Ступенёк

Владимир Романович Келер

Ступенёк

Таня очень любила ходить с мамой в лес по ягоды. Однажды девочка залезла на пенек и закричала:

- Мама! Что это - на чем я стою?

- Это пенек, - отвечает мама.

- Почему пенек, а не ступенёк, если я на него ступаю?

Рекомендуем почитать

Владимир Романович Келер

Алиса в антимире

Эту маленькую шутливую сказку я сочинил как-то с серьезными намерениями. Меня попросили рассказать о последних физических идеях ребятам, очень далеким от них. Задача была явно невыполнимой, и я решил при

думать какую-нибудь форму, чтобы рассказать хотя бы только о существовании новых понятий в физике, не раскрывая их сути: антимир, аннигиляция, обратимость времени и так далее.

Важно было, чтобы эти понятия не выветрились мгновенно из сознания. Надо было чем-то возбудить воображение моих слушателей, поразить его. Намекнуть на удивительные загадки современной физики.

Владимир Романович Келер

Луночь

Стихи Таня знала еще до того, как научилась читать. Особенно она любила стихотворение Лермонтова: "По небу полуночи ангел летел".

Много позже, когда Таня уже ходила в школу, она обратилась к отцу:

- А что такое, папа, все-таки "луночь"?

- Какая "луночь"? - удивился отец.

- Ну та, по которой летел ангел. Помнишь: "По небу, по "луночи" ангел летел..."

Владимир Романович Келер

Царь Тулпан

А теперь послушайте коми-зырянскую сказку. Я записал ее когда-то у ветхой-ветхой старушки на Печоре.

Жил-был царь Тулпан. Целый день на игрушечном коне скакал, играл в солдатиков. А порой забирался на забор и кричал оттуда: "Ку-ка-ре-ку!" Очень ему нравилось пугать соседских кур и дразнить собак за забором. Однажды вбегает Воевода:

- Беда, царь Тулпан! Идет на нас войной сам грозный царь Укуси-Ухо, ведет свое войско с танками и пушками. Грозит нас всех покорить, заставить на себя работать. Садись скорее на коня, веди в бой на подлого злодея!

Владимир Романович Келер

Вера, надежда, любовь

У папы с дочкой была любимая игра: в "волшебное одеяло". Они садились с ногами на диван и прикрывались шотландским пледом. И начинали фантазировать.

- Давай сегодня полетим на Луну! - говорит Грета.

- Давай! Только сразу закрой глаза, чтобы не ослепнуть от солнца. В космическом пространстве оно знаешь какое яркое. Включаю двигатели ракеты, держись! Трах-тах-тах-тах! Все, приехали, вылезай, мы на Луне.

Владимир Романович Келер

Бес Потанька

Варил повар суп. Подсыпал соли, перцу, бросил пару луковиц. А снизу, с самого дна, поднялся горячий пузырек, скользнул мимо луковиц, подхватил перчинку и солинку и выскочил из кастрюли. Прыгнул повару на лоб, укусил его.

Повар рассердился, хлопнул себя по лбу: думал, что комар. Крикнул с возмущением:

- Ах ты, комаришка, мелкий пакостник! Я тебе покажу, негодный, как кусаться!

А пузырек горячий с перчинкой и солинкой, с капелюшкой лукового супа, заплеснулся в серебристом смехе, даже почернел. И вырос у него хвостик маленький, мохнатенький, рожки-крохотули выросли. Он пищит, хихикает:

Владимир Романович Келер

Чудесная фуражка

Гора увидел, что его друга Юру пропускают в зоопарк без билета. Объяснялось это просто тем, что Юра состоял в кружке юных натуралистов.

Но Гора этого не знал, а когда спросил у товарища, почему того пускают без билета, Юра ответил:

- Потому что у меня чудесная фуражка.

Слова эти поразили Гору. Однажды он потихоньку надел Юрину фуражку и побежал в зоопарк один. Смело и решительно направился он к воротам.

Владимир Романович Келер

Хитрая арифметика

Умер бабай, и сыновья принялись делить его богатство. В завещании указывалось:

"Старшему - половину всех ишаков, среднему - треть, младшему - одну девятую". Но ишаков всего 17. Получается неладное: одному выходит восемь с половиной, другому пять и две трети, а младшему вообще что-то странное и дразнящее: одна целая и восемь девятых ишака! Почти два, да не два все-таки.

- Братья мои почтенные! - взмолился младший брат. - Подарите мне одну девятую ишака. Что вам стоит? Я сяду, уеду и всю жизнь буду вас поминать как настоящих братьев, благодетелей.

Владимир Романович Келер

Дорогой подарок

Учитель вошел в класс и сказал с таинственным видом:

- Угадайте, кого я сейчас встретил? Мука-чародея! Он куда-то спешил, но все же просил вам передать, что согласен исполнить заветное желание каждого.

Напишите и дайте мне. Только не просите невозможного, невозможное умеют делать только люди.

Вскоре 32 листка с желаниями были в папке учителя, и урок пошел обычно. С увлечением учитель говорил, как красива наша Земля и прекрасны люди, населяющие планету.

Другие книги автора Владимир Романович Келер

Владимир Романович Келер

Саблезубый кот

Наступает вечер. Половина десятого. Грета достает из-под батареи пригревшегося там кота Кузю и начинает расхаживать с ним по комнате. Она напевает песенку, которую сочинила сама:

Как у нашего кота

Да кругом красота:

Шубка золотая,

Из Индокитая,

Красные глазищи,

Длинные когтищи.

Храбрый, но не грубый

Кот мой саблезубый.

Даже пес наш дворовой

Эта книга — увлекательный рассказ о научном познании окружающего мира. Она знакомит школьников 8–10-х классов с широким кругом вопросов классической и современной физики. Много интересного узнают ребята о законах механического движения, об энергии и ее источниках, о различных состояниях вещества, о законах движения в микромире и не решенных еще научных проблемах.

Было совершенно ясно: во всём виноват белый котёнок. Чёрный в течение последних десяти минут был занят: старая кошка умывала ему мордочку, и, надо сказать, он вёл себя при этом довольно хорошо: сидел и поглядывал на своего братца. Так что, сами видите: чёрный котёнок не мог участвовать в этом преступлении.

Алиса, свернувшись калачиком, полудремала в большом кресле, а белый котёнок гонял по полу клубок шерсти, который забыла бабушка.

«Надо прекратить это возмутительное безобразие», — подумала Алиса, но вслух не произнесла ни слова: так хорошо было сидеть, ощущая со всех сторон нежную тесноту кресла. И совсем не хотелось раскрывать рта. Во-первых, это потребовало бы огромного усилия, во-вторых, разрушило бы очарование уюта. И, внутренне вся кипя от гнева, Алиса тем не менее не делала ничего, чтобы пресечь отвратительную выходку белого котёнка.

В 1911 году в знак протеста против произвола царского правительства Московский университет покинул великий русский физик П. Н. Лебедев. В подвале дома в Мертвом переулке он организовал физическую лабораторию. Его помощником в этой «подпольной лаборатории» стал Сергей Вавилов.

После Октября С. И. Вавилов беззаветно отдает весь свой талант служению социалистической Родине. Имя С. И. Вавилова, автора пятисот научных работ, приобретает мировую известность. Огромное значение для развития всей советской науки имела деятельность С. И. Вавилова на посту президента Академии наук СССР.

Эта книга — первая популярная биография крупнейшего советского физика.

Владимир Романович Келер

Ученик чародея

Жил некогда ученый человек - Агриппа Нетессгеймский. Сегодня мало кто о нем помнит, а несколько веков назад Агриппа был очень знаменитым. Он занимался алхимией и чародейством, к тому же много сочинял: писал моральные и философские произведения.

Ходили об Агриппе всякие истории. Одной впоследствии было суждено дать пищу многим сказочникам и музыкантам.

Сочиненная при жизни алхимика-чародея, а сейчас почти забытая, история эта выглядела так.

Владимир Романович Келер

Кира, Мара и Чхахана-Хара

Было у одного крестьянина три дочери:

Кира, Мара и Чхахана-Хара. Две родные - Кира и Мара, а третью Чхахана-Хару - он подобрал однажды в поле. Девочка лежала в пеленках и громко, как-то по-особенному, чихала. Она издавала звуки, похожие на "ччха-чха-ханна-харра". По-видимому, она была жестоко простужена. Крестьянин пожалел девочку и принес ее к жене, у которой год назад родились близнецы.

Основное содержание книги – проблема личности, воспитание в нем душевных свойств, ценных для себя и для общества

В книге рассказывается о том, что такое всесторонне гармоничный человек –достойный член коммунистического общества, о месте его среди людей, о воспитании долга перед другими, сознательной одухотворенности в труде, мужестве, целеустремленности, чувстве красоты и т. д.

Владимир Романович Келер

Хромоножка

Раз, два, три, четыре!

Меня грамоте учили:

Не читать, не писать

Только по полю скакать.

Я скакал, я скакал

Себе ноженьку сломал.

Меня мама увидала

И за доктором послала.

Доктор едет на свинье,

Балалайка на спине:

"Тирлим-бом, тирлим-бом!

Мы и лечим и поем".

Увидал мой жалкий вид;

"Говорите, где болит.

Вот что значит не читать,

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Владимир Романович Келер

Обида

После звонка Макс против обыкновения не сорвался сразу с места и не понесся, всех расталкивая, в коридор. Он извлек подкинутую записку из кармана и еще раз внимательно ее перечитал. Особо всматривался в почерк.

В записке стояло (без подписи):

Максик дурак,

Курит табак,

Спички ворует,

Дома не ночует.

Спит под забором,

Зовут его вором.

"Кто? - мучительно думал Макс. - Кто написал? Никита? Яшка? Мишка Скобелев? Но они стихов не сочиняют... Может быть, Нинка Галицкая? Она сочиняет, я знаю. Такая на все способна".

Герберт Кемоклидзе

Немец

Вагон цепляли то к одному составу, то к другому, то совсем отцепляли и сутками держали в тупиках. Никто не знал, когда поезд пойдет и сколько будет стоять, паровоз гудел, эшелон трогался, и отец несколько раз бежал вдогонку, мать вскрикивала и закрывала лицо руками, когда он повисал на железной скобе закопченного, изрисованного пульмана. Однажды отец чуть было не отстал: эшелон двинулся без гудка, и свалилась на землю деревянная приставная лесенка. Отец спрыгнул и побежал назад, потом еле догнал вагон и забросил в него лесенку, но сам не успел схватиться за скобу. На этот раз их пульман был последним, и нельзя было запрыгнуть в другой, чтобы перебраться к себе на стоянке, и мать, выгнувшись из двери, кричала: "Николай! Господи! Как же теперь, Николай!", и Витька тоже высовывался и кричал: "Папка-а-а!" Поезд вдруг резко затормозил, залязгал буферами, мать удержалась на ногах, а Витька грохнулся на пол и, потирая лоб, улыбался, глядя, как забирается в вагон взмыленный отец. "Повезло, повезло", -- повторял отец, а потом ходил в голову эшелона смотреть, отчего случилась остановка, и, вернувшись, рассказывал, что отрезало ноги человеку. Витька представил человека, лежащего на рельсах с отхваченными выше колен ногами, и ближе придвинулся к теплившейся посередь вагона колченогой времянке.

Крамаренко Виктор

БЕЛАЯ РУСЬ

Музыка Григория Квача

Русь бела - и косы белые.

А туманы - рушники.

И березки всюду нежные,

Синеглазы родники.

Припев:

В небе вновь любимая

Занимается заря.

Ты живи, земля родимая

Белоруссия моя.

Я взращен твоими весями,

Добротой души твоей.

Я живу твоими песнями,

Широтой твоих полей.

Припев.

Зеркала-озера чистые,

Крамаренко Виктор

Свиданья на краю эпохи

Книга стихов

БЕЛАЯ РУСЬ

Михаилу Казакову

Русь бела - и косы белые. А туманы - рушники. Зори, словно вишни спелые, Синеглазы родники.

Зеркала - озера чистые, Рощи, хлебные поля, Травы сладостно-душистые Это Родина моя.

Я взращен твоими весями, Добротой души твоей. Я живу твоими песнями, Широтой твоих полей.

По-над братскими могилами Занимается заря. Ты живи, земля родимая, Белоруссия моя.

Александр Алексеевич КРЕСТИНСКИЙ

Жизнь и мечты Ивана Моторихина

Повесть

Родители у Ивана Моторихина - не хуже, чем у других. Отец тракторист, передовик, портрет его на Доске висит около правления. Отец высокий, черночубый, летчицкая фуражка набекрень. Он, правда, не летчиком служил - техником, ну, да это неважно.

Когда Иван Моторихин проходит мимо правления, а там, на крыльце, мужики толкутся и среди них отец, Иван отца сразу отличает. Иван в таких случаях приветствует отца поднятой рукой, а тот в ответ приветствует его.

Мария Крылатова

КЛЮЧИ от ЦАРСТВА

СОДЕРЖАНИЕ

СКАЗКИ

КЛЮЧИ ОТ ЦАРСТВА, ИЛИ ВОЛШЕБНОЕ ЗЕРКАЛО

КАК ДЕВУШКА КРАСОТУ СВОЮ ИСКАЛА

ЧУДО-ЮДО, ЧУДО-ДРУГ

ЧУДО-КОНЬ

РАДОСТЬ ВЕЧНАЯ И РАДОСТЬ ВРЕМЕННАЯ

ВОЛШЕБНЫЙ НАПИТОК

КАК АНГЕЛЫ ТУЧИ РАЗОГНАЛИ

ХРУСТАЛЬНО-РОДНИКОВАЯ ЛЮБОВЬ

ОЛЕНЬ РОЖДЕСТВА

ПОТЕРЯННЫЙ СМЕХ ИИСУСА

ШЛЯПКИ ОТ BABY-GIRL

ЗВЕЗДНЫЙ КОТ

УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА

Иоанна КУЛЬМОВА

НО-О, ЛЕОКАДИЯ!

Повесть

Перевела с польского Гильда Языкова

Эта поэтичная и добрая книжка с грустинкой и юмором рассказывает о том, как Алоиз (извозчик) и Леокадия (лошадь) благодаря верности друг другу выжили, обрели покой и сохранили любовь и дружбу, несмотря на все жизненные передряги, выпавшие на их долю, когда они в расцвете сил потеряли работу, потому что кончилось время пролеток и настало время такси.

Вадим Левин

Аты-баты

Встреча Мой приятель - воробей Первая прогулка Аппетитная песенка для Лешки Летний ливень Лешкина кричалка для теплого дождя Как надо расти

_Загадки _ Кто такая Пушка, Лешкина подружка? Загадка про четыре солнца Дневная загадка Умная туча Барашки (Загадка-считалка из Сочи) Кораблики в луже (Осенняя загадка) Белая страна (Зимняя загадка) Чей портрет? Маленький пруд Кто этот дедушка? Кто этот внук? Горная загадка Почему у Чирикти пропал аппетит?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Романович Келер

Волшебная нить

У молодой, счастливой женщины родился сын. Добрая фея материнства, улыбаясь, подошла к ней и, достав две невидимые ниточки - из сердца матери и из сердца ее ребенка, - связала их. Мать ничего не видела, но почувствовала, что сделала фея. Поэтому, когда ребенка хотели унести (он поел первый раз в жизни и спал), мать испуганно прижала его к себе и сказала :

- Нет, нет, я никуда его не дам.

Владимир Романович Келер

Вова в гостях

Привели Вову в гости. Мама наставляла:

- Веди себя хорошо. Особенно за столом.

У тети Оли было много гостей, и Вова очень стеснялся. Но в общем все шло хорошо, пока не позвали к чаю.

Когда все расселись за столом и тетя Оля разливала чай, Вова неловко дернул рукой и перевернул свой стакан. Все сделали вид, что ничего не заметили, а тетя Оля налила Вове снова.

Однако Вова был совсем смущен и перевернул и второй стакан чаю.

Владимир Романович Келер

Живущая вечно

Это произошло в Индии и началось на священных берегах реки Ганг.

Дочь магараджи полюбила молодого погонщика слонов. Юноша любил ее тоже, но он был беден и не смел мечтать о браке с дочерью своего господина. Если бы магараджа узнал об их любви, он не пощадил бы обоих. Он бросил бы их на растерзанье тиграм или придумал другую, не менее страшную казнь.

И молодые люди решили бежать.

Еще один триллер известного автора о расследовании, которое ведут детектив-любитель, врач-психолог Алекс Делавэр и его друг – профессиональный полицейский Майло Стерджис. На этот раз они распутывают историю странных заболеваний детей в семье миллионера.