Страж фараона

Семен Ратайский – скульптор из Петербурга – польстился на крутые бабки и по приглашению своего студенческого друга Керима приехал в Хасавюрт ваять местных нуворишей. Однако Керим обманул Семена и продал его в рабство.

В порыве ярости к рабовладельцу Семен хватает кувалду, реальность расплывается перед ним, и он проваливается в бездну времени.

Древний Египет. Страна жрецов и воинов. Интриги, заговоры, перевороты. Царствование прекрасной Хатшепсут.

Захватывающая история нашего современника, сумевшего пройти путь от песков пустыни до нефритовых ступеней царского трона, от рабства – до любви египетской царицы.

Отрывок из произведения:

Я предлагаю вниманию читателей исторический приключенческий роман, который, как большинство произведений такого рода, нуждается в некоторых комментариях. Эти комментарии даны в конце книги, и я советую иногда заглядывать в них – хотя бы затем, чтобы стало ясно, в какой бездне времени очутился мой герой. Должен заметить, что, кроме фантастической посылки, фантастики в этом романе нет. В описании Та-Кем – или Древнего Египта в эпоху Нового царства – я старался придерживаться известных историкам древности реалий. Это, например, нашло отражение в именах персонажей и в географических названиях, которые могут показаться читателю непривычными. Однако напомню, что египтяне не имели понятия о городах Мемфис, Фивы или, например, Гелиополь, – все это греческие названия, большей частью знакомые нам. Для египтян же Мемфис был Мен-Нофром, Фивы – Уасетом, Гелиополь – городом Он-Ра; равным образом они не знали о ливийцах и нубийцах, а называли их по-своему – темеху и нехеси.

Другие книги автора Михаил Ахманов

Диабет не болезнь, а образ жизни. Если вы заболели, не надо отчаиваться, старайтесь активно поддерживать свой организм в нормальном состоянии с помощью диеты, лекарств и физических нагрузок. А этому диабетик должен быть обучен. Хочешь жить – учись! И не по переводным пособиям, бесполезным для российских диабетиков в силу своей неадаптированности к нашим условиям, и не по сомнительным трудам, советующим отказаться от лекарств и лечить диабет рыдающим дыханием или голодной диетой с десертом из гимнастики йогов, а по книгам, подобным той, которую вы держите сейчас в руках. Ведь написали ее врач-эндокринолог Хавра Саидовна Астамирова и диабетик со стажем Михаил Сергеевич Ахманов, физик, писатель, член Союза писателей Санкт-Петербурга. Следуя советам «Настольной книги диабетика», вы реально сократите все неудобства, связанные с вашей болезнью, и сможете вернуться к полноценной активной жизни во всех ее проявлениях.

Война между человечеством и агрессивной расой дроми, стремящейся завоевать всю Галактику, продолжается уже больше полувека. Потери исчисляются миллионами. Наконец людям выпадает шанс – одним ударом выиграть войну или хотя бы прервать ее на неопределенное время, уничтожив правящий клан противников. Но для этого надо пройти к материнской планете дроми недоступными прежде межгалактическими путями даскинов, Владык Пустоты. Возглавить рискованную операцию поручают коммодору Олафу Питеру Тревельяну-Красногорцеву, храбрецу, любимцу армии, покорителю далеких миров и женских сердец. И все бы ясно и однозначно, если бы не странное обстоятельство: вместе с эскадрой Тревельяна к дроми летит наблюдатель, Марк Вальдес, сын легендарного звездного адмирала, герой войны, ставший теперь Судьей Справедливости. Таких в Галактике всего двенадцать. И их решение, каким бы неожиданным оно ни было, для исполнения является обязательным…

Повезло! Да еще как повезло посланцам могущественной цивилизации ругов, совершенно случайно выбравших из всех пиррян в качестве объекта для захвата и последующего изучения именно Язона динАльта. Ведь он единственный из жителей Мира Смерти, кому в голову могла прийти нелепая идея: прежде чем стрелять – попытаться внедрить в сознание своих пленителей странную мысль: «Торговать лучше, чем воевать». А ведь на его месте должен был быть Керк Пирр!

Ри Варрат – звездный странник, соратник и друг посланца Земли Скифа, вместе с ним пытается найти и обезвредить. таинственных пришельцев, похищающих индивидуальность и душу у жителей мирных планет. Невероятные приключения и неожиданный финал. Борьба не закончена. Что впереди?

Андрей Серов, специалист по розыску похищенных людей, сталкивается с необычным случаем: несколько его клиентов исчезают при странных обстоятельствах. Он проходит по их следам и разделяет судьбу исчезнувших – провалившись в пространстве и времени, оказывается в Карибском море на пиратском корабле, в эпохе, когда английские и французские флибустьеры грабили испанские колонии.

Начало XVIII века, экзотические острова, жестокие нравы, дикие земли Америки. Грохочут над водами пушки, ветер раздувает паруса, идет на абордаж пиратская вольница, звенят клинки, сверкает золото в испанских сундуках, гуляют корсары в кабаках Тортуги…

Через все это должен пройти Серов, чтобы встать на капитанском мостике боевого корабля и исполнить свою мечту – отправиться в дальний путь, на родину. Ибо в том далеком столетии, где нет еще ни Бразилии, ни Мексики, ни Северо-Американских Штатов, есть Россия, и тянет она Серова, как магнит…

Таинственный дар, унаследованный Эриком Тревельяном от предка-инопланетянина из расы фата, стал причиной его назначения в состав посольства, отправившегося в звездную империю хапторов. Ее правители после поражения в давней войне с Земной Федерацией неохотно шли на установление отношений с победителями. Но, неожиданно оказавшись в плену, Эрик понимает, что возложенная на него миссия намного серьезнее, чем установление культурных и торговых связей.  От его воли и мужества зависит слишком многое в судьбах человечества и дружественных рас. Ведь стремление хапторов найти контакт с Владыками пустоты сулит галактике неисчислимые беды…

Каково владеть богатейшей международной корпорацией, производящей все виды вооружения? Обладать неограниченной властью и могуществом? Иметь возможность исполнить любое свое желание?

Многие были бы счастливы, получив такое наследство, но Алексей Каргин, бывший офицер спецназа, бывший наемник Французского иностранного легиона, волею судеб ставший наследником главы оружейной корпорации, не из числа «многих». Однако оружейный бизнес – не то наследство, от которого можно отказаться. Тем более что в этом наследстве заинтересована Россия, а судьба родины Алексею небезразлична.

И тогда Каргин пускается в очередную авантюру, чтобы раскрыть новую тайну и при этом остаться в живых…

Частный детектив Андрей Серов, бывший спецназовец, в результате одного из запутанных расследований оказывается… в XVIII веке. Пройдя путь в тысячи миль, полных опасностей и приключений, Андрей становится капитаном пиратского фрегата «Ворон» и по совместительству маркизом Андре де Серра. Но блеск золота, адреналин набегов и абордажей так и не превратились в смысл его жизни. Он хочет привести свой фрегат в Россию и послужить царю Петру, которому в войне со шведами крайне необходимы опытные мореходы. Однако добраться из Вест-Индии на Балтику непросто. Первый же шторм у Канар ломает все планы. А нападение на «Ворона» магрибских пиратов, хозяев Западной Атлантики и Средиземноморья, заставляет и вовсе отложить поход на север – в плену оказываются верные соратники и красавица-жена Андрея Шейла. Их надо освободить во что бы то ни стало!

Ранее книга издавалась под названием «Ворон».

Популярные книги в жанре Альтернативная история

"Я с детства мечтал убить Гитлера"

Том Круз,

(на презентации фильма "Операция "Валькирия"

Сеул, январь 2009 года)

 

 1 июня 2009 года

 Мировая лента новостей

 

 "Самолет "Эйр Франс", летевший рейсом 447 из Рио-де-Жанейро в Париж, пропал с экранов радаров сегодня около 7 утра по Гринвичу. Предположительно Airbus A330-200 попал в зону турбулентности, в него ударила молния, после чего он потерпел крушение над Атлантическим океаном. На борту авиалайнера находились 228 человек из 32 стран, в том числе - 26-летний представитель бывшей императорской семьи Бразилии Педру Луиш Орлеанский и Браганский".

Юрий Лукшиц — Из огня да в пламя

Рассказ был написан мною еще в возрасте 16 лет, так что не судите строго. Возможно, как-то выделю время и напишу обновленную версию. Рассказ написан на стыке жанров научной фантастики и альтернативной истории

Как вы считаете: какие путешествия являются самыми непредсказуемыми? Безусловно, во времени, ответите вы — и будете абсолютно правы. А что для вас страшней: перенестись на 65 миллионов лет назад и предстать во всей красе перед тираннозавром или стать свидетелем уничтожения японского города Хиросима? Или, если бы вы могли перенестись во времени, то спасли бы Иисуса Христа от распятия? Собственно, вышесказанное не очень-то и важно. Интересен совсем другой вопрос: что произойдет с миром, если в прошлом изменить какую-то непримечательную, с первого взгляда, деталь? Наверное, история повернула бы совсем в другом направлении. Можете вспомнить знаменитого фантаста Рея Брэдбери и его рассказ «И грянул гром»... Хотя, конечно, моя история не о раздавленной бабочке.

«Покуда главный герой романа, Богдан Тертычный, сдирает шкуру с чертей, варит из них мыло, пускает их зубы и когти на ювелирные изделия, — человечество продолжает решать вопрос вопросов: Кавель убил Кавеля или Кавель Кавеля. Пока не найден ответ — не начнется ничто! Спасая людей, тонет герой-водяной, чтобы новой зеленой звездой озарить небо; идет по тверским болотам в поисках России караван трехгорбых верблюдов; продолжает играть на португальской гитаре Государь Всея Руси Павел Второй, и несмотря ни на что, деревья растут только ночью. Кончается роман, а нам лишь остается спросить друг друга: «Господа, кто знает, все-таки Кавель убил Кавеля или Кавель Кавеля?.. По секрету — скажите!»

Весьма озабоченный этим вопросом — А.К. (Ариэль Кармон)»

Тяжёлая взвесь белой ночи цвета и запаха несвежих простыней, влажная и душная, как опостылевшие объятия, обволакивала, проникала всюду, парализовывала, отражала меня и оттого была неприятна. Никаких возвышенных мыслей не рождалось внутри, и невозможно было найти достойных слов описать это возлюбленное всеми явление природы, характерное для Петербурга в середине июня, никаких желаний, никаких чувств, кроме головной боли и жажды. Взгляд рылся в сумерках углов неприбранной равнодушной комнаты, натыкаясь на мебельные тела, грязную посуду, разбросанные повсюду, исписанные какой–то чушью листы примятой бумаги. Наконец это вызвало тошнотворное головокружение и усилило великую сушь истерзанного накануне нутра. Две на четверть недопитые бутылки сухого красного пыльно и отрешённо поблескивали из–за ножки стола, как будто имели разум и могли понять свою несостоятельность – я никогда не допивала последних глотков – в них нет ничего, кроме паскудной взвеси горьковато–терпкого осадка в подкисающем наполнителе. Неопрятная надменность бутылочного стекла раздражала, но в тоже время побуждала к действию, и за это я была ей благодарна. Требовалось некоторое время и усилие для сборки разбросанного по дивану тела, части которого сопротивлялись согласованности движений. Это злило, но сил придавало.

Небесам уже снились дожди. Близился к концу сезон охоты за листьями. Охотники промышляли уже не только в загородных парках, но и в самом центре. Во дворе под кленами мелюзга сражалась за ясные полузвёзды для школьных гербариев. Самые отчаянные охотницы – конечно мамы. Иная запросто могла влезть на верхушку, одёргивая юбочку, чтобы сорвать вожделенный осколок солнца для любимого чада. Иногда какая-нибудь мамаша приводила папашу. Тот, виновато оглядываясь, обхватывал дерево и тряс его, краснощёкие отпрыски с боевым кличем бросались под огненный обстрел.

Первый луч зари

Maiori forsan cum timore sententiam in me fertis quam ego accipiam.

(Возможно, вы выносите мне приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю.)

Джордано Бруно

8 февраля 1600

Бухнул тяжёлый засов, и дверь отворилась с протяжным скрипом.

Неужели пора? Сквозь крохотное окошко под потолком я смотрел, как бледнеют звёзды. Занималась заря – последняя заря в моей жизни.

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга вторая - "Черный рыцарь".

Покончив за пару дней со всеми своими делами, связанными с финансами и отправив по свифту в московский банк гарантию для своих молодых друзей-предпринимателей, Защитник Мироздания решил, все-таки, немного задержаться в Нью-Йорке, чтобы встретить в этом городе Новый Год. Хотя в Москве его ждали дела и друзья, он решил сделать себе маленький праздник и провести эту новогоднюю ночь вместе с Айрис и Гельмутом.

«Хронопилот» — фантастический экшн о творцах альтернативного прошлого, о столкновении во времени интересов потомков и предков. 12,5 а. л. Эксперимент Службы Хроноразведки приводит к созданию альтернативной реальности в Прошлом. Великая Отечественная продолжается вплоть до 1947 года. К этому времени фашистам удается построить межконтинентальные ракеты Фау-4. Капитан Хроноразведки Алекс Химмель становится фигурой, вокруг которой разворачиваются события и Прошлом, и в Будущем. Вместе с советскими десантниками ему предстоит уничтожить секретный ракетодром под Брянском. Но Алекс обречен: в Прошлом создается временная петля, и возвращение в «свое» время становится невозможным. На помощь приходит могущественная организация из Сверхбудущего, во главе которой стоит смертельный враг Химмеля.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А Н Н А

А Х М А Т О В А

ГОРОД

О "красоте" Петербурга догадались художники-мирискусники, которые, кстати сказать, открыли и мебель красного дерева. Петербург я начинаю помнить очень рано - в девяностых годах. Это в сущности Петербург Достоевского. Это Петербург дотрамвайный, лошадиный, коночный, грохочущий и скрежещущий, лодочный, завешанный с ног до головы вывесками, которые безжалостно скрывали архитектуру домов. Воспринимался он особенно свежо и остро после тихого и благоуханного Царского Села. Внутри Гостиного двора тучи голубей, в угловых нишах галерей большие иконы в золоченых окладах и неугасимые лампады. Нева - в судах. Много иностранной речи на улицах.

А Н Н А

А Х М А Т О В А

ИСКРА ПАРОВОЗА

Я ехала летом 1921 г. из Царского Села в Петербург. Бывший вагон III класса был набит, как тогда всегда, всяким нагруженным мешками людом, но я успела занять место, сидела и смотрела в окно на все - даже знакомое. И вдруг, как всегда неожиданно, я почувствовала приближение каких-то строчек (рифм). Мне нестерпимо захотелось курить. Я понимала, что без папиросы я ничего сделать не могу. Пошарила в сумке, нашла какую-то дохлую Сафо. но... спичек не было. Их не было у меня, и их не было ни у кого в вагоне. Я вышла на открытую площадку. Там стояли мальчишки-красноармейцы и зверски ругались. У них тоже не было спичек, но крупные, красные, еще как бы живые, жирные искры паровоза садились на перила площадки. Я стала прикладывать (прижимать) к ним мою папиросу. На третьей (примерно) искре папироса загорелась. Парни, жадно следившие за моими ухищрениями, были в восторге. "Эта не пропадет",- сказал один из них про меня. Стихотворение было: "Не бывать тебе в живых..." См. дату в рукописи - 16 августа 1921 (может быть, старого стиля).

Ахмеджанов Фарит

Куpьеp DV двенадцатый

************* Hовости от автоpов

Hиколай Пеpумов pаботает над двенадцатым томом своего академического ПСС.

- И это пpи том, что последний, сто пятый, уже готов, - посетовал он в беседе с нашим коppеспондентом.

Ряд pоссийских писателей с возмущением встpетили новость о том, что фиpма Микpопpоз с 1998 года включает в свои игpы генеpатоp автоматического описания пеpипетий их пpохождения игpающими.

Сергей Айсин

Дигория, Карагуом, Суганы-91 (Центр.Кавказ)

ДИГОРИЯ, КАРАУГОМ, СУГАНЫ. 1989 г.

Маршрут IV категории сложности по Центральному Кавказу (восточная часть) прошла группа городского клуба туристов г.Кривого Рога и г. Уфы

под руководством Айсина Сергея. Протяженность маршрута 204 км, продолжительность 17 дней. Рекомендуемая сезонность : июль-август.

Поход начинается в поселке Фаснал, куда можно доехать рейсовым автобусом, идущим в поселок Дзинага. Тропа проходит вдоль левого берега р.Скатикомдон, траверсируя склоны хребта Казатыхох. Поворачивая в долину реки Хуппара, начинаем набирать высоту по альпийским лугам к одноименному леднику на перевал Кадурхошхин 2А 3820 м. Западный склон перевала проходим с использованием перил 80 м косым траверсом влево по скальному рельефу. Спуск с перевала пролегает по пологому снежнику.