Судьба еврея в СССР

Дмитрий Лаптев

Судьба еврея в СССР

Длинный, бестолковый, загаженный людьми и предметами рынок. Дождь. Полупьяный кавказец за прилавком с тощей редиской. Ленивые мокрые собаки попрятались под редкие деревянные навесы, где их брезговали покупатели; восседая на черных деревьях истерически выли свою вечную песню птицы-мутанты... еще по рынку из конца в конец ходил веселый милиционер, которого боялся Ф., и не зря.

- Эй, синагога, - поманил пальцем, - ты, ты... Документы есть?

Другие книги автора Дмитрий Лаптев

Дмитрий Лаптев

Судьба пионера в СССР

- ... И пошел вон спать! Завтра подъем в восемь! Зарядка, линейка и завтрак, - прошипел свирепо Вожатый. У него кончалось Z, до получки было так далеко... а заимообразно вот уже три недели как никто не давал.

- Я не буду вставать в восемь! - крикнул Петька.

- Почему, сволочь?

- В восемь встают одни скоты!

- Чего?

- Ну... рабочие всякие... колхоз-совхоз... Я даже в школу к первому уроку никогда не ходил! Мой папа - заведующий!

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Мисилюк Валерий Олегович

Сказка про Анну Каренину

Сказка для взрослых

Доктор Левашов, он вообще, со всеми готов спорить. Это у него после того, как от пьянства закодировался. Пить перестал, спорить начал.

- Только у Льва Толстого, - говорит, - Анна Каренина на железной дороге путь своей жизни завершила. Я знавал одну девушку, со сходными паспортными данными, так у той с железной дороги все началось. Не буду утверждать, что фамилия ее точно - Каренина, но похожая. А зовут однозначно Анна.

Бранислав Нушич

Ослиная скамья

Фельетоны, рассказы

Перевод с сербохорватского

Составление, вступительная статья и примечания А. Xвamова

СОДЕРЖАНИЕ

А. Хватов. Бранислав Нушич

ФЕЛЬЕТОНЫ

Автобиография. Перевод А. Хватова

Ослиная скамья. Перевод А. Хватова

В Калемегдане. Перевод А. Хватова

Мое первое интервью. Перевод А. Хватова

Перепись населения. Перевод А. Хватова

Марианна Орлова

КТО СТУЧИТСЯ В МОЗГ КО МHЕ

ИЛИ

КОЕ-ЧТО ОТHОСИТЕЛЬHО ОБЩЕHИЯ С СУЩЕСТВАМИ ИHЫX МИРОВ

Пункт 1. Об основных типах гостей.

a) Одержание. Появление обычно спонтанное, подчинение сознания максимальное. Появление одержащего бывает обычно кратковременное или одноразовое, если, конечно, он не ставит себе целью подчинить именно это сознание. Так как при одержимости хозяин сознания не может или почти не может контролировать действия гостя (хотя одержащие могут быть не только плохими, но и хорошими), подобные контакты опасны уже хотя бы тем, что чужая личность, лишенная контроля твоего сознания, может навредить тебе уже тем, что заставит делать то, что тебе не свойственно или непроизвольно поменяет энергетику организма. Отсюда вывод: играться с одержимостью можно только в самом крайнем случае и то лучше под присмотром какого-нибудь, условно говоря, специалиста, чье сознание в данный момент свободно.

Андрей Попов, Сергей Василько, Сергей Куликов

Зевнул и Слух

Как-то серым утром, в котором серым было все, кроме темноты, когда болшим серым Пентюхом был объявлен официальный утр, но природа (в т.ч. и первое солнце, их было два) об этом еще не знала, в своей теплой кровати проснулся некто Зевнул Слонько. Так его назвали предродители, ибо именно таков он и был. Он потянулся и зевнул, т.е. широко открыл свой рот, а вовсе не он сам, и по-утренненему громко хрюкнул. На этот громкий утреннений хрюк из под кровати выползло небольшое мохнатое существо и, устремив на Зевнула Слонько преданные выпуклые глазки, хрюкнуло в ответ:

Романов Сергей

БАЙКИ О ЛЮБВИ, СЕМЬЕ И ТЕЩЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

1.РАЗРЕШИТЕ ПОЗНАКОМИТЬСЯ

ГДЕ МИРОНЫЧ СВОЕ СЧАСТЬЕ НАШЕЛ

ВИДЕНИЕ

СВАТОВСТВО РЫБАКА

ШТАНЫ

ЗАСТОЛЬЕ

КАЙФ

НЕОБЫЧНОЕ ЗНАКОМСТВО

НАСТОЯЩИЙ КАВАЛЕР

МИМОЛЕТНАЯ ЛЮБОВЬ

АВТОГРАФ

НОЧНЫЕ ЗАБАВЫ

АКВАЛАНГИСТ

ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО

ПОВОД ДЛЯ ЗНАКОМСТВА

ПИСЬМО ЗЭКА СУДЬЕ

2.В СЕТЯХ ИМНТИМНЕТА

Лена Самарина

МИЛАГРЕС, ЯСНЫЙ ПЕHЬ!

Рассказ был начат пару лет назад, потом благополучно забыт. Hа днях перечитала, дописала, отредактировала. Решила, что годится для публикации здесь.

Посвящается Милагрес, с любовью.

Вы, конечно, сейчас начнете ко мне пpидиpаться, но двадцать фей вполне могут напиться одновpеменно. Если мы пpедполагаем, что они существуют.

В конце концов, феи что - не имеют пpав, что ли? так вот, если бы двадцать фей одновpеменно не нажpались, вообще никакой истоpии не случилось бы. Ведь тогда у одной из фей сегодня не было бы похмелья, и, как следствие, pасстpойства желудка. Естественно, pасстpойство желудка это не повод для феи не выходить на pаботу, фея так и сделала - в смысле, вышла на pаботу. Фея не могла пpинять мезим или имодиум или какое-то дpугое лекаpство, котоpые пpинимают люди, когда у них болит живот. В конце концов, если бы феи пpинимали лекаpства, они бы жили не так долго, как живут, а pовно столько, сколько живут обычные люди.

Петр Семилетов

ПРЕВРАТHОСТИ СУДЬБЫ

Когда Захар Лыкоимов поднялся на верхнюю ступеньку троллейбуса, его кто-то окликнул со стороны улицы. Вот так: - Эй, мужик! Захар обернулся, и получил плевок в лицо. Причем смачный такой плевок, попавший на нос, в глаза, и даже серебряной росой покрывший тронутые сединой бороду и усы Захара. ПСШШ! Разом закрылись все двери, троллейбус тронулся, оставляя хулигана вне досягаемости. С дикими глазами Захар прошел по салону и плюхнулся на свободное сидение. - Сколько хамов развелось, - обратилась к нему старушка с детским голосом. - Хотите, я вам платок дам? - спросила сидящая рядом пожилая дама в очках и большой бежевой шляпе. - Сволочь, - гневно молвил стоящий у окна мужчина в кожанке и ушанке, имея в виду, вероятно, избежавшего расплаты хулигана. Захар Лыкоимов ничего не ответил. Он принялся расшнуровывать ботинки. Вначале один, потом - второй. Окружающие с удивлением наблюдали за этими нехитрыми манипуляциями. Затем Захар как бы сполз на сиденье, вытянул ноги вперед, и задергал ими, стараясь сбросить башмаки. Это ему удалось - один ботинок полетел через весь салон и упал, другой угодил в пустое сиденье на задней площадке. - Что вы делаете? - поинтересовалась дама в шляпе, совершенно не радуясь соседству с Захаром. Лыкоимов стащил с правой ноги носок, и, помахав им перед носом дамы, проблеял на какой-то арабский мотив: - Висяаааачие сады Семирамииииды! Дама отмахнулась рукой, и повернулась к окну. - Идиот! - пошептала она. Захар тем временем согнул ногу в колене, и попытался достать ею до своего лица. При этом он одновременно наклонял туловище, опустив голову. Однако, расстояние между его лицом и пяткой никак не становилось меньше десятка сантиметров. Тогда Захар с помощью руки задрал ногу на уровень лица, и начал пяткой вытирать плевок. - Свят-свят... - забормотала старушка с детским голосом. Лыкоимов проделывал свои дикие действия с особой тщательностью - водил пяткой туда-сюда, доставал даже до лба. Hаконец, завершив их, он опустил ногу, обвел глазами присутствующих, и произнес: - Зо! Видимо, этого ему показалось мало, поэтому он добавил: - Да, зо! Видя недоумение в глазах пассажиров, Захар встал с сиденья, топнул ногой, взялся руками за бока, и, раскачиваясь в стороны, завел песню:

Друзьям-писателям с просьбой: «Пишите!». Ну, и не обижайтесь на нас, читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константин Ларченко

"Черный Хлеб"

Вступление.

Весь первый месяц лета в Москве стояла скверная погода, куртки и зонты стали постоянными спутниками горожан, и не было ни одного такого погожего дня, чтоб к обеду не зарядил бы дождь, а там, глядишь, назавтра подует северный ветер - антихрист всякому загару. Hо к июлю погода ис-правилась: в обиход стали входить модные в прошлом сезоне бриджи и возрожденные костюмы светлых тонов. Воцарилась жара, навевающая насущные мысли о дачах и отчих домах, подчас располагавшихся в сотне другой верст от столицы где-нибудь в орловщине или рязанщине, где доживали свой век родители. Казалось, что пришедшая в город жара способствовала забытой почти сентиментальной почтительности к "старикам". Судя по сообщениям ГИДРОМЕТЦЕHТРА, небы-валым таким зноем Москва обязана восточному ветру и принесшему за собой не только пляжное настроение, но и легкое подобие того недуга, в опасности которого находятся путешественники, случись попасть им в страны Востока - где еще не успели пережить тысячу и одну ночь. Вместе с жарой пришел и арабский кошмар, порядком истаскавшийся в дороге. В тот июнь никто не умер от полусказочной сей странной болезни, но многие стали явственно вспоминать те гожие, в преиму-ществе детские, дни своей жизни прошедшие в тени русского загорода и, сраженные, сим курорт-ным недугом, москвичи отправлялись в дальние странствия, порой оканчивающиеся в полузабытых деревнях, где беспечно тек на старый лад век и зрел урожай.

Errata Largo (Эрион)

" ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ О..." или "HАЗГУЛЫ О HАЗГУЛАХ"

"Пусть явится ко мне вся девятка и признает меня своим господином"

Hиеннах (или Иллет) "Кольцо Сарумана"

В казарме было тепло и уютно. Все были заняты своим делом кто каким, когда в голове Шестого назгула прозвучало:"...и признает меня своим господином."

Опять из положения "прием" переключить забыл!"- подосадовал на себя Эрион и обернулся к своему давнему знакомому Девятому:

Виталий Ларичев,

доктор исторических наук

Находки в Сибири

В ЗАПИСНУЮ КНИЖКУ ФАНТАСТА

Где заканчивается наука и начинается фантастика? И где

кончается фантастика и начинается наука? Вряд ли очень точно можно

указать границу. Фантастика питается научными гипотезами и идеями,

но научно-фантастическую художественную литературу нельзя свести к

популяризации научных положений. Однако оригинальные гипотезы,

Евгений Ларин

Отвечает Земля

Памяти Пьера Тейяра де Шардена посвящается

1

Сначала Наров не придал этому никакого значения. За день насмотришься всяких кривых и на бумаге и на экране. И что из того, если одна из кривых вдруг всплывет в твоей памяти?

Беспокойство он испытал лишь после того, как увидел фигуру по крайней мере в десятый раз. "Вот привязалась, - подумал он, рассматривая ее нечеткие контуры. - Видно, перетрудился. Верно сказала Аленка: без лыж диссертации не одолеть. В воскресенье махнем с Аленкой в Подрезково".