Страстная пятница

Ф. Пол УИЛСОН

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА

- А Святой Отец говорит, что вампиров не существует, - сказала сестра Бернадетта Джайлин. Сестра Кэрол Хэнарти подняла глаза от стопки контрольных по химии у себя на коленях - контрольных, которые, быть может, уже никогда не вернутся к ее второкурсникам, - и посмотрела, как Бернадетта ведет по, городу старый "Датцун", работая рычагом передач как заправский дальнобойщик. Ее милая подруга и коллега - сестра милосердия - была худа, даже до болезненности, у нее были большие синие глаза и короткие рыжие волосы, выбивающиеся по краям из-под плата. Она всматривалась в ветровое стекло, и свет заходящего солнца румянил чистую гладкую кожу круглого лица.

Другие книги автора Фрэнсис Пол Вилсон

Действие романа разворачивается весной 1941 года в старинном замке на одном из перевалов суровых и загадочных Трансильванских Альп, где набирающий силу гитлеризм сталкивается с немыслимым порождением потусторонних сил тьмы. Но этому дьявольскому дуэту противостоит вечный страж добра и справедливости — «рыцарь без страха и упрёка», воплотивший в себе и земную, и сверхчеловеческую мощь неотвратимого правосудия.

В новой антологии собраны тридцать пять классических и современных историй о вампирах, принадлежащих перу таких известных авторов, как Клайв Баркер, Роберт Блох, Нил Гейман, Тацит Ли, Ким Ньюмен, Кристофер Фаулер, Брайан Ламли и других.

Загадочные, жестокие, аристократичные, сексуальные, бесстрастные, как сама смерть, и способные па самую жгучую страсть, – вампиры уже не первое столетие остаются притягательной и модной темой мировой литературы и кинематографа.

Исторгнутые извечной тьмой или порожденные человеческими суевериями; исчадия зла или жертвы рокового недуга; звероподобные кровопийцы или утонченные ценители алого вина жизни – вампиры обязательно завладеют если не вашей кровью, то неотступным вниманием.

1941 год. В горах Румынии затерялся старинный замок, где немецкий гарнизон несет потери, которые невозможно объяснить только действиями партизан. Чьи же зубы или когти оставляют следы на горле жертв? Неужели пресловутые трансильванские вампиры — не выдумка средневековых фантазеров? Ф. Пол Вилсон — популярнейший американский писатель, мастер непредсказуемых сюжетов и будоражащих воображение загадок. Каждый новый его роман моментально попадает в число бестселлеров и переводится на множество языков. Совокупный тираж его книг уже превысил двадцать миллионов экземпляров по всему миру.

Планетарный разведчик Стивен Дейлт случайно приобретает симбионта. Теперь он бессмертен, у него двойной разум и сверхчеловеческие способности, используя которые он помогает людям. А тем временем на другом краю Млечного Пути неизвестная раса готовится напасть на человечество, чтобы уничтожить его…

Фрэнсис Пол Вилсон — американский писатель, врач и музыкант, более известный произведениями «литературы ужасов». В данное издание вошли избранные произведения автора. Содержание: ВРАГ (цикл) 1. Застава 2. Рожденный дважды 3. Могила (= первый роман цикла «Наладчик Джек») 4. Прикосновение 5. Апостол зла 6. Ночной мир НАЛАДЧИК ДЖЕК (цикл) 2. Наследники 3. Бездна 4. Ярость 5. Пожиратели сознания 6. Кровавый омут 7. Врата 8. Перекрестья ФЕДЕРАЦИЯ ЛА НАГА (цикл) 1. Восставшие миры 2. Охота на клона 3. Тери 4. Целитель 5. Колесо в колесе

Наладчик Джек, узнав, что отец попал в аварию, мчится к нему на помощь. Но авария — лишь часть безумного ритуала: так женщина со сверхъестественными способностями намеревалась принести дань загадочным подводным огням. После неудачной попытки она снова и снова пытается заполучить ускользнувшую жертву...

Загадочная пожилая дама просит Джека — специалиста по необычным расследованиям — вызволить ее сына из секты. Выясняя обстоятельства дела, Джек узнает, что глава секты скупает земельные участки по всей планете и закапывает там расписанные странными символами столбы, живьем замуровывая в них людей.

Доктор Алан Балмер становится обладателем чудесного дара: исцелять любые болезни прикосновением. Однако ему самому это не приносит добра: официальная медицина называет его шарлатаном и лишает практики; к тому же, возвращая здоровье другим, сам исцелитель стремительно теряет его.

Сын возлюбленной Алана, маленький Джеффи, тяжело болен. Последним, опустошающим усилием воли измученный врач возрождает ребенка к полноценной жизни и одновременно передает ему свой бесценный и страшный дар.

Популярные книги в жанре Ужасы

Утром 5 января 1976 года, ровно в 17.15, Чарли Старкуэзеру явился Господь Бог.

Чарли был не последним винтиком в престижном рекламном агентстве Пирса, Траста, Хэка и Клоббера, и Богу пришлось здорово попотеть, чтобы попасть к нему на прием. В наш век, когда у каждого в бумажнике есть водительские права и дюжина кредитных карточек. Господь Бог оказался в аховом положении: у Него не было даже свидетельства о рождении. Горький опыт научил Его не называть Себя по имени – сами знаете, какое нынче отношение к религиозным фанатикам. Правда, есть эффектные приемы, надежно служившие в прошлом, но сейчас огненное облако или столб пламени ничего не дадут, кроме неприятностей с пожарными.

Рыжов сидел в своем кабинете и пытался работать, вот только никак не мог, по выражению Борсиной, «собрать мысли в кучку». Когда Самохина и Раздвигин вернулись из лагерей, Рыжов начал ходить по кабинетам, обзванивать тех, в ком еще оставался уверен, просил, даже немного шантажировал, разумеется, в той мере, в какой это было позволено при нынешних обстоятельствах, и в какой позволяла его собственная щепетильность, чтобы их вернули на прежнее место работы, в его аналитическую группу, получившую за глаза название «Темных папок» еще в далеком двадцатом году.

...Его жизнь изменилась после того, как он начал слушать «Радио ада».

Анаксемандр Кокли обрел мировое могущество благодаря своему изобретению – увлекательному электронному Шоу, превращающему зрителей в послушных зомби. Но нашлись непокорные, которых не устраивает такое положение вещей. Они помогли суперзвезде Шоу, Майку Джоргове, вырваться из лап магната. Джоргова готов на все, чтобы спасти свою любимую и сломить мировое господство концерна Кокли, держащего сознание миллионов в плену грез.

В сборник вошли новеллы: «Голос», «Сгоревший» и «Бабуля».

Вон тот господин — доктор Йорре.

У него есть своё техническое бюро и ни одного близкого человека.

Ровно в час он всегда обедает в вокзальном ресторане, и, как только он входит, официант приносит ему «Политику».

Доктор Йорре всегда садится на газету, не потому что хочет продемонстрировать к ней своё презрение, а для того чтобы в любой момент иметь её под рукой, так как читает её урывками за едой.

Он вообще своеобразный человек, это автомат, который никогда не спешит, ни с кем не раскланивается и делает только то, что сам хочет.

— Вы видели молнию? Должно быть, что-то стряслось на центральной электростанции. Вон там, над теми домами.

Несколько человек остановилось, обернувшись в ту же сторону. Над городом неподвижно висели тяжёлые тучи, чёрной крышкой накрывшие всю долину, — чад, поднимавшийся от крыш и не дававший звёздам позабавиться, глядя на человеческие глупости.

Снова что-то сверкнуло — от вершины холма до самого неба — и пропало.

Бог знает, что это могло быть; только что молния вспыхнула слева и вот опять уже с другой стороны?! Никак это пруссаки, — предположил кто-то.

Ученики ощупью, мелкими шажками, поднимались по винтовой лестнице.

В обсерватории набухала темнота, а возле блестящих латунных телескопов тонкими холодными лучами-струйками падал в круглый зал звёздный свет.

Если медленно поворачиваться из стороны в сторону, позволив глазам свободно блуждать по комнате, можно было увидеть, как разлетаются брызги света, разбиваясь о металлические маятники, свисающие с потолка. Мрак пола заглатывал сверкавшие капли, сбегавшие по гладким, блестящим приборам вниз.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Д.УИНДЕМ

ДРУГОЕ "Я"

Перевод с английского Р. Померанцевой

В тот раз я встретил их по чистой случайности. Я, наверно, все равно бы немножко позже на них наткнулся, но тогда бы все вышло совсем иначе. А тут только я свернул за угол, как сразу их увидел - стоят спиной ко мне в самом конце прохода и осторожно выглядывают в большой коридор, чтоб выйти незаметно. Джин я узнал сразу: даже издали различил ее профиль. Что до мужчины, то он стоял ко мне спиной, однако я все равно уловил в нем что-то ужасно знакомое.

Белла Улановская

Сила топонимики

Рассказ

Я хочу говорить о том, из каких трещин растут березы, но из каких развалин они никогда не вырастут. Влетит зерно, зароется в снег, покемарит до положенного срока, разбухнет, лопнет, предпримет штыковые атаки в направлении подходящей моховой подушки, а там и листвой укрылось, теперь не достанешь, не выдерешь, высоко сижу, далеко гляжу, мои камни, мои стены.

Ферма. Стоит на краю тверского села Котлован. Под крышей выведено двухметровыми буквами из красного кирпича: Грозный. Строили в конце шестидесятых (а, скажут вам местные жители, были тут шабашники из Чечни, у них семьи, говорят, большие, работы всем не хватает, живут бедно, вот соберутся родственники в бригаду и отправляются к нам). В начале каждой зимы между селом и райцентром начинался трезвон: Ферма Грозный не готова к зиме! Хватит ли сена? Не хватало всегда. И вдруг, на исходе зимы - всё! Забирайте коров по домам. Вышли все. Даже дед, не встававший всю зиму, тянул за собой чуть живую коровенку. Она упиралась. - Ишь, обратно в колхоз хочет! - Предстояло избавиться от колхозных привычек, были случаи, находили хозяева свою собственность на пустой ферме.

Людмила УЛИЦКАЯ

ПУТЕШЕСТВИЕ В СЕДЬМУЮ СТОРОНУ СВЕТА

Истина лежит на стороне смерти.

Симона Вайль.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

С конца семнадцатого века все предки Павла Алексеевича Кукоцкого по мужской линии были медиками. Первый из них, Авдей Федорович, упоминается в письме Петра Великого, написанном в 1698 году в город Утрехт профессору анатомии Рюйшу, у которого за год до того под именем Петра Михайлова русский император слушал лекции по анатомии. Молодой государь просит принять в обучение сына аптекарского помощника Авдея Кукоцкого "по охоте". Откуда взялась сама фамилия Кукоцких, доподлинно неизвестно, но, по семейной легенде, предок Авдей происходил из местности Кукуй, где построена была при Петре Первом Немецкая слобода.

Действие повести «Веселые похороны» происходит в мастерской умирающего московского художника, давно уже прижившегося в Нью-Йорке. Последние дни его жизни приходятся на жаркий август 91-го года и сопровождаются непрекращающимся аккомпанементом назойливой южноамериканской музыки, несущейся с улицы, и напряженно-драматическими телевизионными трансляциями из Москвы. Герой пытается разрешить сложные и противоречивые отношения с покинутой родиной, с официальным богом, которого ему навязывают, и с той Высшей Силой, присутствие которой он ощущает в мире... Он стремится всех примирить, помочь обрести себя своей внебрачной дочери-подростку, смягчить враждебные и агрессивные чувства и оставить после себя не голое и болезненное место, а область любви... И это ему удается...