Страсти ниже плинтуса

Вспомнить все, очнувшись в морге... А вспомнить Тане Корольковой было что: и как она застала муженька с незнакомой девицей, и как за это... свекровь выгнала ее из дома, и как в подворотне на нее напали и ударили по голове. Живым, конечно, в морге не место, но больше бедолаге деться было некуда. Тем более что официально она уже числилась погибшей — все та же добрая свекровь быстренько опознала чужой труп как Таню... Однако и это еще можно пережить — но только вот куда деваться от загадочных людей в серых костюмах, которые то караулят ее, то требуют раскрыть какую-то тайну? Неужели все эти шпионские игры начались после того, как Татьяна, пытаясь найти приют в квартире родственников мужа, перепутала сумки и схватила чужую вместо своей?

Отрывок из произведения:

На ночной улице не было ни души. Где-нибудь на Невском сейчас полно народу, музыка, шум, веселье, а здесь, хоть и считается центр, кажется, что город просто вымер. Мои шаги гулко отдавались от мрачных каменных стен. Хорошо хоть не холодно, разогретый асфальт отдает накопленное за день тепло, да и достаточно светло, летом у нас в городе всю ночь без света читать можно, но все равно как-то неуютно. А самое главное — непонятно, что делать дальше, куда теперь податься. После скандала с благоверным и его мамочкой, вылитой жабой, я вылетела из дома на всех парусах, злость меня подгоняла, и никаких мыслей в голове не осталось... Впрочем, тетя Галя говорит, что я всегда так — сначала сделаю, а потом подумаю. Кроме того, у меня в руках был ключ от

Другие книги автора Наталья Николаевна Александрова

Убита Валерия Кликунец — спонсор и друг одного достаточно популярного театра. Поговаривают, что при жизни Валерия не отличалась покорным нравом и плюс к ужасному характеру совсем не интересовалась мужским полом. Валерию привлекали только красивые женщины, и многим хорошеньким актрисам театра она не единожды делала недвусмысленные предложения. Особенно доставала своим вниманием приму Ольгу Чижову. У следствия появился прекрасный мотив и улики против молодой актрисы. В ее гримерной была найдена антикварная брошь Валерии. Теперь почти не осталось сомнений, кто же убийца. Только одно не укладывается в схему — Ольга Чижова или, как привыкли называть ее близкие люди, Лола, не так проста, как кажется. Она вместе со своим другом, известным аферистом Леней Маркизом, провернула уже столько удачных хитроумных операций, что просто не могла так грубо убить поклонницу. Есть более гуманные способы отвадить навязчивую дамочку…

Большой поклонник прекрасных дам, женатый четвертым браком на своей второй супруге, Илья Цыпкин пригласил в ресторан бывших одноклассниц Надежду Лебедеву и Аллу Тимофееву. Во время ужина кто-то позвонил ему на телефон, он ненадолго вышел и… пропал. Обиженные подружки еле наскребли денег, чтобы расплатиться за богатое угощение, и страшно обиделись на Люську – так они еще со времен школы звали Илью, с которым были, что называется, не разлей вода. Однако когда на следующее утро Надежде позвонила взволнованная жена Ильи и сообщила об исчезновении Цыпкина, детектив-любитель поняла: случилось нечто серьезное. С трудом убедив Аллу помочь бывшему однокласснику, Надежда вновь втянула подругу в опасное расследование…

Книга также выходила под названием «Две дамы на гвинейской диете».

Любительница криминальных историй Надежда Лебедева расследует череду загадочных убийств и самоубийств Жертвы — красавица-фотомодель, крупный бизнесмен, популярная телеведущая, известнейший тележурналист На первый взгляд, эти случаи ничто не объединяет — кроме исполнителей, странных людей, погибающих вместе со своими жертвами Надежда Лебедева вычисляет алгоритм, по которому отбираются камикадзе, но даже ее изощренной фантазии трудно разгадать невероятный мотив убийств.

Закон подлости гласит: если с вами может приключиться какая-нибудь неприятность, то она обязательно произойдет. Все так и получилось с Милой, менеджером маленькой фирмы, которой директор доверил кейс с кучей денег. Естественно, этот кейс у нее украли, а вдобавок прямо на ее глазах убили подругу. В этой ситуации помочь может только любительница разгадывать криминальные загадки Надежда Лебедева. Не знали коварные злоумышленники, что с этой храброй и умной женщиной не так-то просто тягаться. И теперь вступает в силу закон джунглей – кто кого.

Надежда Лебедева не хотела идти на корпоративную вечеринку вместе с мужем – но Сан Саныч очень просил. И вот теперь приходится терпеть глупые разговоры-сплетни Сашиных коллег и неудобный выходной костюм. В довершение всего Надежде «посчастливилось» обнаружить в зимнем саду за рестораном труп симпатичной блондинки в красном платье. Но на этом неприятности не закончились, «неугомонная покойница» начала преследовать Лебедеву – сначала блондинка была на скамейке в саду, затем ее же тело Надя нашла в женском туалете, а впоследствии – в огромном холодильнике на кухне ресторана. Но самое печальное: Надежде никто не верит, и, кроме нее, незнакомку в красном никто не видел…

В Петербурге объявился маньяк, убивающий женщин в день их рождения и оставляющий на телах несчастных алые розы Все это было бы даже несколько романтично, если бы не странные обстоятельства женщины были возраста отнюдь не юного и обладали склочным характером.

Оперативник Сергей Гусев и его соседка, знаменитый сыщик-любитель Надежда Лебедева, самостоятельно выходят на след настоящего убийцы. Но «маньяк с розой» тоже не дремлет и начинает охотиться за ними…

В ней погибла Сара Бернар. Или Софи Лорен. Нет, похоже, что Людмила Гурченко. Кто-то, одним словом, точно погиб в тот день, когда Лола оставила большую сцену и стала помогать Лене Маркизу, этому королю жуликов, в честном отъеме денег у населения. Но разве этот неблагодарный способен оценить ее талант? Вот и в этом деле Лола была Жанной д’Арк, Гамлетом, бабой- ягой и старухой-процентщицей одновременно, но где, спрашивается, хоть один цветочек в финале?..

Жизнь Марины неожиданно изменилась. Еще вчера мужчины ее не замечали, а сегодня сразу двое добиваются ее внимания: славный безобидный переводчик Алик и преуспевающий молодой политик Максим. Кажется, Алик ей нравится больше, но почему он так странно себя ведет? Почему вокруг него один за другим гибнут люди?

Не ожидает ли такая судьба саму Марину? Эту сложную криминальную загадку может решить только детектив-любитель Надежда Лебедева.

Популярные книги в жанре Иронический детектив

Есть извечная тема комиксов – “Двое людей на пустынном острове. Один говорит...”. И затем следует серия более-менее смешных сценок с участием одного из персонажей. Ситуация может быть забавной хотя бы потому, что наличествуют два человека. Но что было бы, если б на том пустынном острове оказался только один?

Джим Килбрайд был один на пустынном острове, самом большом в группе из четырех островов, расположенных посреди Тихого океана южнее основных мореходных путей. В милю шириной и полторы длиной, практически голый, песчаный остров омывался высоким океанским приливом, и лишь на двух пригорках в центре росли низенькие деревья и темно-зеленые кустарники. На восточной стороне имелась миниатюрная естественная бухта – бассейн, наполовину окруженный песком, а наполовину водой. Между островами с хриплыми криками сновали немногочисленные птицы. Их голоса да еще шепот прибоя были единственными звуками в этом безмолвном мире.

— Будь я помоложе, сам бы все сделал, — сказал Джон Харпер. — Но с возрастом человек утрачивает ловкость. Тем и плоха старость, что приходится переквалифицироваться в организатора и возлагать ответственность за исполнение на других.

Касл промолчал.

— Будь я помоложе, — снова завел свое Харпер, — убил бы их своими руками. Зарядил бы револьвер и вышел на охоту. Выследил бы их всех по очереди и пристрелил. И Бэрона, и Милейни, и Холландера, и Росса. Всех поубивал бы. — Старик разомкнул губы и усмехнулся. — Должно быть, я сейчас выгляжу странновато. Джон Харпер, жаждущий крови. Президент банка, бывший президент двух клубов и торговой палаты, самый видный из арлингтонских горожан, и вдруг хочет кого-то убить. Ну, да вы знаете, Касл, успех расслабляет. Истончает кишки, ломает хребет, связывает руки. Вы и понятия не имеете, какой это искусный хирург — успех.

Издателя звали Уоррен Джукс. Высокий, с резкими чертами лица, длинными пальцами. На висках уже пробивалась седина. Как обычно, он сидел за столом в модном костюме-тройке. Как обычно, Треватен казался рядом с ним оборванцем, этаким медведем, только что вылезшим из берлоги.

– Присаживайся, Джим, – заулыбался Джукс. – Всегда рад тебя видеть. Только не говори, что принес еще один рассказ. Не перестаю тебе удивляться. Ты печешь их, словно горячие пирожки. И где ты только берешь идеи? Впрочем, ты, наверное, уже устал отвечать на этот вопрос.

– Итак, – начал Лебнер, – вы по-прежнему видите этот сон.

– Каждую ночь.

– И всегда одно и то же? Может, вы еще раз перескажите мне ваш сон.

– О, Господи, – выдохнул Хэкетт. – Сон тот же самый. Мне звонят, говорят, что я должен ехать на машине в Кливленд, я еду, потом возвращаюсь. Конец сна. Какой смысл в том, что, приходя к вам, я всякий раз повторяю одно и то же? Или вы сразу забываете мой сон?

– Любопытная мысль, – отметил Лебнер. – Почему вы предположили, что я забываю ваш сон?

У Стефани Плам исчез дядя, и бабуля Мазур считает, что его похитили инопланетяне. Дело приняло серьезный оборот, когда Стефани обнаружила в

столе дядюшки фотографии расчлененных тел. Тем временем, ей нужно притащить не явившегося в суд карлика Рэнди Бриггса.

Министр девственный простак в политике, отец четырнадцати детей

Маргаретажена Министра и моя младшая сестра

Беата Юлленстедт престарелая вдова Нобелевского лауреата по литературе

Барбру Бюлиндучительница в серых и бежевых тонах, племянница Беаты

Магнусгубернатор, долговязый и тощий субъект

Сигнеего пухлая жена

КристерХаммарстрем профессор медицины и главный врач клиники

Если бы Консепсьон продолжала меня любить, я стал бы, возможно, великим тореро. Но она вышла замуж за Луиса, и, когда в церкви Санта Анна я услышал слова падре о том, что они соединяются навечно, мое сердце и мои желания умерли. Новильеро[1], цыган Эстебан Рохиллья (это мое имя), о котором в статьях, посвященных корриде, можно было прочесть только лестные отзывы и предсказания великой карьеры, стал обыкновенным человеком, убивающим быков, чтобы заработать себе на жизнь. Публика это заметила, и очень быстро мною перестали интересоваться. Обо мне говорили все, что угодно: что я болен, пью, ленив, лишен самолюбия. И никто не догадывался, что я был попросту несчастен. Меньше всех, конечно, об этом думали Консепсьон и Луис. Я так и не был принят в матадоры и долго довольствовался второстепенной ролью бандерильеро. Затем, когда Луис стал известным матадором, он предложил мне стать "доверенным помощником", и я согласился, ведь это хоть немного приближало меня к Консепсьон.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Повести, рассказы, документальные материалы, посвященные морю и морякам.

Четьи-Минеи - сборники, в которых жития святых расположены по календарному принципу в соответствии с днями празднований. Первые русские четьи-минеи были составлены под редакцией московского митрополита Св. Макария (1428-1563). Следующее, более известное составление принадлежит ростовскому митрополиту Св. Димитрию (1651-1709).

Книга представляет собой краткий очерк эстетических учений средневековья. Рассматриваются эстетические теории видных средневековых богословов: Альберта Великого, Фомы Аквинского, Бонавентуры, Дунса Скота, Уильяма Оккама, а также философско-богословских школ: Шартрской, Сен-Викторской.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, которым интересна средневековая эстетика и тема вечной красоты.

Что нужно человеку продающему газеты? Не много. Смелость, хитрость, способность разговаривать и находить подход к людям.

Наверно поэтому Войс выбрал эту работу. Он работал с семи лет и был нехилым работником. Почти половину прибыли газеты были его заслугой. Внешность имела не последнее место.

Родители Войса — люди специфические. Все дети этой четы были раскинуты по всему городу. Только вот почему-то Войса они оставили при себе.

Многих пугал Войс. Начиная с внешности и заканчивая характером. Все говорили: «Игра природы». Совсем не похожий на своих родителей и совсем отдален от братьев и сестер. Беловолосый, как говорил сам Войс платиновый блондин, с смуглой кожей и неестественно большими голубыми глазами.