Судьба

 

– Выигрышный номер - зеро, - оповестил приятный голосок, принадлежавший девушке крупье.

Шарик рулетки прогрохотал по барабану, мгновенье повисел над тридцать вторым номером и, качнувшись, упал в зеленую лунку.

Серега с тоской посмотрел, как она ловким движение рук сгребла последнюю горку фишек, что стояли на красном секторе.

Вот тебе и теория вероятности. Повтор зеро, а до этого шесть раз подряд черное…

Он поднялся из-за игрового стола. Пошарил по карманам в поисках сигарет. Пачка оказалась практически пуста. И когда успел все выкурить? Эх…

Другие книги автора Евгений Клёц

Этот мир расколот надвое.

Пока светит солнце, он – апокалиптические развалины пережившей катастрофу цивилизации, из последних сил пытающейся заново овладеть остатками утраченных технологий…

Но когда наступает ночь, меняется все.

Отключается электричество. Перестает действовать огнестрельное оружие. Воцаряется власть магии и волшебства…

Так было.

Но теперь сила магии убивает с каждым часом, с каждой минутой.

Мир Дневной вторгается в мир Ночной, нарушая Закон великого Равновесия.

Кто предотвратит грядущую катастрофу?

Человек, способный даже в Ночном мире заставить работать технологии Дня?

Человек, обладающий даром управления магии Ночи в Дневном мире?

Или тот единственный, кто способен с равным успехом действовать и днем, и ночью?..

Сигнал тревоги выл и бесновался, взывал о помощи, будил многоголосое эхо в пустых коридорах станции.

Антон, на ходу поправляя снаряжение, мчался на этот зов, одновременно пытаясь связаться с дежурным наблюдателем. Пятеро его товарищей тяжело бухая по полу десантными ботинками спешили следом, костеря каждый на свой лад яйцеголовых ученых заваривших эту кашу. Второй прорыв периметра за день! Куда это к черту годится?

– Группа «альфа», доложите свое местонахождение, - наконец подал голос дежурный. - Группа «альфа»?

Этот мир расколот надвое.

Пока светит солнце, он – апокалиптические развалины пережившей катастрофу цивилизации, из последних сил пытающейся заново овладеть остатками утраченных технологий...

Но когда опускается ночь, меняется все.

Отключается электричество. Перестает действовать огнестрельное оружие. Воцаряется власть магии и волшебства.

Но теперь Ночной мир Аридел и Дневной мир Земля все ближе смыкаются друг с другом.

Наступает время, когда магии Ночи и технике Дня предстоит соединиться в едином, новом мире.

Однако те, кто поддерживает эту идею в Ариделе, приводят в возмущение всемогущий Совет архимагов, грозящий отступникам проклятием.

На Земле же даже минимальный контакт с миром магии и волшебства вызывает ужас и ненависть.

Значит, слияние невозможно?

Носители таинственного дара, позволяющего им с равным успехом действовать и днем, и ночью, так не считают.

Они готовы пойти наперекор древним законам и предубеждениям – чего бы это ни стоило...

Матерый, старый клыкач, шел на сладкий и такой манящий запах свежего мяса. Густая, тягучая слюна, стекая из пасти, падала на землю, оставалась мутными каплями на листве кустарника и чахлой траве, отмечая его путь. Осторожно пробираясь сквозь заросли, он старался не тревожить шипастыми выростами брони подлесок, хотя и не чувствовал чужого присутствия. Выработанная долгими годами привычка быть всегда на стороже, давала о себе знать. Именно она позволила ему не только выжить, но и дожить до преклонных лет на суровых просторах Пустоши, тогда как другие, менее осторожные сородичи уже давно лежали мертвыми, белея обгоревшими на солнце костями.

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

В книгу вошли четыре повести: «Взорванная тишина», «Иду наперехват», «Трое суток норд-оста», «И сегодня стреляют». Они — о советских пограничниках и моряках, об их верности Родине, о героизме и мужестве, стойкости, нравственной и духовной красоте, о любви и дружбе.

Время действия — Великая Отечественная война и мирные дни.

В матросском кубрике было жарко от соседнего машинного отделения. И тем не менее меня пробирала дрожь, когда я поставил стакан и снова потянулся за бутылкой. Свет от лампочки без абажура больно бил в глаза. Я снова наполнил стакан. Алкоголь, спускаясь по горлу, обжигал внутренности, но теплее мне не становилось. Мне казалось, что я промерз до костей. У нас над головой грохотали по палубе сапоги. По соседству в гамаке шевельнулось чье-то тело, человек всхрапнул, повернулся на другой бок и снова затих. Гамак, повинуясь движению судна, раскачивался, словно на нем лежала кипа соломы. От застарелого запаха немытых тел, смешанного с парами коньяка и синего табачного дыма, у меня слезились глаза.

Эта повесть — о чекисте-разведчике Герое Советского Союза А. М. Рабцевиче, немце-антифашисте К. К. Линке, их боевых товарищах. Бойцы руководимого Рабцевичем спецотряда «Храбрецы» совершили более 200 диверсий в тылу немецко-фашистских войск.

Для массового читателя.

Содержание:

Джон Макдональд. Девушка, золотые часы… и всё остальное (роман, перевод Л. Дымова)

Владимир Моргунов. Записки арбалетчика (повесть)

Оформление и иллюстрации Т. Егоровой, П. Дзядушинского.

На 1-й и 4-й стр. обложки — рисунки Г. НОВОЖИЛОВА.

На 2-й стр. обложки — рисунок Н. ГРИШИНА к рассказу Д. Уэстлейка «Смерть на астероиде».

На 3-й стр. обложки — рисунок В. КОЛТУНОВА к повести Ж. Верна «Вечный Адам».

Солнца не было. Бледная полоска зари загорелась на востоке совсем не надолго. На миг вершины, укутанные снежным саваном, окрасились розовыми бликами. Неуверенными, расплывчатыми, — такими, что ни в ком, кроме тех кто ждал их полгода, они не вызвали бы восторга весны.

Восток погас. Серая мгла окутала бесконечный простор ледяного плато. Серое небо ничем не отграничивалось от серой равнины, обрамленной серыми шапками острых вершин.

Снег стал падать медленно, крупными пушистыми хлопьями, образуя плотную непроглядную завесу. Хлопья ложились ровным покровом. Потом они метнулись под резким порывом колющего ветра. Все закружилось и запрыгало. Снежная завеса, ударяясь о землю, взлетала пушистыми концами, волновалась, металась, прыгала.

Роман молодого талантливого английского писателя Нормана Льюиса рассказывает об освободительной борьбе алжирского народа против французских колонизаторов, о расправах, которые чинила над мирным населением французская колониальная армия, о бесчинствах ультра. Главный герой романа, служащий иностранной компании, ведущей поиски нефти на территории Алжира, инженер-геолог Лейверс, от имени которого ведется повествование, — человек, далекий от политики. Поначалу он искренне верит в возможность примирения колонизаторов и эксплуатируемого арабского народа. Но, став свидетелем пыток и издевательств над алжирским населением, Лейверс из пассивного созерцателя событий превращается в их активного участника. Он помогает разоблачить подлинных виновников гнусной провокации, организованной бандами фашистских линчевателей. Все симпатии автора, безусловно, на стороне борющегося народа Алжира. Обличительная направленность романа, занимательный сюжет, яркий, образный язык, без сомнения, привлекут к книге внимание советских читателей.

Повесть из журнала «Искатель» № 5, 1971.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С начала религиозной войны в Германии вплоть до Мюнстерского мира едва ли возможно указать в политической жизни Европы какое-либо значительное и выдающееся событие, в котором реформация не играла бы первенствующей роли. Все мировые события, относящиеся к этой эпохе, тесно связаны с обновлением религии или прямо проистекают из него, и не было ни одного большого или малого государства, которое в той или иной мере, косвенно или непосредственно, не испытало бы на себе влияние реформации.

В исторических сочинениях, повествующих о замечательных временах Франциска I, Генриха II и его трёх сыновей, редко упоминается имя маршала де Вьейвиля. А между тем он принимал весьма близкое участие в самых важных переговорах, и ему надлежит занять почётное место в ряду великих государственных деятелей и полководцев той эпохи. Из всех современных ему историографов один лишь Брантом отдаёт ему должное, и это свидетельство имеет тем больший вес, что оба они стремились к одной цели, но были приверженцами разных партий.

На помочах инстинкта, на которых оно и поныне ведёт неразумную тварь, ввело человека провидение в жизнь, и так как разум его пребывал ещё в зачаточном состоянии, оно стояло у него за спиной, подобно заботливой няньке. Голод и жажда открыли человеку потребность в пище. Всем, в чём он нуждался для удовлетворения этой потребности, провидение в изобилии окружило его и посредством обоняния и вкуса руководило его выбором. Щадя его наготу, оно даровало ему мягкий климат и, оберегая его беззащитную жизнь, установило вокруг него мир, ничем не нарушаемый. Для поддержания рода оно позаботилось вложить в него половое влечение. В том, чем он сходствует с растением и животным, человек был таким образом полностью завершён. Начал понемногу развиваться и его разум. Поскольку природа продолжала печься о человеке, думать и действовать за него, он тем легче и беспрепятственнее мог отдать свои силы спокойному созерцанию, и его разум, ещё не отвлекаемый никакою заботой, мог безмятежно заниматься созиданием для себя орудия — языка, а также развлекаться пленительной игрой воображения. Человек созерцал вселенную ещё счастливым взглядом. Его радостно настроенная душа бескорыстно и целомудренно воспринимала любое явление; целомудренными и яркими отлагались они в его восприимчивой памяти. Итак, беззаботным и благостным было начало дней человеческих, да иным оно и быть не могло, дабы человек окрепнул для предстоявшей ему борьбы.

Новая система общественного устройства, рождённая на севере Европы и Азии и установленная новыми народами на развалинах Западной империи, теперь уже имеет почти семивековую давность — срок достаточно длительный, чтобы испытать себя на этой новой, более обширной арене и в новых соотношениях, развиться во всех своих видах и разновидностях и пройти через все свои различные формы и изменения. Потомки вандалов, свевов, аланов, готов, герулов, лангобардов