте - я все равно не слушаю, вы будете у меня с тремя склянками эфира. Выйдет что-нибудь - хорошо, а не выйдет, мы пойдем куда-нибудь. Так помните, в субботу! А сейчас уходите, мне надо переодеваться.

ВИКТОР ГУМИНСКИЙ

доктор филологических наук

А ПРАВДА ЛИ, ЧТО

ЧИЧИКОВ - НАПОЛЕОН?

- спрашивали чиновники города N Ноздрёва в мхатовской постановке "Мёртвых душ".

- Правда! - отвечал он. - Как сбежал с острова Святой Елены, так и пробирается назад в Россию!"

Правда, чиновники этому слуху не поверили, "а, впрочем, призадумались и, рассматривая это дело каждый про себя, нашли, что лицо Чичикова, если он поворотится и станет боком, очень сдаёт на портрет Наполеона".

КЛУБ ФАНТАСТОВ

ВИКТОР ГУМИНСКИЙ

Взгляд сквозь столетья

"Характеристическая черта новых поколений - заниматься настоящим и забывать прошедшее, человечество, как сказал некто, как брошенный сверху камень, который беспрестанно ускоряет свое движение; будущим поколениям столько будет дела в настоящем, что они гораздо более нас раззнакомятся с прошедшим..."

Эти замечательные своей печальной искренностью слова принадлежат В, Ф. Одоевскому - одному из самых крупных русских литераторов первой трети XIX века. Отнесены они к "будущим поколениям" 44 века (героям утопии Одоевского "4338 год"), но уже сейчас поневоле приходят на ум, когда обращаешься к той области прошедшего, где их автор оставил столь заметный след - русской фантастике.