Стреляющие камни

Эдик заступил на пост в два часа ночи. Некоторое время ходил и поглядывалпо сторонам спокойно и бодро. Потом вдруг что-то сорвалось, надломилось в нем. Ватная мягкость потекла в ноги, наполнила их слабостью. Отяжелели веки. Густая липкая муть стала затягивать сознание непрозрачной пленкой. Пение цикад, истошно верещавших в чахлых кустиках полыни, медленно тупело, глохло, уплывало куда-то вдаль, и Эдик временами переставал его слышать вообще.

Другие книги автора Александр Александрович Щелоков

«Я — начальник, ты — дурак» — это универсальная военная формула, присущая любой армии мира. Только не всегда она произносится, а чаще подразумевается. Совершенно недвусмысленно. Вот, например, выстроил старшина новобранцев и спрашивает: «Художники среди вас есть?». Ему отвечают: «Есть!» — «Отлично! Возьмите в каптерке пилу, три топора и к обеду нарисуйте поленницу березовых дров для полевой кухни...»

В общем, командиры хамят, но подчиненные от них не отстают. Пестрая мозаика армейских баек и анекдотов, как реальных, так и вымышленных, предстает в удивительно смешной книге бывшего военного, но действующего писателя Александра Щелокова...

Профессиональный военный, окончил Александр Щелоков — профессиональный военный, окончил Военно-политическую академию. Служба в Средней Азии и Закавказье побудила его интерес к востоковедению, исламу. Он серьезно изучал военно-политические и социальные проблемы конфликтов в Афганистане, Боснии, на Северном Кавказе. Автор более двух десятков остросюжетных романов, часть которых стала бестселлерами.

В романе «День джихада» спецслужбам Израиля и России становится известно о прибытии в Чечню арабского террориста — эмиссара Усамы бен Ладена. Цель — создание здесь ваххабитского анклава и распространение его влияния на большинство стран кавказского и среднеазиатского регионов. Группе российских спецназовцев поставлена задача обезвредить главаря ваххабитов...

Политический триллер «Уничтожить Израиль…» подписан в печать незадолго до чудовищных террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Автор, востоковед, специалист по исламу, предугадал в романе, насколько далеко могут пойти фанатики в реализации идеи создания исламского халифата. Арабские шейхи и узбекские экстремисты, афганские талибы и чеченские бандиты – действующие лица авторской версии операции по овладению ядерным устройством и нанесению удара по Израилю. Цель акции – радикально изменить геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке… Сюжет книги А.Щелокова выглядел бы фантастическим до дня “Д” – 11 сентября 2001 года. Теперь он воспринимается как роковое пророчество, вполне реальный сценарий действий исламистских террористов, часть их глобального плана войны против цивилизованного мира для установления нового миропорядка.

После обеда наша редакция пустела.

С тех пор, как ответственным редактором стал Костя Зернов, у нас сложилась традиция: сдал двести строк битого текста в номер и, если не дежуришь, катись на все четыре стороны. Правда, чаще мы катились на восток. Там, в забегаловке на углу Плехановской улицы и Проспекта Первопроходцев, всегда можно было встретить наших редакционных.

Как и в любом другом русском городе, забегаловку пьющий народ именовал «Голубым Дунаем».

Охотников за чужими секретами привлекают не только новые разработки советских ученых. Тянется с далекого юга цепь преступлений, которую усиленно куют и уголовники, и дельцы от политики. Разорвать эту цепь можно только усилиями многих людей…

Новые произведения признанного мастера отечественной остросюжетной литературы…

Щелоков Александр Александрович

ЗОНА ЗЛА

Серия "Спецназ"

Ночь окутала землю тяжелой непроницаемой теменью. На небе, затянутом низкими тучами, - ни луны, ни звезд.

Темнота. Тишина.

И вдруг мир будто обрушился. Оранжевое пламя мощного взрыва вырвалось из мрака, разорвало его, высветило зубчатую линию горных хребтов. Тревожные сполохи заметались, замельтешили по подбрюшиям серых косматых туч.

Тяжелый гул заставил дрогнуть горы. Ломая и круша тишину, прокатился над землей.

Офицерам и солдатам, их матерям и отцам, живым и мертвым, всем, кого опалила своим огнем война, посвящается эта книга.

«Собственно „триллерская“ составляющая у профессионального военного Щелокова очень неплохая, но роман все-таки глубже, честнее, важнее и говорит о самом больном — без гнева, пристрастия, взвешенно и откровенно»

«Книжное обозрение» 18 марта 2002 г.

Александр ЩЕЛОКОВ

БОСИКОМ

ПО ГОРЯЧИМ УГЛЯМ

ПОВЕСТЬ

1

В одном из кабинетов Бешарыкского областного управления внутренних дел прозвенел телефон. Сотрудник уголовного розыска капитан Таштемир Иргашев снял трубку. Телефон пророкотал голосом начальника отдела майора Бакалова:

- Иргашев? Зайдите ко мне. Да, захватите дело об ограблении гражданина Саппарова.

Иргашев встал, подошел к железному шкафу, в котором хранились бумаги. Все еще недоумевая - этим ли заниматься лично начальнику! - взял тоненькую папочку с делом, не стоившим выеденного яйца, и двинулся к майору.

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Ян ФЛЕМИНГ

КВАНТ СПОКОЙСТВИЯ

Джеймс Бонд сказал:

- Я всегда думал, что если когда-нибудь и женюсь, то женюсь на стюардессе.

Обед был достаточно скучный, и теперь, когда два других гостя ушли в сопровождении своих людей, чтобы успеть на самолет, губернатор и Бонд остались одни в большой гостиной административного здания, меблированной мягкой мебелью. Они пытались завязать разговор. У Бонда было острое ощущение нелепости происходящего. Ему всегда было неудобно сидеть на мягких подушках. Он предпочитал сидеть в кресле, обитым чем-нибудь жестким, ногами упираясь в пол. И он чувствовал себя глупо, сидя со старым холостяком на этом диване из розового ситца, уставившись на кофе и ликеры, стоящие на низком столике между их вытянутыми ногами. Было в этой ситуации что-то излишне приятельское, интимное, даже женское, а потому и неуместное.

Ян Флеминг

Свет жизни

Джеймс Бонд лежал на пятисотярдовой огневой точке знаменитого Центрального стрельбища в Бисли. Белый колышек в траве возле него показывал отметку 4,4 и тот же номер был обозначен на высоком навесе под одинокой мишенью размером в шесть квадратных футов, что для человеческого глаза и в поздних летних сумерках казалось не больше почтовой марки. Но инфракрасный снайперскоп, установленный на винтовке Бонда, давал возможность видеть всю мишень целиком. Он мог даже ясно различить бледно-голубой и бежевый цвет, в который было выкрашено шестидюймовое "облачко". Оно выглядело таким же большим, как и половинка луны, уже начавшая показываться в темнеющем небе над Чобхемским хребтом.

Ночное путешествие

Временами Жан Мерсье удивлялся тому, как устроена жизнь, и это был как раз один из тех случаев. Где-то далеко от катера в темноте была береговая линия, которую он не видел, опасности, которые он мог только предполагать, и отсутствие навигационных огней отнюдь не помогало.

Ветер, настойчиво дувший с востока, проносился над заливом Сен-Мало, поднимал волны с белыми барашками и швырял брызги на ветровое стекло катера. Мерсье сдвинул назад рукоятку газа и осторожно начал править к берегу, пристально вглядываясь в темноту и ожидая света, как посланца небес.

Я пересекал гостиную и нес бокал мартини жене, все еще болтавшей с хозяином дома, физиком Амосом Даррелом, когда отворилась дверь, и вошел новый гость. Он был мне совсем незнаком, но с ним появилась девушка, которую звали во время воины Тина.

Я не видел ее пятнадцать лет и не вспоминал лет десять - разве что в те редкие минуты, когда прошлое возвращалось туманным, грозным видением, и я гадал, кто из тех, с кем довелось работать бок о бок, уцелел и что произошло с ними впоследствии. И даже лениво, как водится, подумывал, узнаю ли я вообще эту девицу, если повстречаю ее вновь.

Джон Д.МАКДОНАЛЬД

МЕНЯ ОСТАВИЛИ В ЖИВЫХ

Я лежал на голубой холстине, натянутой на палубный люк, когда ко мне медленно приблизилась эта глупая девица из рекламного агентства. Маленький усталый кораблик упрямо продвигался средь бегущих куда-то волн Тихого океана, а я размышлял о том, что никогда, наверное не устану наслаждаться палящими лучами солнца. Калькуттский врач ухмылялся словно сытый кот, когда говорил мне, что я вполне могу считать последний год проведенным в могиле и поздравлял с возвращением с того света. Мне было о чем подумать, а от болтовни приставучей красотки у меня начинала болеть голова. Четыре дня я что-то ворчал ей в ответ, пока, наконец, не заявил: мне очень жаль, что она леди, так как именно по этой причине я не могу рассказать ей о сути своего ранения. Девица замерла, выпучив глаза, а затем так резво помчалась прочь с палубы, что чуть не вылетела за борт.

Уважаемый Читатель!

 Все, о чем ты здесь прочтешь – вымысел.

 Не следует искать каких-либо аналогий с жившими когда-то или живущими сейчас реальными людьми, которых, возможно, встречал ты сам, либо о которых слышал от своих друзей и знакомых.

 Не следует также искать каких-либо аналогий с происходившими когда-то или происходящими сейчас реальными событиями, свидетелем которых, возможно, был ты сам, либо о которых слышал от своих друзей и знакомых.

 Это лишь плод фантазии Автора, собравшего вместе эти события и этих людей и представившего их твоему вниманию. Они неотделимы, как друг от друга, так и от данного повествования, вне которого существовать не могут.

                            * * * * * 

 Уважаемый Читатель!

 Все, о чем ты здесь прочтешь – правда.

 Возможно, тебе и самому приходилось встречаться, либо слышать от своих друзей и знакомых о людях, живших когда-то или живущих сейчас, и чрезвычайно похожих на тех, с которыми ты встретишься здесь.

 Возможно, тебе и самому приходилось встречаться, либо слышать от своих друзей и знакомых о событиях, происходивших когда-то, либо реально происходящих сейчас и чрезвычайно похожих на те, о которых ты прочтешь здесь.

 Фантазия Автора сводится лишь к тому, что он по собственному разумению собрал эти события и людей вместе и представил их твоему вниманию. На самом же деле большинство из них не имели и не имеют друг к другу никакого отношения, а чаще всего и не подозревают о существовании друг друга.

                            * * * * * 

 Уважаемый Читатель!

 Оба приведенных выше суждения справедливы, и тебе самому решать, какое из них тебя больше устроит. Я же, по общепринятой традиции, могу только указать, что:

 "ОПИСАННЫЕ ПЕРСОНАЖИ И СОБЫТИЯ ВЫМЫШЛЕНЫ,

 А ЛЮБЫЕ СОВПАДЕНИЯ – СЛУЧАЙНЫ"

В романе рассказывается о деятельности вьетнамского разведчика в период с 1953 по 1960 год, когда во Вьетнам на смену французским колонизаторам пришли американские империалисты. Главный герой — Фан Тхук Динь — прибывает в Нью-Йорк и входит в доверие к Нго Динь Дьему, которого ЦРУ готовит к роли будущего диктатора Южного Вьетнама. Став частным советником Дьема, разведчик вовремя информировал Центр о всех планах коварного врага вьетнамского народа.

Английский писатель Роберт Тронсон в повести «Будни контрразведчика» отобразил широкомасштабную и бессмысленную возню многочисленных английских спецслужб. Повесть печаталась в журнале «Вокруг света» за 1972 г. Перевела с английского Нинель Гвоздарева.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Где поп, где приход… Но ничего не поделаешь… Покойница пришла утром к чаю. «Черте про кого пишешь, – сказала она мне, – а я тебе никто?»

Она мне кто. Она мне все. Но почему, господи, ты понимаешь это потом, когда уже свои внуки выделывают такие фортели, что, как говорила бабушка, на голову не наденешь?

Начнем с фортелей. Накануне моя внучка закинула чепец за мельницу. В три часа ночи ее папе позвонили снизу ее, внучкиной, квартиры и сказали, что там, наверху, то ли домового хоронят, то ли ведьму замуж выдают. Измученный отец – днем он отвозил своего отца в больницу – позвонил дочери. Та долго не подходила к телефону, а когда наконец взяла трубку, то, не дожидаясь слов, сказала, что у нее тишайшая тишина, а сосед снизу – сумасшедший дурак.

В книге Галины Щербаковой повествуется о том, как подчас случайный взгляд, некстати оброненное слово поворачивают жизнь вспять. Героиня "Истории в стиле рэп", посетив однажды родной город, узнала тайну, поставившую под угрозу ее благополучную семейную жизнь...

Первая ночь любви. Первый мужчина. И затем – ни одного звонка. Он исчез, ничего не объяснив. Но осталась робкая надежда на его возвращение...

Динамичные и живые приключенческие повести Андрея Сербы знакомят читателя с бурными событиями истории вечно воевавшей Руси.

Воинственные князья, мудрые красавицы, интриги, динамичный сюжет — всё это можно найти на страницах повестей, включенных в данный сборник.