Стрелок

Павел Асс

Стрелок

К Сидорову постоянно на улице приставали мужики.

- Дай закурить!

Мужики требовали закурить так, как будто некурящий Сидоров просто обязан их угощать сигареткой, а когда Сидоров отказывал, недовольно бурчали:

- Все вы, очкарики, такие! Сигаретку пожалел!

А некоторые даже угрожали:

- Дать бы тебе в репу, жмот!

Последнее Сидорову особенно не нравилось. Он нутром чуял, что придет время, когда какой-нибудь мужик не ограничится угрозами, а и даст "в репу". Поэтому, пока не поздно, он решил носить с собой пачку сигарет и, когда стреляют закурить, угощать.

Другие книги автора Нестор Онуфриевич Бегемотов

Сенсационный роман всех времён и народов, состоящий из девяти книг («Как размножаются ёжики», «Операция «Шнапс», «Конец императора кукурузы», «Корейский вопрос», «Шпион, который любил тушёнку», «Вторая молодость», «Штурм Татуина», «Губернатор пятьдесят первого штата», «Вперед в будущее») повествует об удивительных похождениях штандартенфюрера СС фон Штирлица во время и после войны, далеко не похожих на приключения его в фильме «Семнадцать мгновений весны», и иных произведениях старого, доброго времени…

Павел Асс

Кепка Ильича

Из серии "Ленин жив"

Говорят, из всего многообразия головных уборов В.И.Ленин предпочитал кепки. Я сам, правда, никогда не видел вождя в кепке, разве что на картинках, но нет никаких оснований не верить тем, кто частенько созерцал вождя в его любимой кепочке.

Сколько кепок было у Ильича? Сейчас, наверно, этого не знает никто.

Сидоров продавал кепки Ильича. Кепки были серые, с небольшим козырьком и пимпочкой на макушке. Глядя на кепку, так и хотелось представить в ней Ильича, хитро прищурившегося и показывающего язык.

Павел Асс

С А Д Ю Ш К И

Детские садистские стишки (Детям до 16 лет читать не рекомендуется!)

* * *

Дедушка раньше буденовцем был,

Дедушка юность свою не забыл,

Внука учил он, как шашкой рубать

Больше не будет внучек приставать!

* * *

Мальчик с друзьями на стройке играл,

С крыши по ним кирпичами кидал.

* * *

Бабушка Библию внуку читала,

Гвоздики в детские ручки вбивала.

Павел Асс

Гопники

Из серии "Жадность"

- Эй, козел, дай закурить! - послышалось сзади, и Витя оглянулся. Его догоняли четверо здоровенных парней.

"Гопники," - подумал Витя и, ответив:

- Не курю, - прибавил шаг.

- Тогда дай рубль до понедельника! - не отставали гопники.

- Нету денег! - соврал Витя и побежал.

- Стой! Куда! - припустили за ним гопники.

Витя на бегу вытащил из кармана лимонку и, не оглядываясь, бросил назад, и тут же нырнул в кювет, прижавшись к сырой, пахнущей осенью земле.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

КОНСТАНТИН МЕЛИХАН

Ученые записки

* Подозрительная речь

* Слово Пушкина Статья

* Творческая кухня Гоголя Cтатья

* О фикции Выведение из логопедии

* Битва времен Столетней войны Рассказ по картине

* Ножновка Отчет конструкторского бюро

* Теория информации Популярная статья

* Психические болезни Докторская диссертация

* Загадочный портрет История одной находки

* Волосы не зубы - отрастут Воспоминания писателя

ОБУХОВ Евгений

Царь-пушка

Мы-то думали - всё, дальше, думали, некуда. Но тут как раз всенародный приехал. Ему ко всенароду обратиться надо стало. Вот он и обратился:

-А скажи, электорат, когда я свои тебе обещания выполнять начну?

Мы ему, конечно:

-Да к весне, батюшка, к весне.

-Вона что, к весне? Гляди-тк! - удивился он.

-Так оно, батюшка. А теперь ты про нас скажи?

-Сказать про вас? А что сказать - жизнь-то у вас налаживается.

ОБУХОВ Евгений

Мест нету

Уж в последнее время сокращали население, сокращали, а мест все равно не хватает. Не везде, конечно. Самолеты, к примеру, если летают - то пустые. Или с мешками денег за границу.

Одного мужика послали к смежникам насчет поставки дров в Россию договариваться, он в самолет сел - а там одни мешки денег... Или, что ль, денежные мешки. Хотя это одно и то же. Он такое дело увидел, вспомнил, что год зарплату не получал - кувырк, и в медпункт аэропорта с подозрением на обширное разграбление страны. Но там мест нету, там третий год беженцы из свободной Чучкерии живут.

ОБУХОВ Евгений

Из цикла "Ветер больших п..."

Ох, шалят!..

Шалит народ в последнее время, ох, шалит! Передавали, банда форточников объявилась. Значит, так. Один беженец, один многоженец и дистрофик. Он у них всем заправляет. Как кто чего на сковородке жарить возьмется, те подходят к форточке, и - ну, нюхать! Ноздри у этого дистрофика, что у племенного жеребца. С кухни глянешь - охнешь! В общем, сводка: семеро в больнице, у пятерых нервный срыв. А одна бабка кусок со сковородки в рот взяла и как раз в окно высунулась - ее от испуга так перекосило, до сих пор кусок изо рта вынуть не могут.

ОБУХОВ Евгений

Ветер больших п...

На сцену выходит актер с дельтапланом за плечами. Покачивая крылом, будто в полете, пристально вглядывается вдаль.

Эй! Кто-нибудь сводку погоды на завтра слышал? Да причем тут антициклон? Мне бы узнать, в какую сторону ветер будет. А то опять занесет куда-нибудь...

Изображает вираж.

Сейчас много про неопознанные летающие объекты говорят. Ты меня не опознал?.. Ну, вот - я этот самый объект и есть. Летаю, летаю, а опознать никто не может. А ты думал! Высоко летаю.

Валентин Пламенов

Полуночный разговор с нерожденным сыном

Как давно, мой мальчик, я собирался поговорить с тобой по-мужски, да все откладывал. Меня всегда тянет поговорить с тобой именно в это время когда стрелка часов перевалит за полночь. Тогда я иду в кухню, сажусь за стол, будто собираюсь ужинать, и смотрю на холодильник. И вот тогда ты возникаешь предо мной - крохотный, пухленький. Но иногда сон одолевает меня. И нет сил дотащиться до кухни. А иногда та, что родит тебя, чувствует, как я собираюсь осуществить свою ночную вылазку, и хватает меня за шиворот. Ее бесят мои полуночные размышления в кухне.

Степан Поповицкий

Записная книжка генерала

Великому Братству Генералов посвящается

"Спи спокойно, дорогой

товарищ, армия тебя

в покое не оставит."

Генералиссимус

Я обращаюсь к старшим и младшим воинским чинам: если встретите пацифиста - проломите ему башку, ибо он хочет лишить вас воинского достоинства.

Ничто так не досаждает, как циничная философия пацифистов.

Именно армия всегда настаивала на защите мира.

Промптов А.

Как я становился звездой

У меня завелись лишние деньжата, и я решил снять видеоклип. Сделаться заслуженным и знаменитым. Я пришёл к моему приятелю-композитору Ивану Народному и сказал: - Послушай-ка, Изя! Мне до зарезу нужен чумовой хит. Страсть как хочется проложить борозду на ниве русской культуры. - Дело нехитрое, - подмигнул мне Народный. - Давай я сочиню тебе поп-балладу. - Нет, попы с балладами не сочетаются. Попы - вчерашний день. Зачем мне попы? Мне бы что-нибудь поярче, позажигательней, позанозистей. Сам, небось, знаешь, что главное для шоу - зрителя расколбасить, а когда он расколбасится, его, голубчика, голыми руками можно брать - всё схавает. - Л-ладно, - задумчиво согласился Иван. - Есть у меня одна задумка... в стиле буги-диско. - Буги - на твоей совести, а диски - это хорошо... замечательно. Валяй, Изя, музицируй. - Только текст ты себе сам подыщи. Попроще какой-нибудь. С самыми простыми словами. А то если в слове больше пяти букв, оно становится сложным для восприятия публики. - А без текста нельзя обойтись? - Помилуй, чудак, что же ты тогда на сцене делать будешь? - Гм... В самом деле. А ты не в курсе: этот, как его?.. Некрасов... почём за строку запрашивает? - Да он вроде бы давно не пишет. Огородом увлёкся. Сходи-ка ты лучше к Ваське Великому - вот уж истинный талант, наследник Пушкина. Судя по всему, Пушкин был не особенно щедрый родственник, потому что жил Великий в крошечной квартирке без мебели на окраине города. Везде - на бумагах, разбросанных по полу, на обоях, на оконных стёклах, на стенах в подъезде решительно везде были его стихи. - Вы присядьте, а я сейчас... сейчас, - пробормотал он, рысью бросаясь к письменному столу (единственному украшению комнаты). Я присел на перевязанную верёвкой пачку его сочинений, а так как пачек таких было с добрую дюжину, мне удалось прилечь и вздремнуть. - Вы уж простите, - извинялся поэт. - Осенило. Муза впорхнула вместе с вами в моё сиреневое пристанище. А когда она рядом - я ничего с собой не могу поделать: пишу, пишу, пишу... и откуда чего прёт из меня - хоть убей, не понимаю. Алмаз за алмазом, жемчужина к жемчужине. - Да ничего, Мотя, пустяки, - махнул я рукой. - Подарили бы вы мне завалященькие какие стишки. Авось и я бы вслед за вами прославился. - Да ради бога! Для хорошего человека... Возьмите хотя бы эти... заветные... Я пробежался глазами по грязному носовому платку, на котором они были накарябаны. Если б ноги - были руки, И мохнатой голова, Если б были мы как мухи, Только больше раза в два, Вот тогда бы мы летали, Как заправский самолёт, И до старости б не знали, Что такое "не везёт"! - Годится! - обрадовался я. - Возьмите ещё... Хотите - целую пачку. Изумруд к изумруду! - расцвёл Василий. Вы читали мою поэму "Обесчещенная потаскуха"? Очень трагичная история. Я перечитываю - и всегда рыдаю. Особенно на кульминации: "Она вошла в прекрасном неглиже, а я был тоже в неглиже уже, но я-то ждал на пятом этаже, а ей сказали: "На четвёртом же!" - Потом... потом, - ретировался я к двери. - Мне надо спешить в Администрацию Президента. У них там назрел кризис власти и по этому поводу готовится нота протеста. Прощайте! - Вы идите, а я сейчас... я сейчас... И Василий, не пожав мне руки, метнулся за стол - творить... Когда Иванова музыка была готова, я отправился к режиссёру Никифору Каннскому. - Яша, мне нужен ролик. Высокохудожественный ролик, а не те поделки, которые ты стряпаешь для пай-мальчиков и сипатых пичужек. Мне нужен шедевр, Яша! - А ты думаешь - я тут сижу и не умею снимать шедевров? Тьфу тебе в глаза бесстыжие после этого! - Так ты постарайся, ради Христа! Сам-то я в шедеврах - ни в зуб ногой, боюсь опростоволоситься. - Просто ты не проник в суть успеха... Успех, Лейбушка, - в сексуальной мощи. - Ну - сексуальной-то мощи у меня навалом. Могу вразнос торговать. - Ха-ха-ха! У него есть сексуальная мощь! Уморил! На одесском привозе - твоя мощь! Вот скажи, что ты представляешь себе, глядя... глядя, предположим, на водопроводный кран? - Ну там... что вода из него течёт. Никифор презрительно усмехнулся: - А натура, обладающая сексуальной мощью, заметила бы прежде всего, что водопроводный кран - это фаллический символ, что он очень сексуален водопроводный кран! Он горячий и блестящий - водопроводный кран! Он иногда гудит от удовольствия - водопроводный кран! Чехов-классик - и тот говорил, что у человека должно быть всё сексуально - и лицо, и мысли, и душа, и тело, и... м-мм... зарплата, и водопроводный кран, наконец. А на что, по-твоему, похож паровой молот? - Оч-чень сексуально! - сообразив, что к чему, причмокнул я. - А шпиндель токарного станка? - О! - А коробка скоростей в "Запорожце"? - О-о-о! - А четыре тома "Войны и мира"? Я аж покраснел от смущения. - Н-да, ты неплохо учишься, - похвалил Никифор. - Кстати, как у тебя с вокалом? - Никогда не ношу с собой этой гадости! - Петь! петь-то ты умеешь? - А без этого нельзя обойтись? - Да в сущности, почти все обходятся. Но ты бы сходил вечерком на занятия на всякий случай. Для уверенности в завтрашней съёмке... Дама, дававшая уроки вокала, села за сексуально вихлявшийся рояль и запиликала марш Мендельсона, смешанный с гимном России. Я до отказа наполнил лёгкие и грянул: Если б ноги были руки!.. Музыка оборвалась. Я недовольно посмотрел на даму: она уткнулась лицом в ладоши и ревела белугой, тыкаясь локтями по клавишам. - Что это вы? Не стоит переживать. В последнем куплете они поженятся. - Как это печально, - выдавила она. - Из песни слова не выкинешь. - Как это печально, что вы решили петь. - Вот новости! А что же мне делать прикажете? На других местах работать придётся, а я себе не враг. Не нравится вам - вы скажите откровенно, но делать выводы о моём таланте - увольте! Вашей критике меня не задавить! Через пару дней клип был готов и с успехом засветился на всех каналах. Я готовлюсь к мировому турне. Разучиваю новый чумовой хит, созданный в союзе с Изей и Мотей. Начинается он очень сексуально: "Одна чува челялась по Бродвею". Билеты нарасхват, и если вы будете сидеть раззявой у телика - вы вряд ли попадёте на мой концерт. Мигом в кассы!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Асс

Телефоны, самовары...

Из серии "Ленин жив"

- Але, девушка! Мне 77-96, пожалуйста! Кто говорит? Ленин говорит. Да, да, тот самый Владимир Ильич, который Ульянов. Что? Нет, я вас не разыгрываю, Ленин я, Ленин! Какие шутки! Что? Чем могу доказать? Уверяю вас, честное большевистское слово даю, что я - Ленин. Не издеваюсь я над самым святым! Что? Кто может подтвердить, что это я? Да вот, Феликс Эдмундович...

- Але, девушка! Дзержинский у телефона. С вами только что говорил самый настоящий Владимир Ильич Ульянов-Ленин. Нет, не однофамилец. Нет. Нет. Вы что, не слышали, как он картавит? Что значит "подделывается"? Что значит "перестаньте хулиганить"? Это вы перестаньте хулиганить! Дайте нам 77-96! Кто я такой? Дзержинский! Кто может это доказать? Вам что, может еще Бонч-Бруевича позвать? Не верите? Ну, позвоните тогда нам 77-75 Смольный, кабинет Ленина, сами убедитесь! Что "не положено"? Вам звонить Ленину не положено? Конечно, не положено! Тогда дайте нам 77-96! Никто не безобразничает! О, господи! Да я сам знаю, что бога нет. Тоже мне, комсомолка нашлась вонючая, учить меня будет... Ну, вот, бросила трубку. И козлом обозвала...

Павел Асс

У нас в древней Греции

У нас в древней Греции все в порядке. В этом заверяю вас я, а мое слово в цивилизованном мире что-нибудь да значит. Я - Аргон Афинский - журналист газеты "Афинские новости". Это в честь меня назвали свой корабль знаменитые аргонавты, это в честь меня назовет позже один из элементов своей таблицы великий русский ученый Д.И.Менделеев. Так что, как видите, человек я известный. Ну а газету "Афинские новости" рекламировать не надо - хвала Зевсу, ее читают уважаемые люди всего мира. Если, конечно, умеют читать по-древнегречески.

Павел Асс

Урюк

Из серии "Жадность"

На Красной площади неподалеку от мавзолея вождя пролетариата стоял литератор Дамкин и торговал сушеным урюком. Вокруг литератора ходили возмущенные до глубины души менты, но придраться к Дамкину не смели, поскольку у того было разрешение Моссовета, нарисованное художником Бронштейном.

Урюк был вкусный, и к Дамкину выстроилась огромная очередь.

- Товарищи! Мешок большой, всем хватит! - надрывался литератор, но жадные покупатели, имевшие богатый опыт жизни в Советской стране, не верили, что хватит всем, толкались, дрались и кричали:

Павел Асс

В электричке

Вовка сложил газету и последний раз взглянул в окно, где мимо поезда пробегали деревья и уже начал пробегать знакомый желтый забор, по которому Вовка ориентировался, что скоро его станция. Засунув газету в карман, Вовка поднялся и, хватаясь за ручки на лавках, пошел в тамбур - на выход. В тамбуре стоял толстый противный мужик с поросячьим лицом. Выпуская целые тучи вонючего дыма, мужик курил отвратительную "беломорину".