Судьба Хайда

Николай ДОМБРОВСКИЙ

СУДЬБА ХАЙДА

Научно-фантастический рассказ

"Человек использует лишь ничтожнейшую часть тех возможностей, что в нем заложены от рождения, - объяснял нам круглый маленький человечек, уютно расположившийся в углу дивана с чашкой чая в руке. - Нам трудно себе представить, какие залежи ловкости, мощи и гения в нас таятся".

"Мы слегка о том наслышаны, - отвечал мой друг, слабо улыбнувшись. В дни моей юности, только и было разговоров, что о скорочтении, гипеопедии и возможности временно превратиться в гения под действием гипноза".

Другие книги автора Николай Домбровский

Николай Домбровский

АМЕРИКАНЕЦ

В трубке послышались гудки. Он надавил пальцем на рычаг, а затем тоже положил ее. Сделалось очень тихо, только чуть подрагивали стекла от шума проходящих мимо автобусов. Он угрюмо смотрел в пустоту, не трогаясь с места. Сил больше не осталось.

Словно что-то оборвалось, что поддерживало его до сих пор, укрепляло холодную решимость. Впереди был мрак, беспросветный мрак. Мимо мягко прошуршал шинами троллейбус, он поднял голову. За окном было сыро и слякотно, моросил мелкий дождь, мокрые шины звонко шелестели по асфальту. Над городом сгущался туман. Он встал, подошел к окну, раскрыл форточку.

Николай Домбровский

СОТВОРЕНИЕ

Все сидели и ждали прибытия Его Оттуда.

Перед несколькими рядами бревенчатых хижин расстилалась ровная, открытая степь. Заходящее солнце обдавало жаркой малиновой краснотой редкие растопыренные кустики, торчащие там и сям посреди почерневшей гальки. Было тихо, только какое-то насекомое неутомимо цвиркало в тени около кучи сваленных досок. Людям уже надоело обмениваться мнениями, и они ждали молча, скорбно поджав губы.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Журавлева Валентина Николаевна

ВТОРОЙ ПУТЬ

Я - двойник астронавта Хаютина.

Насколько я знаю, двойников было немного: человек триста, не больше. В наше время мало кто помнит, что значит быть двойником астронавта.

Двойники появились за год или за два до конца XX столетия. Это было накануне первого межзвездного перелета. Шли испытания ионных кораблей, и за каким-то порогом скорости обычно нарушалась связь. Станции космосвязи принимали обрывки до неузнаваемости искаженных фраз. Тогда и появились двойники. Идея здесь проста: два человека, долгое время находящиеся вместе, постепенно становятся во многом похожими и приобретают способность понимать друг друга с полуслова. Двойники - это, конечно, преувеличение. Но, если на

Лес, который подходил почти к краю пляжа, поднимался далеко по бокам низких, туманных холмов. Под ногами песок был грубым и смешивался с мириадами разбитых раковин. Здесь и там прилив оставлял за собой длинные полосы водорослей, тянущиеся поперек пляжа. Дождь, который редко прекращался, в этот момент ушел вглубь от моря, но даже теперь большие, сердитые капли выбивали маленькие кратеры в песке.

Было жарко и душно, потому что война между солнцем и дождем никогда не прекращалась. Иногда, на время, туман поднимался и вокруг становились ясно видны холмы, возвышающиеся как стражи над землей. Эти холмы тянулись полукруглой дугой вдоль залива, следуя линии пляжа, а за ними иногда можно было видеть на большом расстоянии линию гор под вечными облаками. Везде росли деревья, смягчая ландшафт, так что холмы плавно смешивались друг с другом. Только в одном месте виднелись голые скалы, там, где давным-давно по какой-то причине ослабло основание холмов, и теперь на милю или больше они резко прерывали линию неба, падая в море как сломанное крыло.

Оказывается, очень просто жить, когда имя тебе - стихия. Нужно лишь, выдержав многолетние испытания, стать обладателем артефакта и в дальнейшем следовать велению души и указаниям высшей силы.

Кто-то за обладание чудом отдаст золото, кто-то - продаст дьяволу душу, а главному герою достаточно просто жить на девственной средневековой планете Новый Мир. И лишь изредка, отвлекаться по долгу совести на организацию нового порядка на планете Земля. Оставив на время: охоту, рыбалку, непринужденный мордобой и серьезные военные действия.

Сколько я себя помню, мне всегда нравились истории о приключениях. И я пришел к выводу: чтобы стать героем одной из них, надо быть дерзким, напористым, смелым — таким, каким я никогда не был; надо быть сильным и атлетически сложенным, как Рауль Конвэй (есть у меня такой знакомый). Мне и в голову не приходило, что со мной может случиться что-то, не имеющее отношения к моей работе в статистическом отделе Центра психосоциальных исследований. Время мое было занято, во-первых, беспрерывными попытками пробудить в Пауле хоть какой-то интерес к моей особе и таким образом не допустить, чтобы стройный, сильный и уверенный в себе Конвэй отбил ее у меня, а во-вторых, подготовкой к телевизионному конкурсу «События года» — единственному мыслимому для меня способу молниеносно разбогатеть и, быть может, хоть таким путем добиться, чтобы Паула стала моей женой.

Офицер Уилл Джемисон умер за неделю до того, как я заглянул в мастерскую Симпсона. Вообще, я не собирался туда приходить, но когда Брэнди, девушка Джоэла, упомянула о случившемся, это выдернуло меня из моего собственного горя и заставило двигаться. На похороны офицера Уилла собралась половина города, но той, кто должен был плакать сильнее всех, там не было. И ничто, кроме разве что Божьей воли, не могло успокоить ее. Ей, наверное, было очень плохо, хуже, чем все думали.

…Во времена, когда смог был настолько прозрачен, что на нём нельзя было показывать фильмы…

…А каждый человек знал только свой край и свои проблемы…

…Во времена, когда промышленные предприятия ещё не были охвачены инфраструктурой…

…Стоял себе у реки сахарный завод.

1.

Отчего, ну отчего так прекрасно кругом?

Развалясь в кресле-котловине, завод пускал дым в небо. Выло прохладно. Рядом текла река.

И гудел.

Рассказы

• Мешок

• Пиршество демонов

• Лечение

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Домжонок

Бабочка

- Седой, слышь, надо бы на пакет сообразить. От водки щас блевать все будут. Hепорядок будет...

- Отъебись, Рукав! Я последние на пузырь выложил. Сегодня я пустой.

- Hа ханку тебе занять, так пожалуйста, а на пакет с тебя ни хуя! Бля, Череп долги не прощает. Три шкуры с тебя стащит и еще будет тащить, пока ты сам или предки твои не заплатят. Или пока не заебет.

- Hе твое дело - не лезь. За свои долги я отвечаю, и отсасывать мне, если придется. Так что, Рукав, завернись в трубочку и посасывай свой конец.

Алексей Домжонок

О человеке, который слишком много говорил

- Как вы думаете, сегодня будет дождь? - ко мне вдруг обратился незнакомец.

- Hе знаю, - коротко ответил я. Разговаривать в автобусе мне ни с кем не хотелось. Особенно утром, когда приходится не выспавшемуся ехать на свою чертову работу.

- Почему? Вы не слушаете радио?

- Hу вы же тоже не знаете... Почему это должен знать я? Я что похож на синоптика?

Алексей Домжонок

Один

Все. Машина остановилась. Бензина - нуль. Бензоколонок нет в радиусе пятидесяти километров, точно. Я вылез из своего старенького форда шестьдесят девятого года и оглянулся: вокруг одна голая степь. Да, весело. И по этой чертовой дороге никто не ездит. Потянуло же меня в эту глушь.

Я открыл багажник: на дне валялась трехлитровая канистра. Туда я по отбытию наливал воды. Я встрехнул ее. Воды, наверное, не больше стакана. Вытащил из бордачка фляжку и перелил в нее содержимое канистры. Так. Воды тоже нет. Hу что ж, будем надеяться, что все же встречу кого-нибудь до того, как копыта отброшу.

Алексей Домжонок

Про пачку сигарет

Мутная реальность забирает меня к себе с каждой секундой. Кончиками пальцев я осязаю ее прямые нежные волосы. Они мило трутся о кожу моей ладошки оставляя присутствие долгожданной ласки. О как я хочу этой ласки! Hо это всего лишь прядь человеческих волос, а дым крепкой сигареты пронизывает мой мозг, расщепляет на мелкие кусочки мою душу. Как хочется дышать постоянно этим чудотворящим убийственным дымом... Hаверняка, глаза мои уже налиты кровью. Свинцовой кровью. Она так пульсирует в моих венах, что кажется через секунду ярким теплым фантанчиком брызнет на прелесные волосы моей любимой... И неосознанно я догадываюсь, что она мне что-то говорит. Она пытается мне что-то объяснить, я вижу, как шевелятся ее губы. О, о ее губах я могу долго говорить. Как хочется снова напиться с них тепла человеческой любви. Hо... Где она? Где любовь? Она растворилась в весеннем утреннем воздухе словно дым выкуренной сигареты. Она оказалось легче воздуха...