Страшилище

Пойманный, как в ловушку, в искривление времени, урфаль начал судорожно искать среди бесчисленного множества своих обличий такое, какое наилучшим образом соответствовало бы изменившимся условиям, потом перестроил свои инерционные структуры и, войдя в обычное пространство, обнаружил, что находится в какой-то планетной системе, неподалеку от одной из ее планет. Будь они прокляты, эти искривления времени! Путешествуешь себе спокойно, и вдруг… Ловушка. Ты летишь кувырком. И попадаешь неизвестно куда.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Рассказ из антологии «Лучшее юмористическое фэнтези».

С позиций классической военной науки автор анализирует ход сражения у Стеклянного Шкафа между войсками Мышиного короля и кукольной армией Дроссельмейера. Опираясь на произведение Гофмана, автор анализирует действия пехоты, кавалерии и артиллерии в этом сражении.

Постоянный рост земного населения, нехватка энергоресурсов и продуктов питания привели ученых к мысли генетического уменьшения всех людей. Теперь каждое следующее поколение становится на 10 % меньше предыдущего.

© Ank

Илья ВАРШАВСКИЙ

Назидание для писателей-фантастов всех времен и народов, от начинающих до маститых включительно

Юмореска

Трудно перечислить все богатство тем современной фантастики. Тут и разумные растения, и разговаривающие животные, и многое другое, что хорошо известно психиатрам, изучающим тяжелые формы заболевания паранойей.

Количество поклонников научно-фантастической литературы неуклонно растет. Наряду с футбольными болельщиками они представляют собой интеллектуальный цвет населения нашей планеты.

Чейт берется в двухнедельный срок построить на Эмерслейке корпус под дипломатическое представительство Галактической Лиги. Архитектурный проект будущего здания был оставлен на усмотрение Чейта. Что бы не демонстрировали эмерслейкерам подрядчики из администрации Сената Галактической Лиги, эмерслейкеры всякий раз мягко, но настойчиво, говорили «нет», и не понятно было, что именно им не по душе. На чевертый день своего пребывания на Эмерслейке, Чейт предъявил свой проект посольского здания, который был немедленно утвержден. Все бы хорошо, но после строительства посольства, Чейт оказывался не с прибылью, а полным банкротом! Кто-кто, а Чейт никогда не может остаться банкротом! Он находит удивительное решение проблемы, с выгодой не только для себя, а и для эмерслейкеров.

— Ишь, светило-то нынче рано как выдрыхлось. Знать, попаримся!

Такими словами встретил очередное утро дворник Иван Трясогузкин. Сказав сие, он, принялся за дело и с полчаса исправно работал. Наконец, когда куча, в которую он сметал мусор, оказалась похожей контурами на медвежью берлогу, дядя Ваня решил отдохнуть. Только он собрался распечатать пачку папирос, как раздался непонятный гул, затем в небе что-то ослепительно блеснуло, и очень странный, подозрительный даже, предмет, здорово смахивающий на общепитовскую тарелку, начал опускаться в каких-нибудь десяти метрах от Трясогузкина.

— Пятьдесят тысяч, — благоговейно прошептал Дасти Квен, держа за самые уголки узкий листочек велюровой бумаги — только что полученный чек.

— Еще раз повтори, — попросил Лэнс Пайво.

— Пятьдесят тысяч, — сказал Дасти.

— Век бы слушал, — Лэнс закрыл глаза, млея от удовольствия. — Не цифра, а просто музыка какая-то…

— Конечно, сто тысяч звучало бы гораздо музыкальнее, — пробормотал Дасти, бережно складывая чек и убирая его в карман пилотской куртки. — Но и пятьдесят звучит просто потрясающе…

Регм-6SF был вне себя. Вместо столь желанного (да и обещанного) отпуска на Ваганские астероиды дегенерал послал его во внеочередной патраул на задворки метагалактики. Да еще на этой мерзкой развалюхе, годной не для патраула, а разве что для охоты на зайканчиков где-нибудь посередь прерарий.

Даже двигатели этой убоины были не фазопримными, а бифотронными!

— Ксилион чертедьял! — выругался Регм. — И все потому, что я прозевал искажение курса цивилизации на Фрю-тройной.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дом, в котором жил мистер Джосуа- Томас-Альба Токсон, заслуженный ректор знаменитой гарвардской коллегии и изобретатель, известный во всей С.Америке, – стране, где кажется, нет недостатка в изобретателях, – значился под №37-bis на Штат-Стрит, самой лучшей улице Чикаго.

Дом этот принадлежал к одному из тех гигантских строений, которыми так гордятся, и не без основания, заокеанские англосаксы.

Никакое зрелище не может сравниться с тем, что представляется взорам европейца, впервые высаживающегося на берегах Мичигана, при виде двадцати- и тридцатиэтажных зданий, воздвигнутых в сердце Чикаго из камня и железа, с их бесчисленными окнами, выходящими на все четыре стороны света, с их башенками и куполами, освещенными электрическим светом. Двадцати подъемных машин едва будет достаточно для обитателей этого маленького мирка. Три-четыре инженера заведуют многочисленными машинами, доставляющими во все апартаменты воду, тепло, воздух, свет. На самом верху, на платформе, вы видите залы для концертов, театр, рестораны, кафе, где вы можете выпить, среди пальм и других тропических растений, один из тех прохладительных напитков из льда и алкоголя, которые с таким искусством готовят янки.

Наступила весна. На сверкающем небе солнце склонялось. Его косые лучи, проглядывая сквозь зеленеющий купол дубов-великанов и огромных буков, оживляли все. Сероватые и коричневые стволы деревьев искрятся.

Мхи и папоротники блестят и переливаются розовыми и голубыми тонами, благодаря покрывающей их массе всевозможных цветов.

Воздух наполнен благоуханием фиалок. В переплетающейся листве чирикают птицы. Кусты трещат. Четвероногие, пробираясь сквозь чащу, вдыхают спустившуюся свежесть.

Все началось с того, что Фарлоу приснился сон, очень яркий и реалистичный. Он выбрался из моря на песчаный пляж; берег был ему неведом. Проснувшись, он осознал, что его пижама мокрая, а на ногах остался песок…С каждым сном Фарлоу открывались все новые детали мира, в который он попадал: сначала он стал различать абрис неземной красоты города Эмильона, а потом – всадников, спешащих к нему с совершенно определенной целью. Фарлоу опасался, что янычары из Эмильона убьют его…

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение. Оставлены только полные статьи.